МИРОВОЙ ВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС



Образованию мирового хозяйства предшествовало длительное развитие производительных сил (факторов производства), которое вело к разделению труда и созданию экономических связей. Совершенствование производительных сил происходило в определенных социальных формах их организации. Производительные силы и социальная структура их организации находятся в неразрывном взаимодействии, оказывая влияние друг на друга. На них влияли многочисленные факторы внутреннего и внешнего порядка, географическая среда, что предопределило нелинейный характер развития при общей тенденции к повышению уровня производительных сил.

История человеческого общества и производительных сил характеризовалась созданием в разных районах планеты устойчивых многовековых социально-экономических образований с особым политическим управлением, культурой, общественной психологией, характерными чертами поддержания внешних связей.

2.1. Предыстория мирового хозяйства

Многовековая предыстория мирового хозяйства отмечена возникновением и распадом древних локальных хозяйственных систем долин рек Нила, Тигра, Ефрата, Ганга, Хуанхе и более поздних — на территории Греции, Италии, Латинской Америки. Главными отраслями производства в этих централизованных хозяйственных системах были земледелие и скотоводство. Там были известны добыча цветных руд, выплавка металлов, изготовление орудий труда и оружия, тканей, строительство судов.

Экономические зоны были связаны между собой крайне ограниченно, их разделяли промежуточные пространства.
Непосредственное соседство кочевых и земледельческих обществ неоднократно заканчивалось вторжениями и завоеваниями кочевыми и полукочевыми племенами земледельческих обществ, что приводило к упадку экономических структур, разрушению социальных связей, политических систем.
Нередко судьба древних хозяйственных систем почти всецело определялась действием внутренних факторов экономического и военно-политического характера.
Азиатский способ производства. Существование мощных хозяйственных систем обеспечивалось тем, что центр власти занимал положение распорядителя всех ресурсов. Государю принадлежали основные земли и ирригационные системы, что составляло основу государственной собственности. Используя внеэкономическое принуждение, государство обеспечивало строительство основных общенациональных и региональных хозяйственных и ритуальных объектов. Важным физически обусловленным способом использования почвы было орошение.

Создавать и поддерживать сложные ирригационные системы можно было лишь коллективным трудом больших масс населения, организуемых государственным аппаратом. Государство обеспечивало безопасность территории от внешних сил и содержало мощные вооруженные формирования. Оно осуществляло также военно-присваивающие формы активности.
В древних хозяйственных системах, за исключением Китая, доминирующее положение занимали царские и храмовые хозяйства, а также должностные и личные хозяйства, полученные по наследству. Должностные хозяйства были в распоряжении региональных управителей и иных сановников и считались платой за должность. Все крупные хозяйства были однотипны и схожи с императорскими и храмовыми.

Преобладал принцип пожизненного пользования землей. Он приводил к тому, что правящий слой менялся нередко в течение жизни одного поколения, и семейные кланы не успевали укореняться, а процесс накопления на частном уровне прерывался
В ряде древних образований, особенно в Индии, прочное место занимала община, когда земля обрабатывалась коллективно и каждый общинник получал свою долю из урожая. В ее рамках осуществлялось соединение земледелия и ремесла, причем разделение ремесленного и земледельческого труда в основном происходило между членами общины. Одна часть общинников занималась только земледелием, другая — только ремесленным производством. Ремесленники получали определенную долю урожая и обеспечивали в свою очередь общину всеми необходимыми предметами своего производства. Такая организация труда порождала прочные внутренние связи в общине, создавала устойчивость и независимость ее от внешнего мира.

Восточная община препятствовала разделению труда между городом и деревней и развитию товарно-денежных отношений.
Государство в большинстве случаев было верховным собственником земли. Отношения с необщинниками и общинниками строились на личной и хозяйственной зависимости, продиктованной необходимостью получить для непосредственного производителя доступ к основному средству производства — земле, которая была ограниченным ресурсом. В этих условиях незакрепленность крестьянина была равносильна исключению человека из системы воспроизводства.

