Нейтральный характер изобретения


Таким образом, это предположение должно быть отвергнуто по двум убедительным мотивам. Поскольку я избрал определенный подход к рассмотрению проблемы динамики, поставив вопрос, какой темп прироста капитала будет соответствовать данным темпам роста остальных частей системы, самым простым представилось дать такое определение нейтрального потока изобретений, при котором темп прироста капитала равен порожденному им темпу прироста дохода. Если поток изобретений требует большего темпа прироста капитала, он приобретает свойство экономить труд и повышать капиталоемкость производства, и наоборот.

Норма процента должна быть принята постоянной, поскольку это более простое допущение, чем допущение о меняющейся норме процента.
4) Нейтральный характер изобретения обусловливается, согласно моему определению, тем, что происходит с коэффициентом капитала, когда процентная ставка остается постоянной. На языке статики это означает бесконечно эластичное предложение капитала при существующей процентной ставке. Мое определение, разумеется, не означает, что предложение капитала фактически обладает этой бесконечной эластичностью; но если бы последнее имело место, то тем самым оно могло бы быть использовано для классификации всех и всяческих появляющихся технических изобретений.

Те, кто вслед за Кейнсом считает, что, за исключением условий полной занятости, предложение капитала в действительности обладает бесконечной эластичностью при заданной норме процента, должны дать моему определению особенно высокую оценку в связи с тем, что оно отвечает задачам эконометрики.
5) С точки зрения классификации изобретений, по-видимому, нет возможности точно установить, какое из определений, мое или Хикса, относит больше фактических изобретений к тем, что сберегают труд. Определение Хикса частью исходит из внешних обстоятельств, мое же зависит исключительно от свойств, присущих самому изобретению. Я не могу найти никаких объективных оснований утверждать, что одно определение способно отнести больше изобретений к числу экономящих труд, чем другое.
В порядке отступления выражаю надежду, что уже дал вам некоторое представление о характере переворота, которого требует экономическая наука; Я сам еще только смутно себе это представляю. Я хотел бы видеть, как острые орудия мысли Пигу и Хикса, которые были так искусно использованы для совершенствования статической теории, будут применены к грубой теории динамики Рикардо и изменят ее до неузнаваемости — так же как современный предельный анализ уже давно изменил теорию цены и стоимости Адама Смита и < ahref=ricsod.htm target=r>Рикардо. Это будет означать, что существенную часть экономической теории придется написать заново.

Но я не разделяю взглядов тех экономистов, которые полагают, что вместо старой теории нам нужно изготовить совершенно новенькую, с иголочки, экономическую науку, в которой первая глава будет представлять собой определение национального дохода, а вторая глава — неведомо что.
Все сказанное не следует понимать так, будто в установленном выше смысле этого понятия нейтральное изобретение является наиболее типичным видом изобретений. Определение, которое дано мною, а также определения, выдвинутые другими экономистами не предполагают ничего подобного. Мимоходом я позволю себе заметить, однако, что у меня не сложилось впечатления, будто за последние годы технические изобретения преимущественно носили характер, способствующий повышению коэффициента капитала, исчисленного при постоянной процентной ставке и ею же обусловленного; у меня нет впечатления, что преобладающая часть изобретений сопровождалась сбережением труда в вышеуказанном смысле.
Итак, при неизменной численности населения и непрерывном техническом прогрессе нейтрального типа величина требуемого нового капитала составляла бы постоянную долю дохода, равную приросту этого дохода (или выпуска продукции) за какой-нибудь период, взятому как дробь от полученного за этот период общего дохода, умноженная на коэффициент капитала. Один и тот же период должен служить как для подсчета прироста продукции, так и для вычисления коэффициента капитала.
Если а обозначает долю дохода, подлежащего сбережению, когда население увеличивается по заданной норме Х в условиях неизменной техники, а b означает долю сберегаемого дохода, когда численность населения неизменна, а технический прогресс дает возможность увеличивать выпуск продукции по норме Y, то в условиях одновременного роста населения в размере Х и выпуска продукции на душу населения в размере Y доля дохода, подлежащего сбережению, выразится величиной а + b + аb. Здесь аb представит весьма малую величину, которой можно без ущерба пренебречь.
Предыдущий анализ предполагает, что постоянная величина стоимости равнозначна постоянной покупательной силе по отношению к товарам. Я ничего нового не могу сказать по вопросу об индексах! Всегда существовали, однако, экономисты, начиная с Рикардо и вплоть до Хоутри, которые предпочитали пользоваться трудовым измерителем стоимости.
Я не разделяю этого предпочтения. Не похоже, чтобы в обозримом будущем (предполагая, что тоталитаризм у нас не восторжествует) мы прибегли бы к трудовому измерителю. Измеритель этот предполагает, что средняя денежная заработная плата рабочих никогда не поднимается, поскольку частичным увеличениям ее в одних областях противостоят эквивалентные уменьшения в других.

