Закон убывающей полезности


Во-первых, я сказал, что закон убывающей полезности имеет более фундаментальное значение, чем чистое предпочтение во времени. Область его применения шире — например, при режиме планового хозяйства, в котором объем сбережений устанавливается волей благожелательного правительства. В конце концов чистое предпочтение во времени есть слабость. Допустим, что кто-либо предпочел пожертвовать двумя единицами полезности — полезности, а не денег — в будущем, через 20 лет, считая с сего дня, с тем чтобы получить за них одну единицу сейчас; но за этот срок он, предположим, раскается в своем поступке.

К несчастью, у него не будет тогда возможности совершить обратную сделку. Предположим теперь — хотя такое предположение некоторые, без сомнения, сочтут неосторожным, — что правительство способно планировать хозяйство в духе наилучшего удовлетворения интересов своих подданных и что оно не будет принимать во внимание чистого предпочтения во времени, этого вежливого обозначения жадности и господства страсти над разумом. Однако оно, наверное, должно будет считаться с законом убывающей полезности дохода. Возможно, что Советский Союз недостаточно считался с ним в своей первой пятилетке, хотя с точки зрения безопасности его безжалостное сбережение привело к хорошим результатам. Хьюберт Гендерсон утверждал в своей выдающейся работе, где в этой связи справедливо отмечается важное значение закона убывающей полезности, что неравномерное распределение национального дохода Великобритании в голодные сороковые годы, возможно, обусловило такой темп сбережений, который был слишком высок с точки зрения необходимости обеспечить экономическое благосостояние страны на длительный период [Supply and Demand.

P. 131-132.]. В данный момент мы живем в условиях режима, при котором объем национальных сбережений в большой степени контролируется государством. Нет ли вероятности, что мы снова слишком форсируем сбережения?

Если бы в течение десятилетия случилась война, она оправдала бы любые теперешние издержки. Но, с другой стороны, такие сбережения вызывают длительное угнетение потребителя, который так много натерпелся на протяжении десятилетия и должен нести непрерывный психологический ущерб от ненужного и кажущегося бесконечным аскетизма. Существует, кроме того, угроза, что вследствие слепого увлечения капитальными затратами страна окажется не в состоянии сбалансировать в сроки свои счета с заграницей и тем самым восстановить свой престиж. Все это — достаточно веские соображения в пользу противоположных выводов.

Во-вторых, закон убывающей полезности и чистое предпочтение во времени действуют по-разному в качестве сил, сдерживающих сбережения, и по-разному реагируют на те изменения, которые должны произойти с процентной ставкой или с другими обстоятельствами Дальше я буду для краткости говорить "предпочтений во времени" вместо "чистое предпочтение во времени". Фундаментальная теория о размерах сбережения может быть представлена в форме уравнений. Пусть С1 означает потребление (т.е. доход за вычетом сбережения) первого года и Сr — потребление какого-либо следующего года, года r. Обозначим через е среднюю эластичность кривой [Под "эластичностью" (elasticity) в западной политэкономии понимается степень изменения одних экономических величин в зависимости от изменения других, связанных с ними.

В частности, под "эластичностью" кривой полезности дохода имеется в виду такая зависимость, при которой с увеличением дохода на единицу "полезность" средней единицы дохода падает. Если "полезность" единицы дохода падает быстрее, чем растет весь доход, то считается, что "эластичность" "полезности" единицы дохода в отношении его размеров больше 1. Понятие "эластичности" в данном случае используется для выражения "законов", основанных на учении о "предельной полезности". ], изображающей полезность дохода в соответствующей сфере. Пусть T представляет собою ту сумму полезности в данное время, которая равноценна одной единице полезности через год.

Таким образом, если годовая норма учета во времени равна 5 %, T будет равно 100/105. Пусть R изображает число фунтов стерлингов, в которое превращается путем накопления по существующей норме процента к концу года один фунт стерлингов. Так, например, при 3% R равно 1,03.

