Что можно сказать о сбережениях для потомства?


А это в свою очередь сделает необходимым дальнейшее и еще большее понижение процентной ставки, если должно поддерживаться постоянное поступательное движение. Я предлагаю внимательно рассмотреть представление о длительном понижении процентной ставки и о соответствующем темпе этого понижения. Таким образом, при неизменной численности населения и неизменной технике в процветающем и обеспеченном обществе в течение очень продолжительного периода вполне может действовать фактор расширения.

Если все идет нормально, методы производства неуклонно будут становиться все более окольными.
Здесь было бы уместно рассмотреть возможное влияние понижающейся процентной ставки на размер сбережений. К сожалению, представляется невозможным дать на этот вопрос определенный ответ. Мы уже показали, что понижение процентной ставки должно, по-видимому, вызвать поток корпоративных сбережений, которого не было при других условиях.

В том секторе, где происходит сбережение для потомства, представляется невозможным делать на этот счет какие-либо догадки. Кассель утверждал, что сбережения этого рода должны, по-видимому, сильно сократиться, когда норма процента упадет ниже определенной критической точки. Но его аргументация в значительной мере основана на личных впечатлениях, и вряд ли можно что-либо прочно построить на таком основании.

Остаются сбережения, связанные с потребностью сберегателя обеспечить себя самого в течение своей жизни, а эти сбережения предназначены для того, чтобы быть впоследствии израсходованными. Я буду называть эти сбережения по форме кривой горбообразным сбережением (hump-saving). Может ли понижение процентной ставки вызвать сокращение этого горба?
Я рассмотрел проблему в свете наших уравнений, придавая величинам е, Т и R широкий диапазон значений в границах вероятности. Во всех случаях эти сбережения должны, по-видимому, уменьшаться с понижением процентной ставки. Маршалл несколько догматически высказывается в том смысле, что при повышении процентной ставки можно ожидать соответственного увеличения сбережений. Возможно, что он тайно делал вычисления, подобные моим!

Новейшие руководства не всегда следуют в этом вопросе за Маршаллом.
Я пришел к неожиданно решительным выводам. В качестве образца я беру человека, который делает сбережения в ранние и средние годы жизни с целью приобрести себе пожизненную ренту после ухода от дел. Всякие будущие непредвиденные поступления из других источников, не охватываемые пенсией в отставке, которые могут встретиться на протяжении жизни сберегателя, можно легко включить как дополнительную сумму пенсионного обеспечения.

Как раз по поводу случаев подобного рода сложилось распространенное мнение, что высокий процент, вероятнее всего, приводит к уменьшению сбережений. Я подозреваю, что эта распространенная точка зрения проистекает из игнорирования сложной природы процента, игнорирования того факта, что вместе с высоким процентным доходом возрастает и та его часть, которая может в свою очередь обратиться в сбережение. Во многих разобранных мною случаях повышение нормы процента способствует уменьшению той урезки потребления, на которую отдельный человек вынужден идти в первые годы, чтобы быть в состоянии поддерживать свое потребление на более высоком уровне на протяжении всей жизни; и тем не менее во всех этих случаях он делает по совокупности больше сбережений в течение своей жизни.
Быть может, те, кто настаивает на утверждении, что понижение нормы процента увеличивает объем сбережений, имеют в виду только его непосредственный результат. Я должен подтвердить их мнение в том смысле, что в определенных случаях это понижение теоретически должно повлечь за собой непосредственное сокращение потребления в большей степени. И все же можно, однако, сомневаться в том, насколько правильным будет мнение, будто прямым результатом понижения процента явится рост сбережений.

Если сбережение относится к типу преднамеренного горбообразного, сберегатель обычно склонен работать несколько более экстенсивно, и едва ли он способен немедленно изменить свой образ мыслей и привычки, как только произойдет изменение процентной ставки.
Кроме того, обычный анализ ограничивается рассмотрением случаев эпизодического понижения процентной ставки. Но, когда это понижение становится длительным, исчезает разница между непосредственным и позднейшим результатом. Горб сбережений, относящийся к какому-либо отдельному промежутку времени, воплощает в себе сбережения людей всех возрастов; он представляет собою поперечное сечение, в плоскость которого попадают и близкие, и более удаленные последствия понижения нормы процента. Мы должны, следовательно, иметь в виду только общее влияние понижения процента на горбообразное сбережение; в этом случае разница между непосредственными и более отдаленными результатами исчезает.