Эта малопривлекательная программа снижения всегда нежелательна. Легче прекратить прибавки зарплаты в отдельных секторах и стать на путь постоянного общего увеличения среднего денежного дохода; предполагается, что этот рост совершается не быстрее, чем средний рост выпуска продукции на душу населения, в результате чего система сохраняет достаточную устойчивость. Кроме того, надо учесть, что удовольствие, доставляемое единовременным увеличением денежного дохода, вероятно, больше, чем удовольствие, доставляемое соответствующим понижением цен на приобретаемые товары и услуги.

Разве не было бы некоторым видом садизма стремление лишать этого добавочного удовольствия во имя всего лишь чисто академического предпочтения?
С другой стороны, мне кажется, что трудовое измерение слишком связано с властью над нами прошлых традиций. Когда заключают договор на будущую уплату деньгами, то при этом, конечно, предполагают или надеются, что будущие деньги должны обладать такой же покупательной силой по отношению к товарам, как и деньги настоящего времени. Но, по-моему, здесь вовсе не предполагается, что будущие деньги должны купить ту же самую долю национального продукта, приходящегося на душу населения, как и деньги настоящего времени.
Основанием для предпочтения трудового измерителя могут, в частности, служить внутренние трудности, связанные с составлением удовлетворительного индекса, который мог бы служить контрольным масштабом в отношении товарной ценности денег. Но надо напомнить, что эта проблема составления индексов не снимается и трудовым измерителем. Имеются различные виды труда, и трудовой индекс был бы такой же необходимостью, как и товарный. Он должен был бы включать не только труд различных профессий и разного качества, но и такие виды занятий, как профессия судьи, хирурга или администратора.

Намного ли легче было бы вычислять подобные индексы?
Тем не менее оказываемое трудовому измерителю предпочтение пользуется таким влиянием, что необходимо раз навсегда выяснить его применимость для характеристики тех отношений, которые были здесь представлены. Когда дело идет о системе стационарного по своим количественным характеристикам хозяйства, в котором происходит нейтральный технический прогресс при постоянной процентной ставке, то не возникает никакой потребности в новом сбережении. Трудовая ценность всей суммы капитальных активов остается при этих условиях постоянной величиной, хотя ее товарная ценность будет расти в той же пропорции, как и национальный доход.
Отсутствие потребности в сбережениях при этих условиях представляет собой выдающийся факт, который тем более заслуживает внимания, что наше собственное хозяйство относится к такому типу при котором в не столь отдаленном будущем приостановится рост населения, а национальный доход, как мы надеемся, будет увеличиваться. Если есть вероятность возникновения тенденции к появлению у нас избытка сбережений — а нам необходимо постоянно иметь в виду и пример Соединенных Штатов, — то, учитывая, что трудовой измеритель сделал бы в этих условиях излишним всякое сбережение, надо допустить, что этот измеритель был бы в известной степени желателен.
Можно заметить, что, поскольку стремление сберегающих лиц состоит в желании распоряжаться капиталом или доходом в будущем и поскольку при трудовом измерителе существующие имущественные права или активы должны оцениваться в товарах как с точки зрения их капитальной стоимости, так и с точки зрения получаемого от них дохода, сбережения частных лиц будут создаваться, так сказать, автоматически, а это обстоятельство лишит их всякого желания откладывать часть своего дохода для этой цели. Хотя этот довод имеет известное значение, нельзя принять его целиком. Он предполагает длительное сохранение трудового стандарта.



Содержание  Назад  Вперед