Закон системной противо-непротиворечивости


Любой системе присуща подсистема противоречий-систем, т. е. подсистема отношений единства и «борьбы» противоположностей. Рассуждая аналогично, мы приходим к следующим, двойственным по отношению к предложениям 26 28, утверждениям.
Предложение 29. Любой системе присущи m отношений непротиворечия. Это утверждение также следует из симметричности, групповой природы любой системы и, стало быть, наличия в ней отношений непротиворечия, но уже между взаимонепротивоположными элементами системы. В случае групп системных преобразований и антипреобразований (см. табл.

3, 4) мы имеем системы соответственно с 56 и 702, а учитывая абелевый характер их с 28 и 351 отношениями непротиворечия между взаимонепротивоположными системными изменениями.
Предложение 30. Любое непротиворечие есть непротиворечие-система, и любое непротиворечие-система принадлежит хотя бы одной системе непротиворечий одного и того же рода.
Справедливость предложения 30, как и парного ему предложения 27, следует из справедливости закона системности. Содержательно смысл предложения 30 можно раскрыть на примере любого непротиворечия. Как и ранее, мы обратимся к табл. 4. В этом случае мы имеем 351 отношение непротиворечия, и каждое из них есть непротиворечие-система, потому что в любом из них можно выделить «первичные» элементы два взаимонепротивоположных антипреобразования (например, + Кл и +Кл, +Кл и +Кч и т.д.), отношение группового единства между ними; ограничивающий данное отношение закон F; результат этого отношения одно из нетождественных антипреобразований.

Наконец, согласно предложению 30, каждое непротиворечие-система действительно принадлежит системе из 351 непротиворечия.
Сопоставив предложения 29, 30, получим предложение 31.
Предложение 31. Закон системной непротиворечивости. Любой системе присуща подсистема непротиворечий-систем.

Это означает, что непротиворечивость столь же всеобща, как и ее противоположность противоречивость.
Суммирование предложений 26 28 с предложениями 29 31 позволяет подытожить системные представления о противоречивости и непротиворечивости систем следующим образом.
Предложение 32. Любой системе присущи n отношений противоречия и m отношений непротиворечия.
Предложение 33. Закон системной противо-непротиворечивости. Любой системе присущи подсистема противоречий-систем и подсистема непротиворечий-систем.
Из доказанных здесь восьми утверждений следуют удивительные по своей неожиданности предложения 34, 35.
Предложение 34. Любому противоречию-системе присущи подсистема противоречий-систем и подсистема непротиворечий-систем.
Предложение 35. Любому непротиворечию-системе присущи подсистема непротиворечий-систем и подсистема противоречий-систем.
Не следует думать, что в обоих предложениях говорится об одном и том же; в действительности в каждом из этих утверждений речь идет о разных системах и разных входящих в эти системы подсистемах. Несмотря на кажущуюся парадоксальность предложений 34, 35, они не парадоксальны: во-первых, обнаружения в отношении противоречия непротиворечия, а в отношении непротиворечия противоречия, раздвоения каждого из них на противоположности и получения пары «противоречие непротиворечие» требует не только ОТС, но и диалектическая логика.
Более того, из ОТС следует, что такая «разбивка» каждого из отношений и каждой пары на под-, под-под-, под-под-под... системы противоречий и непротиворечий может быть продолжена бесконечно. Во-вторых, укажем на пример реализации предложений 34, 35, что было бы невозможно при их логической противоречивости. Самым распространенным и фундаментальным подтверждением истинности предложения 34 является сама система, которая, согласно закону системной противо-непротиворечивости, всегда есть единство противоположностей подсистемы противоречия и подсистемы непротиворечия.

Примером реализации требований предложения 35 могут быть пары взаимодействующих объектов, одинаково относящихся друг к другу (подробнее об этом. см. параграф 14).
Наконец, следует сказать о философском значении законов системной противоречивости и непротиворечивости.

