ПРОИЗВОДСТВО ЖИЗНИ, ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ


Сверхчувственная предметность вообще. Надо отметить, что информация – не единственный вид сверхчувственной предметности, с которым имеет дело экономическая теория. К. Маркс в "Капитале" неоднократно употреблял выражения типа "чувственно-сверхчувственная" предметность, "стоимостная предметность", всегда четко отличая такую предметность от предметности вещей как таковых.

Собственно, на этом различии разных видов предметности и основано, на мой взгляд, все его учение о двойственности, которое, в свою очередь, лежит в основе "Капитала". Но у К. Маркса сверхчувственная предметность прямо связывалась с рабочим временем как некоей специфической субстанцией, затраты которой лежат в основе пропорций меновой стоимости10.
Может ли время затрачиваться в том же самом смысле, в каком затрачиваются энергия, материалы? Такой вопрос К. Маркс в явном виде не ставил, хотя и подчеркивал исторически преходящий характер категорий "стоимость", "абстрактный труд". Но если стоимость – исторически преходящая, особенная форма сверхчувственной предметности, она несет в себе и какой-то всеобщий момент, какую-то более глубокую сверхчувственную предметность, которая с исчезновением стоимости сама не исчезает, а лишь приобретает иные формы существования.

Но какие?
Приводившееся размышление о прозрачно ясном характере отношений между Робинзоном и вещами, составляющими его самодеятельное богатство, К. Маркс завершает указанием на то, что в них уже заключаются все существенные определения стоимости. Какая же сверхчувственная предметность тут может быть обнаружена? Может быть, сама жизнь Робинзона, сам процесс ее воспроизводства?

Но может ли циклический процесс взаимодействия различных предметов сам являться предметом? И если да, то в каких категориях его описывать, как с ним работать?
Даже этот краткий анализ некоторых проблем показывает, что для их решения, скорее всего, придется выйти за рамки экономической теории и углубиться в более общую методологию. С точки зрения положений самой экономической теории в этом нет ничего удивительного. Так же как в сфере материального (вещественного) производства действует закон опережающего развития I подразделения (суть которого сводится к тому, что если мы хотим получить какой-то новый предмет потребления, то, как правило, сначала надо создать средства его производства), точно так же в сфере науки методологическое обеспечение, как правило, должно развиваться с опережением во времени.
ПРОИЗВОДСТВО ЖИЗНИ, ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, П6ТРЕБИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ …
Казалось бы, теория воспроизводства нашего общества должна с самого начала ориентироваться на человека, на производство и воспроизводство жизни общества, рассматривая производство вещей как подчиненный момент. Однако пока этого не произошло. Вероятно, определенную роль тут сыграли и особенности реального развития стран, народы которых решили освободиться от капиталистической эксплуатации, ввести социалистические, как казалось, методы хозяйствования.

Но не менее важно для теории то, какой методологический аппарат наследует каждое поколение ученых и как оно этим аппаратом пользуется.
Для нескольких поколений советских ученых – специалистов по воспроизводству основу их категориального аппарата составляют известные схемы К. Маркса, в целом "Капитал" и "Введение" из "Экономических рукописей 1857-1859 годов". Именно в этом "Введении" К. Маркс дал свое описание производства, распределения, обмена и потребления как взаимосвязанных моментов материального производства безотносительно к какому-либо определенному способу производства. Этим описанием, ставшим классическим, мы широко пользуемся и сейчас, практически не обращая внимания на его историческую ограниченность.
В самом деле, что в этом описании в центре внимания, чья жизнь – людей или вещей? Вещей. Именно они производятся, распределяются, обмениваются и потребляются.

К. Маркс во "Введении" не столько дает изложение своего подхода к воспроизводству жизни общества, сколько критикует метафизичность подходов буржуазных ученых, искусственно разрывающих эти моменты жизни вещей в процессе жизни человека и общества. По сути дела, все это рассуждение, имеющее вид универсального, всеобщего, относится главным образом к капиталистическому способу производства.
Разумеется, это не значит, что "Введение" надо игнорировать. Ни в коем случае. Просто им никак нельзя ограничиваться при формировании исходных положений теории воспроизводства, его надо вписывать в более широкий, более фундаментальный контекст.

