Сопоставление уровней производительности труда в промышленности


От главных стран Западной Европы и Японии мы отстаем по народно-хозяйственной производительности труда примерно в 3,5 раза.
В течение ряда лет в Институте Европы РАН проводились весьма детальные, а главное, прямые двусторонние сопоставления уровней производительности труда в промышленности России, США, Германии, Франции и Великобритании за 1992 и 1998 гг. Результаты этих сопоставлений приведены в табл. 30.
В результате спада производства в России в 1998 г. соотношение ее уровней производительности труда в промышленности и соответствующих уровней главных капиталистических стран заметно ухудшилось. Лишь после 1999 г. начался процесс улучшения этих соотношений. За 1998—2003 гг. производительность труда в промышленности Российской Федерации увеличилась практически более чем на треть.

Таблица 30
Сопоставление уровней производительности труда в промышленности России, США, Германии, Франции и Великобритании за 1992 и 1998 гг. (в %)

Уровень производительности
1992
1998
труда


России к США
16,8
12,0
России к Германии
26,3
18,0
России к Франции
21,0
16,0
России к Великобритании
31,0
23,0


Источник: Вопросы экономики. 1999. № 8. С. 119, 123.

Такова статистика, чисто количественная характеристика места России в мировой экономике в конце XX — начале XXI в. Она, естественно, не включает анализа качественных сторон состояния российской экономики и общества. Последнее представляет собой особую проблему, которая рассматривается нами лишь в аспекте сравнения этого состояния с основными ведущими тенденциями в мировой экономике.
После финансового дефолта, случившегося в августе 1998 г., и резкой девальвации рубля в России начался рост производства. Этот рост связан, несомненно, с исчерпанием, так сказать, ресурса долговременного падения производства в России, которое фактически, как уже говорилось, продолжалось примерно 20 лет — с конца 70-х — начала 80-х годов XX в. Когда говорят, что падение производства началось в России в 1992 г., с началом рыночных реформ и трансформацией всей российской экономики по схеме МВФ, — это абсолютная неправда. Даже по официальным советским данным, ВВП СССР в 1990 г. сократился на 2,3%, ВВП России в 1991 г. — на 5%1.
1 См.: Народное хозяйство СССР в 1990 г. М., 1991. С. 7; Российский статистический ежегодник. М., 1997.

С. 61.
Начавшийся в 1999 г. рост производства в России является результатом действия трех причин: 1) сокращения импорта подорожавших иностранных товаров, вызвавшего импортозамещающий рост отечественного производства (прежде всего

в пищевой промышленности); 2) повышения мировых цен на нефть и газ, давшего дополнительную экспортную выручку; 3) скрытой денежной эмиссии, временно стимулировавшей спрос.
Конечно, рост производства — это принципиально важный вопрос. Но возникает другой вопрос: а производство, собственно, какой продукции стало расти? Достаточно ли современна, конкурентоспособна эта продукция, удовлетворяет ли ее качество и новизна высоким современным требованиям мирового рынка?

К сожалению, приходится признать, что экономический рост носит экстенсивный характер и идет прежде всего за счет традиционной, обычной, неконкурентоспособной продукции, спрос на которую заметно возрос внутри страны вследствие резкого сокращения импорта после девальвации рубля. Россия почти не производит современной электронной техники потребительского назначения, ее автомобили не выдерживают сравнения с западными, а экспорт военной техники сократился.
В отличие от новых индустриальных стран (Южная Корея, Тайвань, Сингапур) и таких крупных развивающихся стран, как Бразилия, Индия или Китай, Россия пока не сумела пробиться на широкий мировой рынок и завоевать собственные надежные ниши на нем по поставкам не сырьевой, а готовой промышленной и сельскохозяйственной продукции (о высокотехнологичной продукции, за исключением военной, речь не идет).
Не менее серьезной проблемой является фактическое прекращение после 1998 г. начатых в 1992 г. рыночных реформ, в ходе которых хотя и было допущено много ошибок, но движение в сторону развития рыночных отношений, предпринимательства, конкуренции и вхождения в мировую экономику в общем было правильным. В отдельные годы в 1999—2003 гг., похоже, терялось даже само направление этих реформ. В течение многих лет начиная с 1992 г. парламент в своем противостоянии президентской власти сознательно тормозил формирование рыночных отношений, напрямую мешал проведению реформ, активно вел работу по дискредитации и реформаторов, и президента. После ухода Черномырдина и Кириенко в 1998 г. — последних руководителей послегайдаровского про