В экстенсивном (количественном) плане закон системной противоречивости предстает как закон, которому подчиняются любые объекты, поскольку признается, что любой объект есть объект-система и любой объект-система непременно обладает подсистемой противоречий.
В интенсивном (качественном) плане закон системной противоречивости из-за теоретико-групповых ограничений как будто выражает лишь отношения взаимной нейтрализации, равнодействия, противоположностей. Однако в рамках всей ОТС такое ограничение законами преобразования и развития систем снимается, что приводит не только к равнодействию и неравнодействию противоположностей, но и к возникновению, существованию, преобразованию, развитию всех противоречий системы, к преобразованию при некоторых условиях каждой противоположности в ее собственную противоположность, а в конечном счете к оборачиванию развития противоречий противоречиями развития. Именно из-за этих обстоятельств в формулировке предложения 28 указание лишь на равнодействие противоположностей опущено.
Предложение 28 является ОТС-экспликацией и факта подчинения систем философскому закону единства и «борьбы» противоположностей. Учитывая это, а также известную всеобщность и специфичность закона системной противоречивости, предложение 28 можно рассматривать как наиболее общую системную конкретизацию закона единства и «борьбы» противоположностей.
В связи со сказанным обращают на себя внимание три новых не только для ОТС, но, пожалуй, и для диалектики положения: 1) любое противоречие есть противоречие-система; 2) любое противоречие-система принадлежит хотя бы одной системе противоречий одного и того же рода; 3) даже противоречию-системе присуща подсистема непротиворечий, так что само противоречие есть диалектическое единство двух взаимопротивоположных подсистем непротиворечия и противоречия.
Применительно к конкретному противоречию следование первому положению требует от исследователя указания не только вида двух противоположностей, отношений единства и «борьбы» между ними, реализующих данное противоречие (как это делалось до сих пор), но и вида закона и результата таких отношений (что до сих пор не делалось). Несомненно, единство и «борьба» противоположностей в неживой, живой природе и обществе каждый раз «протекает» по своим специфическим законам и каждый.раз завершается своими результатами.
Следование второму положению требует от исследователя экспликации (с должным вниманием к ее полноте) хотя бы одной системы противоречий того рода, который присущ и данному противоречию; описания присущих этой системе разных пар противоположностей (множества «первичных» элементов), отношений единства и «борьбы» (множества отношений единства) и условий, ограничивающих эти отношения (множества законов композиции). Все это до сих пор также не проводилось.
Наконец, следование третьему положению требует от исследователя в сущности распространения действия закона системной противо-непротиворечивости на само противоречие и раскрытия в нем не только подсистемы противоречия (чем имплицитно ограничивались до сих пор), но и подсистемы непротиворечия (что не реализовывалось даже имплицитно).
Закон системной непротиворечивости требует признания наличия во всех без исключения системах и, стало быть, во всех без исключения вещах, явлениях, процессах природы, общества, мышления подсистем единства и различия, согласия и несогласия взаимонепротивоположных элементов. Как и раньше, оставаясь в рамках ОТС, можно утверждать о возникновении, существовании, преобразовании, развитии непротиворечий; о непротиворечии как непротиворечии-системе и его необходимой принадлежности хотя бы одной системе непротиворечий; о принадлежности даже непротиворечию-системе подсистемы противоречий, так что и непротиворечие предстает как диалектическое единство двух взаимопротивоположных подсистем подсистемы противоречия и подсистемы непротиворечия. В конечном счете это также приводит к развитию непротиворечий, оборачивающемуся непротиворечиями развития.
Несмотря на признание всеобщности отношений противоречия и непротиворечия и вытекающего отсюда требования строить воззрения на мир, учитывая и то и другое, тем не менее из-за внутренней противоречивости этих отношений мы должны признать, что каждое из них подчиняется закону единства и «борьбы» противоположностей, основному закону диалектики. Новые подтверждения сказанного приводятся далее.

14. ОТС и отношения взаимодействия, одностороннего действия и взаимонедействия

Уже исследование природы отношений единства «первичных» элементов, механизмов системных преобразований, взаимоотношений объектов-систем приводит к необходимости развития особого раздела ОТС учения о действиях. Далее мы конспективно изложим его основные положения [подробнее об этом см. 102].
При системном изучении природы действий двусторонних (2-действий), односторонних (1-действий) и нольсторонних (взаимонедействий, или 0-действий) было сделано следующее:
1. 2-, 1-, 0-действия представлены как 2-, 1-, 0-действия-системы.



Содержание  Назад  Вперед