Многое еще нуждается в объяснении.


Ill
Как объяснить появление и упорное существование неформальных ограничений? Распространенная и сравнитель-
Гамильтон Александр (1767-1804) аыерикавский политический деятель, °див из ведущих участников Войны за независимость; Вэрр Аарон (1758-1836) ^ериканский политический деятель. На их дуэли, состоявшейся по политичес-^"м и личным мотивам, Гамильтон был увит. Прим. перев.


Часть I
62
но простая для объяснения форма ограничении это обычаи, которые призваны решать проблемы координации поведения. Обычаи "это правила, никогда не придуманные специально, в соблюдении которых заинтересован каждый" (Сагден, 1986, с. 54). Самая простая иллюстрация обычая правила дорожного движения. Важная характеристика обычая состоит в том, что, учитывая издержки обмена (см. гл. 4), обе стороны весьма заинтересованы в минимизации издержек оценки.

Обмен, таким образом, поддерживает тенденцию к закреплению принятых обычаев. С точки зрения общих ресурсов, затрачиваемых на трансакции в рамках всей экономики, на обычаи, решающие проблему координации, приходится вероятно большая часть трансакционных издержек по сравнению с другими неформальными 01раничениями, которые рассматриваются далее в этой главе (хотя во многих случаях трансакцион-ные издержки в действительности отражают комбинацию источников неформальных ограничений).
Неформальные ограничения, возникающие в процессе обмена (за исключением тех, которые имеют самоподдерживающийся характер) , более сложны, потому что они должны иметь такие свойства, которые придают процессам обмена жизнеспособность благодаря снижению издержек оценки и обеспечения соблюдения условий обмена. Если бы не было ограничений, то асимметричность информации и, следовательно, распределения выгоды потребовала бы отвлечения больших дополнительных ресурсов для оценки и даже помешала бы проведению обмена вообще, потому что соблюдение его условий было бы невозможно проконтролировать. Неформальные ограничения могут принимать форму взаимных договоренностей о способах снижения издержек оценки (например, путем стандартизации методов взвешивания и измерения) и повышать эффективность контроля за соглашением со стороны третьих лиц за счет применения последними определенных механизмов принуждения и наказания или использования информационных сетей, позволяющих третьим липам хорошо разбираться в экономической обстановке (кредитные рейтинги, хорошо оснащенные коммерческие бюро и т.д.). Те организации и инструменты, которые делают эффективными нормы коммерческого поведения (т.е. неформальные ограничения), не только являются важнейшей частые процесса развития сложных форм обмена на протяжении всей истории, но и имеют удивительные параллели в моделях теории игр, в которых кооперативное поведение становится результатом действия факторов, изменяющих нормы дисконтирования и увеличивающих поток информации.

Развитие форм обмена в позднем средневековье и в начале Нового времени стало возможным благодаря множеству неформальных институтов еще до того, как появились первые писанные кодексы коммерческого поведения.
63
Появление прейскурантов и новых, более развитых методов аудита м бухгалтерскою учета снизили прежде высокие издержки получения информации и осуществления контроля над коммерческими операциями. В понятиях теории игр это означает рост выигрыша от кооперативных действий или рост издержек от уклонения от сотрудничества (Милгром, Норти Вайнгаст, 1990).
Внутренние самоограничения в поведении гораздо труднее представить в теоретических понятиях, чем неформальные ограничения, максимизирующие личную выгоду. Для этого требуется модель, способная предсказать решения в ситуации выбора, если имеет место обмен между ценностью богатства и другими ценностями. Но, к примеру, сильная религиозная вера или преданность коммунизму дают нам исторические свидетельства того, какие жертвы человек может принести ради своих убеждений.

Как показано выше, результаты исследований по экспериментальной экономике говорят о том, что поведение индивидов не всегда соответствует модели, построенной на основе "проблемы безбилетника", а работа фрэнка (1988) дает тому многочисленные подтверждения и содержит модель такого поведения.

Цитированная выше литература, а также содержание предыдущих глав, посвященных человеческому поведению, говорят о том, что мотивация человека гораздо сложнее той, которая предусмотрена простой моделью ожидаемой полезности.. В главе 3 мы также подчеркивали то обстоятельство, что при определенных условиях такие черты поведения, как честность, неподкупность и поддержание своей репутации дают выигрыш в строгих рамках модели максимизации личной выгоды. Но .многое еще нуждается в объяснении.