цесса реформ, отнюдь уже не радикальных, а скорее весьма замедленных и противоречивых, наступил почти период застоя, перегруппировки сил в заданном ранее направлении реформирования, продолжавшийся почти полтора года. Однако именно в этот период обнаружились серьезные признаки исчерпания доверия у части населения к коммунистической программе, к " социалистическим ценностям".
В связи с этим встал вопрос о государственном стимулировании подъема российской экономики, повышении ее эффективности и реструктуризации с помощью современной промышленной политики и политики в отношении предприятий и ускорения НТП. Идея тотального ухода государства из экономики на практике никогда не возникала. Речь не идет и о вхождении сильного государства во все поры нашей экономической жизни, как это было в советские времена. Речь идет о нормальном и объективно обусловленном регулировании хозяйственных процессов в стране, стимулировании их эффективности, предпринимательской активности, наконец, конкурентоспособности, государственном стимулировании самого хода реформ. Все это имеет место в странах со зрелой рыночной экономикой, формирование которой без государственной поддержки невозможно.

В еще большей степени это имеет место сегодня в странах ЦВЕ, ставших полноправными членами ЕС.
В качестве важной причины большинства неудач в сфере российской экономики и ее реформирования следует назвать слабость институтов власти, отсутствие необходимой политической воли к формированию истинно эффективной рыночной экономики и демократического строя. Недостаточный профессионализм, неграмотность и неопределенность в принятии решений, бездеятельность, а порой и прямой саботаж в их исполнении на разных уровнях государственной власти, слияние последней с финансовой и частнопредпринимательской сферой — все это обычное дело в системе нынешнего управления в России и не может не сказаться самым негативным образом на характере развития российской экономики.
Однако главной причиной неудач, о которых идет речь, является неясность, неопределенность общественного сознания в нашей стране, то, что на Западе часто называют "российской ментальной инвалидностью". Последняя порождена тем, что

общество не полностью отошло от прежнего, советского идеологизированного мышления, не подвело черту под своим коммунистическим прошлым в виде общественного суда над преступлениями большевиков, раскаяния или покаяния за допущенные беззакония и трагедии в течение советского периода российской истории. Такое положение принципиально отличает Россию, например, от Германии, где перестройка общественного сознания была проведена еще при Аденауэре, и сегодня немецкая нация предстает перед всем миром вполне обновленной, современной, органически вписанной в процесс мировой цивилизации, заслуживающей международного доверия. Поэтому прогнозировать экономическое развитие Германии значительно легче, чем экономическое развитие России.
Впереди у России и ее экономики еще много трудностей, смут и неясностей. Наиболее опасные из них могут быть связаны с обострением социального недовольства, а также с территориальными проблемами.
События на Северном Кавказе, террористические акты в ряде городов страны, похоже, создают базу для долговременной тенденции к сохранению серьезной социальной напряженности в стране, что, несомненно, будет отражаться на экономическом росте. Поэтому развитие российской экономики будет опираться не только на рост импортозамещающих производств, но и на увеличение военных расходов на силовые и правоохранительные структуры страны.
Другой сдерживающий фактор экономического роста в России — ее государственный внешний долг, составляющий в настоящее время порядка 130 млрд долл. В течение ближайших 10 лет ежегодные выплаты только на погашение долгов международным финансовым организациям и процентные выплаты инвесторам, купившим российские еврооблигации, составят от 3,5 до 5,0 млрд долл.
Трудности страны, связанные с погашением внешнего долга, еще более обостряются по причине массового оттока капиталов из России. Ежегодно из страны вывозится до 14 млрд долл., что обусловлено недостаточной стабильностью внутриполитической и социально-экономической жизни в стране, прекращением рыночных реформ, неясностью отношений между государством и бизнесом, слабостью финансово-банковской сие

темы, разгулом криминалитета, отсутствием необходимого таможенного и валютного контроля, т.



Содержание  Назад  Вперед