Результаты экономического роста развивающихся государств


Результаты экономического роста развивающихся государств неоднозначны и весьма противоречивы. В 50—80-х годах несколько десятков развивающихся стран, где было сосредоточено не менее 2/3-3/4 населения и ВВП периферийной зоны мирового капиталистического хозяйства, преодолевая немалые
проблемы и сложности, сумели добиться существенных, хотя и не вполне устойчивых успехов в экономическом развитии.
Проведение ряда реформ и преобразований, мобилизация собственных ресурсов, широкое использование капитала, опыта и технологий развитых государств — все это привело к тому, что процесс относительно быстрой модернизации охватил не только маленьких и средних "тигров" (Сингапур, Гонконг, Тайвань, Южная Корея, Малайзия, Таиланд, Турция и др.), но и таких гигантов, как КНР, Индия и Индонезия, которые заметно активизировались в 70—90-е годы.
В результате значительно ускорилась экономическая динамика третьего мира: если в 1900—1938 гг. душевой ВВП в периферийных странах возрастал в среднем ежегодно на 0,4—0,6%, то в 1950—1993 гг. — уже на 2,6—2,7%. Конечно, не во всех слаборазвитых государствах экономическая результативность
была столь впечатляющей. Но средневзвешенный показатель по "третьему миру" более чем вдвое превысил соответствующий параметр для стран Запада эпохи промышленного переворота и в целом соответствовал послевоенным показателям душевого роста ВВП в капиталистических центрах. При этом некоторые показатели, характеризующие нестабильность, несба-
лансированность и диспропорциональность развития, в быстро модернизирующихся странах " третьего мира" оказались в сред

нем не выше уровня капиталистических государств на этапе их " промышленного рывка" в послевоенный период.
Крупным достижением развивающихся стран является существенное увеличение нормы капиталовложений — с 6—8% ВВП в 1900-1938 гг. до 21—23% за 1950-1993 гг. Это произошло главным образом за счет внутренних — как частных, так и государственных — источников финансирования, тогда как доля иностранного капитала составила в среднем не более 10—15%. Последний показатель был не выше, чем в странах "второй волны" капиталистической модернизации (Северная и Южная Европа, Канада, Австралия, Япония), осуществлявших индустриализацию в конце XIX — первой трети XX в.
В 80-х годах общий фонд развития периферийных государств, включающий обычные капиталовложения, а также текущие расходы на образование, здравоохранение и НИОКР, достиг в среднем 28—30% ВВП. В 1950—1990 гг. в структуре национального богатства рассматриваемых здесь крупных развивающихся стран доля основного капитала возросла примерно вдвое (с 15 до 31%), а человеческого невещественного капитала — втрое (с 3 до 9%).
В странах "третьего мира" удвоился вклад интенсивных составляющих экономического роста: если в 1900—1938 гг. за счет этих факторов обеспечивалось 16—18% прироста ВВП, то в 1950—1993 гг. — примерно 32—34%. Имеющиеся оценки показывают, что на этапе современного экономического роста в крупных развивающихся странах 20—24% прироста их ВВП обусловлено повышением качества труда и основного капитала (на первый компонент приходится от 1/6 до 1/5) и примерно 10—12% — передислокацией основных учтенных ресурсов из отраслей с низкой в отрасли с более высокой эффективностью использования ресурсов.
Вопреки многим пессимистическим прогнозам развиваю-
щиеся страны достигли в целом существенного, хотя еще и неустойчивого прогресса в социально-культурной сфере. Так, в странах "третьего мира" доля населения, живущего за чертой бедности, сократилась с 45—50% в 1960 г. до 24—28% в 1990 г. Существенно повысился уровень грамотности взрослого
населения- с 14—15% в 1990г. до 28% в 1950г. и 69% в
1993 г., а среднее число лет обучения — с 1,6 до 5,8 (в расчет

приняты крупные развивающиеся страны). В странах Востока и Юга показатель средней продолжительности жизни в 1800— 1913 гг. не превышал 26—28 лет, но за 1950—1993 гг. он вырос почти вдвое: с 35 до 64—66 лет.
Подтягивание ряда крупных развивающихся стран по некоторым важнейшим показателям развития человеческого фактора к уровню ведущих капиталистических государств происходило в основном в послевоенный период, и, пожалуй, быстрее, чем по собственно экономическим параметрам. В 1800—