Были исключения. В частности, в Китае при сословной системе существовала значительная степень социальной мобильности, отсутствовали сословные ограничения на землевладение.
Чиновники, военно-служилая знать сосредотачивалась в городах, которые полностью зависели от государства. Ремесленное производство было в основном подчинено обслуживанию императорских, царских дворов, знати, армии. Рынок в таких городах был ограничен потребностями и вкусами двора и знати, поэтому развитие ремесленного производства совершенствовалось крайне медленно; как в земледелии, так и в ремесле государство изымало производимую продукцию не через обмен, а фактически через отчуждение готовых изделий в форме ренты-налога.
Главенство системы изъятия не везде было одинаковым. Жестко регламентированная система изъятия действовала в Индии и Китае. Поземельный налог, частично в денежной форме, составлял основу отношений государства, частного и общинного землевладения. Частное землевладение, ремесленничество были заинтересованы в конечном итоге именно в сильной власти.

Только она могла обеспечить им какие-то гарантированные возможности для существования.
Рента крупных землевладельцев часто принимала товарную форму и шла на снабжение городского населения. Обмен между городом и деревней активно практиковался в Османской империи Иране. Значительную роль играл торгово-ростовщический капитал. Широкое распространение товарно-денежных отношений не вносило системообразующего фактора в функционирование хозяйств, а приводило к переплетению и сращиванию натурального и товарно-денежного начал при господствующем положении первого. Торгово-ростовщический капитал вкладывался не в ремесленное производство, а в землю.

Противостояние натурального и товарного укладов не проявлялось явно, на него накладывалось противостояние государственного (рента, налог) и частновладельческого (аренда) бремени. Аренда земли не носила предпринимательского характера, отношения договора модифицировались многочисленными формами личной зависимости.
Биполярность социально-экономической системы обусловливала повышенную самостоятельность государства. Город был встроен в общую систему и не имел особого статуса. Полная зависимость города от государства, жесткая регламентация трудовой деятельности населения ограничивали накопление торгового капитала и промышленно-предпринимательскую деятельность. Поэтому развитие торгово-ростовщического капитала и связанных с ним структур, наличие свободной рабочей силы не соединялись в единый хозяйственный механизм.

Они ограничивались двуединой системой. Развитие товарно-денежных отношений могло осуществляться на базе частной собственности, что означало ослабление централизующей роли государства и появление феодальной раздробленности. Это в свою очередь вело к подрыву в стране порядка и других условий, необходимых для нормального развития товарно-денежных отношений.
Преобладание натурального уклада поддерживалось и укреплялось не только государством, но и комплексом идеологии, третировавшей предпринимательство как недостойное занятие. В ряде стран с пренебрежением относились к торгово-ремесленному занятию. В Индии ремесленники входили в разряд низших каст.

Отсутствие покровительства со стороны центральной власти не способствовало росту ремесленного производства.
Развитие производительных сил ограничивалось недостаточным производством продовольствия, что жестко лимитировало занятость рHбочей силы и приводило к неэквивалентности обмена между ремеслом и сельским хозяйством в пользу последнего. В результате отрасли ремесленного производства не имели достаточно накоплений и влачили жалкое существование. Из века в век производились однотипные орудия труда. В конечном итоге несельскохозяйственные отрасли мало предъявляли спрос на орудия труда при отсутствии или слабой заинтересованности в новых орудиях, экономящих труд, прежде всего из-за бедности заказчиков.

Избыток рабочих рук, соотношение живого и овеществленного труда, живого труда и земли в определенной мере предопределяли заниженную роль человека в системе производительных сил.
Социально-экономическое развитие в восточных обществах оказывалось неспособным выйти за рамки таких условий. Развитие частной собственности, феодализма приводило к ослаблению централизованных государств, их дроблению и крушению под ударами варваров. Затем начинался процесс их консолидации в другой форме, что приводило к повторяемости общественного развития, затрудняло самостоятельное обновление восточных стран.



Содержание  Назад  Вперед