У нас просто нет убедительной теории в рамках социологии знания, которая объяснила бы эффективность (или неэффективность) организованных идеологий или выбор, который делается в тех ситуациях, когда честность, неподкупность, упорный труд или голосование приносят проигрыш.
Частичными объяснениями могут служить модель двойной полезности Ховарда Марголиса (1982), упомянутая в главе 2, и идея Роберта Сагдена о том, что обычаи приобретают моральную силу. Марголис утверждает, что индивиды обладают не одной, а двумя функциями полезности: S-предпочтения, описываемые обычной функцией личных интересов, и G-предпочтения, имеющие чисто ^циальный характер (ориентация на интересы группы). Марголис I^ь^тaeтcя эмпирически обосновать свое утверждение, предлагая ^дель, в которой личным и групповым интересам приданы определенные веса, и исследуя условия, при которых веса меняются. '-агден считает, что обычаи приобретают моральную силу, когда йм следуют почти все члены общества, В этом случае каждый ин-"Ввид заинтересован в том, чтобы все, с кем он общается, следова-w "бычаю, при условии, что он также соблюдает данный обычай.

64
Часть {
65




В результате, согласно Сагдену (1986, с. 173), возникает "мораль кооперации".
IV
Теперь мы можем свести воеди_ю и подытожить то, что говорилось выше. Способы переработки информации человеческим сознанием не только являются основой существования институтов, но и ключом к пониманию того, каким образом неформальные ограничения выполняют важную роль в формировании набора выборов в кратко- и долгосрочной эволюции общества,
В краткосрочном плане культура определяет способы переработки и использования информации индивидами и, следовательно, может влиять на конкретное содержание неформальных ограничений. Обычаи, как и нормы, привязаны к определенной культуре. Однако существование норм ставит некоторые еще не ясные вопросы.

В чем принципы развития или исчезновения норм например дуэли как способа решения спора между людьми знатного происхождения?
Даже не имея полного объяснения существованию социальных норм, в рамках теории игр мы можем моделировать нормы, ориентированные на максимизацию личной выгоды. Иными словами, мы можем исследовать и эмпирически проверить, какие виды неформальных ограничений, скорее всего, создадут кооперативное поведение и как предельные изменения этих ограничений повлияют на характер игры в направлении увеличения или уменьшения сотрудничества между людьми. Этот подход может позволить нам лучше понять развитие более сложных форм обмена, таких, как . ранняя стадия эволюции финансовых рынков2.
Подход с точки зрения трансакционных издержек также выглядит перспективным для изучения неформальных ограничений. Хотя непосредственно наблюдать неформальные институциональные ограничения невозможно, но зафиксированные на бумаге контракты, а иногда и фактические издержки трансакций, дают косвенные свидетельства об изменениях в неформальных ограничениях. Резкое падение кредитного процента на рынке капитала в Голландии в XVII веке и в Англии в начале XVIII века свидетельствует о повышении защищенности прав собственности вследствие эффективного взаимодействия разнообразных формальных и неформальных институциональных ограничений. Например, контроль за выполнением контрактов усилился благодаря возникновению неформальных кодексов поведения, которые включали остракизм по
2 Интересное приложение теории игр к этому вопросу содержится в работе Джона Вейтча ЯершЧаНош and Confiscations by the Medieval State (1986).
„ношению к тем, кто нарушает соглашения. Установившаяся пра-
Во многих случаях очевидна также большая роль правил, ядагаемых на себя индивидом, в ограничении максимизирующего поведения. Мы недостаточно понимаем причины, побуждающие индивида принимать на себя такие правила, но их значение в процессе принятия решений часто можно увидеть благодаря эмпирическому изучению предельных изменений в из-пержках выражения убеждений. Такой анализ помогает объяснить значение субъективных мнение в принятии решений. Если функция спроса имеет отрицательный наклон (то есть чем ниже издержки выражения убеждений, тем сильнее влияние убеждений на выбор) и формальные институты позволяют индивидам выражать свои убеждения с низкими издержками, то тогда субъективные предпочтения индивидов действительно начинают играть важную роль в выборе.

Голосование, иерархии, разрывающие связь "принципал агент" в законодательных органах, пожизненное пребывание судей в должности это формальные институциональные ограничения, снижающие издержки поведения в соответствии с убеждениями индивида.



Содержание  Назад  Вперед