1913 гг. страны Запада и Япония по темпам изменения индекса развития обгоняли страны Востока и Юга в 2,5—3 раза, в 1913—1950 гг. — примерно в 1,5—2 раза, а в послевоенный период крупные периферийные государства в 1,5—2 раза
опережали по темпам изменения индекса развития ведущие
капиталистические страны. В результате разрыв в уровнях социально-экономического прогресса, измеренного с помощью
индекса развития, впервые стал заметно сокращаться: если в 1950 г. он составлял 1:4,5, то в 1993 г. — уже 1:2,8.
В последние годы развивающиеся страны осуществляют активную экспансию во внешней торговле. Согласно данным американской издательской фирмы "МакГроу-Хилл", с 1985 по 1996 г. рост экспорта из развивающихся стран составил 217%, в то время как мировой экспорт увеличился на 94%, а экспорт из промышленно развитых стран — на 70%. Некоторые из развивающихся стран стали гигантами внешней торговли. Бразилия, например, является крупным экспортером целлюлозно-бумажной продукции, самолетов, легкого вооружения, соевых бобов.

Индия — крупный поставщик на мировой рынок стали, химикатов, фармацевтической продукции, компьютерных программ.
Главным преимуществом развивающихся стран в конкурентной борьбе на мировом рынке является низкий уровень затрат на оплату труда.
Однако в 80-х — начале 90-х годов во многих латиноамериканских и африканских странах существенно замедлилась экономическая динамика. В результате число сравнительно быстро растущих развивающихся стран сократилось примерно с 50 в 60—70-х годах до 20. Но на эти страны по-прежнему приходится 50—60% населения и ВВП "третьего мира". Ряд крупных и средних стран (КНР, Индия, Индонезия, Турция,

Таиланд, Пакистан, азиатские НИС) провели эффективные
реформы хозяйственного механизма и, как уже отмечалось, активизировали свой экспортный потенциал. При этом как менее, так и более "удачливые" развивающиеся государства испытывали значительные экономические трудности, связан-
ные с внушительными размерами внешней задолженности,
оттоком и неравномерным распределением по странам иностранного капитала, нестабильностью экспортных цен, ухудшением экологической ситуации. В странах "третьего мира" насчитывается около 1,2 млрд человек, живущих ниже порога бедности (в том числе 500 млн в Азии и 300—370 млн в Тропической Африке), более 900 млн неграмотных. Сохраняются значительные социальные контрасты, а дифференциация
доходов и потребления в ряде периферийных стран продолжает углубляться.
В особенно бедственном положении оказался, за несколькими исключениями, регион Тропической Африки. Голод, нищета, болезни, этнические и межгосударственные конфликты, проявления геноцида — таков далеко не полный список человеческих трагедий, жертвами которых оказались десятки, а может быть, и сотни миллионов людей. Применительно к ним сами понятия "экономический рост", " наращивание человеческого капитала" теряют всякий смысл.

Мировое сообщество так или иначе столкнется с необходимостью решения острейших проблем жизнеобеспечения в этих странах. Таково одно из реальных противоречий современного мира.
Было бы, однако, неправильно не видеть и того, что в целом, несмотря на трудности, сбои и движения вспять, несколько десятков развивающихся стран сумели встать на рельсы современного экономического роста. Сделаны пока еще только первые шаги. Для создания более гибких, адаптивных социально-экономических систем необходимы рациональные действия государства по демонтажу неэффективных структур, адаптации традиционных и формированию современных институтов, приватизации и постепенной либерализации основных сфер народного хозяйства, а главное — по максимальному развитию разнообразных форм предпринимательства, раскрепощению созидательной инициативы людей. Привлечение транснациональных корпораций (ТНК), а следовательно, использование передового опыта, технологий и коммерческих связей стран

Запада должны органично сочетаться с максимальной мобилизацией внутренних резервов, уменьшением непроизводительных расходов, сокращением непрестижных и малоэффективных проектов, со значительно большей концентрацией ресурсов на развитии собственно человеческого фактора, инвестиции в который, как показывает исторический опыт более развитых, а также быстро развивающихся стран, намного эффективнее, чем обычные капиталовложения.
Итак, в результате генезиса исторически созданных производительных сил, их диверсификации и усложнения происходило сначала крайне медленное, противоречивое, затем более быстрое вызревание интенсивного типа воспроизводства,
характеризующегося — в тенденции — снижением ресурсоемкости экономики (не исключающей, впрочем, а предполагающей относительное расширение затрат нетрадиционных видов ресурсов), повышением роли социальных и духовных элементов производительных сил, а также существенным, хотя и далеко не равномерным ускорением темпов экономического развития.



Содержание  Назад  Вперед