Следующее уравнение основано на предположении, что потребности в году r и в году 1 одинаковы. Необходимые поправки, вызываемые колебанием потребностей, могут быть, однако, без всяких принципиальных трудностей внесены путем умножения Сr на коэффициент, выражающий отношение общей величины ожидаемых для года r потребностей к потребности года 1. Следовательно,


Такое же уравнение может быть дано для выражения отношения текущего года ко всякому будущему году. Если бы вопрос состоял только в обозрении конечного числа будущих лет, взятых вплоть до того момента, когда земной шар испарится в результате ядерного взрыва, допустим n лет, мы получили бы (n -1) однотипных уравнений такого рода вместе с одним последним уравнением тождества, выражающим тот факт, что за весь названный период в целом доход должен равняться потреблению. Пусть Yr представляет собой доход года r из всех источников, за исключением возвращенных сумм прошлых сбережений за этот период и начисленных на них процентов. Тогда тождественное соотношение будет иметь следующий вид:

Я вскоре вернусь к проблеме бесконечного. Эти уравнения могут быть использованы в различных направлениях. Можно теоретически предположить, что человек обладает способностью здраво судить и в состоянии оценить для себя значение величин е и Т.

Уравнения покажут ему, как он должен на основании этого суждения планировать свои расходы. Практически, разумеется, представления людей о наилучшем способе удовлетворения своих настоящих и будущих потребностей весьма туманны и далеки от того, чтобы им можно было бы придать количественное выражение.
Тем не менее уравнения могут быть взяты для изображения тенденций. Подставляя вероятные значения е и Т, мы можем сделать вывод о том, какое влияние могут оказать изменения процентной нормы или других относящихся к делу обстоятельств на приток сбережений. Я старательно использовал уравнения в этих целях и пришел к результатам, которые излагаю ниже.
Альтернативно уравнения можно использовать для производства обратных расчетов. Нарастающие итоги величин С1, С2, С3 и т.д. дают возможность, предполагая, конечно, известным значение R, вычислить значения е и Т. Решение этих уравнений таким путем дало бы нам прочное объективное основание для различения в ранее указанном смысле тех влияний, которые обусловлены убывающей полезностью дохода и воздействием предпочтения во времени.
Можно получить некоторые приближенные оценки е для различных уровней дохода независимым путем. Так, например, если будет найдено, что повышение сдельной оплаты труда побуждает человека работать с меньшим усердием, мы можем отсюда заключить, что для него за соответствующим пределом е < 1. Такое открытие не должно нас удивлять. Существует идея, которая исходит из предположения, что е < 1.

Согласно этой идее, чтобы человек нес не изменяющиеся по тяжести жертвы в условиях изменяющейся величины его дохода, требуется не пропорциональная, а прогрессивная шкала налогообложения (я ставлю вопрос в таком общем виде, не вдаваясь в сравнения между людьми).
Опытным путем величину е можно определить точнее. Не найдется ли такое сочетание людей в лице управляющих и цеховых старост, которые были бы достаточно заинтересованы в проверке изложенных основных принципов? Конечно, эти испытания нелегко будет осуществить. Допустим, что часть нормального рабочего для оплачивается по обычной тарифной ставке, а остальная часть — по премиальной системе с изменяющейся надбавкой.

Работнику должна быть предоставлена полная свобода варьировать число рабочих часов, превышающих то время, которое оплачивается по тарифной ставке. Мы должны начать наш опыт, избрав определенную тарифную ставку и определенную премиальную надбавку, которые в совокупности составляют основной прожиточный минимум и построены таким образом, что типичный работник изберет для себя рабочий день, скажем, продолжительностью в 8 часов, не больше и не меньше. Затем вводится постепенное повышение заработной платы. Тарифная ставка и норма надбавки должны меняться на каждой ступени одновременно, но, вероятно, в разной пропорции, с таким расчетом, чтобы работник по собственной воле по-прежнему предпочитал бы работать 8 часов.

Эта двойная вариация, имеющая целью сохранять у работника добровольное желание работать 8 часов, нужна для получения постоянного масштаба, посредством которого мы будем измерять предельную полезность дохода. Масштабом будет служить тягость 8 часов (четырехсот восьмидесяти минут) конкретного вида труда. Эластичность предельной полезности дохода измерялась бы пропорциональным увеличением общего заработка, уплачиваемого за рабочий день, деленным на пропорциональное увеличение нормы премиальной надбавки.
Выдвигаемая мною теория сбережения предполагает, что человек составляет сводку своего вероятного дохода и вероятных потребностей для всех будущих лет.



Содержание  Назад  Вперед