Контекст материальной жизни общества.
Строго говоря, этот контекст присутствует и во "Введении" Причем настолько разнообразно, что может показаться, что его вполне достаточно для рассмотрения производства не только вещей, но и людей. Можно даже указать на весьма современную по времени издания книгу "Воспроизводство человека: политико-экономический аспект", автор которой пытается во всем опираться именно на "Введение". Не буду спорить о трактовке в книге этого первоисточника. Укажу лишь на одну неточность.

Обозначение производства человека как производства "второго вида" здесь трактуется как сугубо марксистское11 со ссылкой и на "Введение", и на предисловие Ф. Энгельса к "Происхождению семьи, частной собственности и государства". У нас еще будет повод обратиться к этой работе Ф. Энгельса. А во "Введении" на странице, указанной Ю.Н. Нетесиным, К. Маркс пишет: "Однако, говорит политическая экономия, это идентичное с потреблением производство есть второй вид производства, проистекающий из уничтожения продукта первого"12.

Как видно, сам К. Маркс не считал себя автором термина "производство второго вида", а тремя страницами позже подчеркивает, что отождествление этих процессов (производства и потребления) – ошибка не только гегельянцев, но и самых прозаических экономистов.
К сожалению, категория "жизнь" пока не входит органично в методологический аппарат экономистов в нашей стране. Может быть, и в этом проявляется отход нашей теории от реальной жизни? Если теория абстрагируется от жизни, то с таким же успехом (и с такими же потерями) жизнь абстрагируется от теории. Возможно, работать с категорией "жизнь" трудно даже в чисто методологическом отношении. Не случайно она у Гегеля появляется только в третьей части "Науки логики", в учении о понятии.

Эту категорию заметил и оценил В.И. Ленин ("Мысль включить жизнь в логику понятна – и гениальна")13, чуть раньше него – С.Н. Булгаков, положивший пару "жизнь – смерть" в основу книги "Философия хозяйства" ("Хозяйство есть борьба человечества с стихийными силами природы в целях защиты и расширения жизни"… может ли хозяйство преодолеть смерть?

Нет, человек всегда останется рабом смерти)14, но до недавнего времени практически игнорировали экономисты. Впрочем, и сейчас еще приходится согласиться с упреком, что "экономисты обычно пишут о производстве и воспроизводстве общественного продукта, национального дохода, производительных сил. Вопросам воспроизводства общества и человека больше внимания уделяют философы: у них имеются довольно серьезные попытки преодолеть сведение производства к производству вещей, продукта, выйти на объяснение производства самой непосредственной человеческой жизни, социальных отношений, образа жизни"15.
Что же касается К. Маркса, то у него категория "жизнь" работает во всех экономических трудах – и в самых ранних (с первых строк первой экономическо-философской рукописи 1844 г. – "Заработная плата определяется враждебной борьбой между капиталистом и рабочим. Побеждает непременно капиталист. Капиталист может дольше жить без рабочего, чем рабочий без капиталиста"16, и в самых поздних. (В 1881 г. в первом наброске ответа на письмо В.И.Засулич он писал: "Чтобы быть в состоянии развиваться, необходимо прежде всего жить… Жизнеспособность первобытных общин была неизмеримо выше жизнеспособности семитских, греческих, римских и прочих обществ, а тем более жизнеспособности современных капиталистических обществ"17.)
Наиболее известная характеристика значения именно материальной жизни дана К. Марксом в предисловии к "Критике политической экономии": "В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения… Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще"18. Человеческая жизнь постоянно подразумевается и по мере необходимости упоминается в "Капитале". "Размышление над формами человеческой жизни, а следовательно, и научный анализ этих форм, вообще избирает путь, противоположный их действительному развитию"19. Он доказывал, что "строй общественного жизненного процесса, т.е. материального процесса производства, сбросит с себя мистическое туманное покрывало лишь тогда, когда оно станет продуктом свободного общественного союза людей и будет находиться под их сознательным планомерным контролем"20.

Он считал, что "процесс труда, как мы изобразили его в простых и абстрактных его моментах, есть целесообразная деятельность для созидания потребительных стоимостей… вечное условие человеческой жизни, и потому он не зависим от какой бы то ни были формы этой жизни, а, напротив, одинаково общ всем ее общественным формам"21.



Содержание  Назад  Вперед