Если эпизодическое понижение нормы процента вызывает уменьшение горба в той части, которая затронута этим понижением, то длительное понижение этой нормы должно сопровождаться одновременным уменьшением объема всего горба сбережений в той степени, которая определяется совокупным результатом понижения процента. Ускорения и замедления этого процесса, без сомнения, также должны быть рассмотрены, но я не буду заниматься ими в этой вступительной работе, посвященной теории динамики. Найдутся также охотники допытываться, что произойдет при изменении самой степени понижения или ускорения, с которым происходит понижение, если кривая дает излом.

Здесь, вероятно, сказывается настойчивое стремление специалистов экономической статики добраться в попятном движении до знакомой почвы статического анализа, поскольку его методы, вероятно, лучше подходят, когда имеешь дело с изломами. Поэтому я исключаю данный вопрос из настоящего изложения.
Очень неясно обстоит дело со значением величины е. В моих вычислениях я исходил из альтернативных предположений, которые давали для нее значение между 0 и 1. Для Т я принимал значение между единицей (отсутствие предпочтения во времени) и величиной несколько большей 0,96. Последняя представляет довольно сильное предпочтение во времени, поскольку предполагается, что в начале своей деятельности человек будет принимать единицу полезности (но не дохода) в данный момент равной не менее чем 4 единицам полезности (но не дохода) через 40 лет.
По-видимому, сбережение характеризуется гораздо большей чувствительностью к изменениям процентной ставки, когда е высоко, равным образом его чувствительность несколько повышается, когда Т находится на низком уровне, т.е. когда имеется сильное предпочтение во времени.
Общий вывод из всего этого анализа остается неопределенным. Прибавочное сбережение корпораций, вероятно, растет по мере понижения процентной ставки, тогда как горбообразное сбережение, вероятно, понижается; влияние, оказываемое на сбережение для потомства, остается неизвестным.
Что происходит, если принять во внимание остальные факторы повышения? Когда население растет, а техника находится на неизменном уровне, дело представляется так, что горбообразная часть накопления капитала имеет тенденцию увеличиваться в той же степени, что и население. Горбообразная часть представляет сумму всех капиталов, предназначенных для расходования ныне живущими людьми.

При неизменной численности населения расходование в точности уравновешивается горбообразным сбережением более молодых людей. Так как при постоянно растущей численности населения число горбов увеличивается, то размер их общей суммы должен увеличиваться в том же темпе, что и рост самого населения. Горбообразные накопления будут, следовательно, увеличиваться таким темпом, при котором (если этот же темп увеличения будет иметь место и на остальных участках накопления) спрос на новый капитал должен — при постоянной процентной ставке — в точности удовлетворяться.
В этом случае, как и во всех других, можно ожидать, что сбережения корпораций должны варьировать в соответствии с потребностью в них и, следовательно, становиться положительными при возрастании населения, увеличиваясь настолько, что отношение величины их прироста к существующей наличной сумме накоплений корпораций будет равно отношению прироста населения к существующей численности населения. В общем, следовательно, можно грубо предположить, что та часть всех сбережений, которая состоит из нового прибавочного сбережения корпораций, будет иметь положительное значение и сохранять устойчивое отношение к величине нового горбообразного сбережения и к приросту населения.
Что можно сказать о сбережениях для потомства? Может ли передаваемое по наследству накопление возрастать с такою же скоростью с какой растет население? Осуществление этого условия означало бы суровое испытание для населения, у которого доход на душу не увеличивался. Надо напомнить, что чем быстрее растет население, тем больше живущее поколение должно урезывать свой прожиточный минимум, чтобы достигнуть этой цели для своих преемников. Возможность достижения этой цели не исключена; в действительности она может быть и превзойдена.

Многое, несомненно, зависит от уже достигнутого обществом уровня благосостояния, от того, какое значение имеют для удовлетворения животных аппетитов те полезности, которыми надо пожертвовать ради удовольствия преемников.
Вывод таков: каждому поколению надо прибавлять к совокупности унаследованного им богатства такую долю, которая позволила бы следующему поколению наследовать в среднем на душу населения столько же, сколько приходилось на душу в предыдущем поколении.



Содержание  Назад  Вперед