Вопрос решался на конкурсной основе.


Кстати, немецкий банк Deutsche Morgan Grenfell опубликовал свой прогноз обменного курса будущей единой европейской валюты по отношению к основным национальным валютам. Аналитики компании считают, что евро начнет свою жизнь на уровне 1,0753 доллара, или 140 иен, или же 73,53 английского пенса. [6]

Попробуем подвести итог данной главы. Несмотря на ряд скептических высказываний об экономическом потенциале евро, на мой взгляд, следует ожидать немалых изменений в мировой экономике. Вопрос только в том, когда они начнут проявляться.

Сейчас очень трудно дать количественную и качественную оценку будущим изменениям: слишком велика мировая экономическая интеграция. В первое время очень возможно недовольство многих организаций, связанное с издержками при переходе на новую валюту. Эти издержки будут нести не только страны ЕС, но и их зарубежные партнеры. Кроме того, реакция финансовых рынков может оказаться очень неадекватной, что приведет к резким колебаниям курса евро относительно мировых валют. Однако, если брать долгосрочный период, трудно что-либо возразить против логичного и объективного обоснования преимуществ новой валюты для европейцев.

Пусть не сразу, но доллару, вероятно, придется потесниться в корзине мировых резервных валют.

Обеспечение функционирования евро

Европейский Валютный Институт
Циркулирование единой валюты на территории нескольких стран, несомненно, должно каким-то родом контролироваться. В рамках одной страны и одной валюты (пусть даже резервной) особых сложностей не возникает. В США основным надзирающим за этой сферой органом является Федеральная Резервная Система.

В России Центральный Банк. Такая же система центральных банков существует и в Европе. Но в случае с евро вопрос сильно усложнился. Нельзя поручать какому-то национальному банку (или нескольким национальным банкам) эмиссию европейской валюты. Слишком большие полномочия оказываются в одних руках.

Сильно ограничивать полномочия главного руководящего органа также нельзя, иначе его работа будет попросту неэффективной.
Когда после Маастрихта в Европе стали отчетливо вырисовываться перспективы будущего ЭВС, с новой силой встал вопрос о Европейском Центральном Банке (ЕЦБ) именно к такому решению пришли страны ЕС относительно центрального финансового органа союза. Естественно, такой банк должен быть независимым и построенным на принципах Совета Европы и прочих общеевропейских организаций. Для подготовки фундамента ЕЦБ, определения принципов его функционирования, разрешения возникающих вопросов при разработке проекта перехода на единую валюту в 1994 году в немецком городе Франкфурте-на-Майне был создан Европейский Валютный Институт.
Европейский Валютный Институт, ЕВИ (European Monetary Institute (EMI)), созданный в соответствии со статьей 109f (3) Соглашения о Европейском Сообществе, предназначен для определения организационной и функциональной структуры Европейской Системы Центральных Банков, ЕСЦБ (European System of Central Banks (ESCB)), состоящей из Европейского Центрального Банка, ЕЦБ (European Central Bank (ECB)) и национальных центробанков государств-членов Сообщества. ЕСЦБ предназначена для реализации третьей стадии проекта Экономического и Валютного Союза, ЭВС (Economic and Monetary Union (EMU)). [7]
Замечательно, что в источнике [7] указывается именно на третью стадию проекта ЭВС, в то время, как в остальных источниках в качестве начала третьей стадии стоит дата 1 января 2002 года, то есть, ввод в обращение наличных евро. По сведениям автора, ЕЦБ уже начал свою работу, и период с 1999 по 2002 год также будет им контролироваться.
Чем же занимался данный Институт? По сведениям, опубликованным на сервере Европейского Центрального Банка (www.ecb.int), в задачи ЕВИ входило следующее:


  1. подготовка инструментов и процедур осуществления единой валютной политики на территории государств, в которые предполагается перевести на режим евро с 1999 года;

  2. анализ вариантов проведения единой валютной политики;

  3. упорядочивание сбора, подготовки и распространения в будущем евро-пространстве статистической информации, касающейся финансов, банковского дела, платежных балансов и прочей финансовой информации;

  4. разработка и развитие структуры, обеспечивающей осуществление обменных операций с валютами стран-участниц евро-пространства;

  5. развитие технической инфраструктуры проведения международных платежей (система TARGET). Целью данной системы является обслуживание международных расчетов стран-участниц таким образом, чтобы эта процедура проходила так же беспрепятственно, как и внутри страны;

  6. разработка наличных евро: дизайн и техническое описание. Данный вопрос решался на конкурсной основе.

<
p>

Это были первоочередные задачи ЕВИ. Кроме этого, Институт интересовали следующие проблемы:


  1. разработка согласованных правил и стандартов в бухгалтерии с целью подготовки сводных балансов в ЕСЦБ;

  2. информационное и техническое обеспечение функционирования ЕСЦБ;

  3. возможные пути обеспечения стабильности функционирования кредитных институтов и финансовой системы в области сотрудничества с властями отдельных стран.


ЕВИ также помогал в подготовке законодательства всего Сообщества и национальных законодательств к третьей стадии перехода на единую валюту. В частности, это касалось валютного и финансового законодательств, включая уставы национальных центробанков.
По регламенту (в соответствии с Соглашением), а также по запросам Европейского Совета, ЕВИ предоставлял необходимые отчеты о своей деятельности. За четыре с половиной года существования ЕВИ было проведено 45 заседаний Совета ЕВИ с участием представителей европейских центральных банков. Все наработанные документы были переданы в Европейский Центральный Банк.

Несмотря на сложность поставленной задачи, считается, что ЕВИ с ней справился и большинство европейцев достаточно спокойно относятся к введению евро в начале 1999 года.

Европейский Центральный Банк и система национальных центробанков

Итак, в июне 1998 года ЕВИ предоставил последний отчет за 1997 год, в котором говорилось о проделанной работе в плане подготовки фундамента для становления Европейского Центрального Банка. А незадолго до этого, в мае, 15 (!) лидеров стран-участниц ЕС собрались в Брюсселе на саммит, результатом которого должно было явиться решение о снятии “валютных границ” между 11 странами и утверждение главы ЕЦБ. В последнем вопросе развернулось жесткое противостояние Франции и Германии, как наиболее сильных в экономическом плане стран из 11 отобранных.
Решение организовать банк во Франкфурте-на-Майне, в Германии, как считают многие эксперты, было платой Германии за участие ее в ЭВС, то есть отказ от своей сильной валюты. Без участия немецкой марки евро вряд ли заняло бы достаточно прочную позицию на международном валютном рынке. В таком случае Франция осталась бы наедине с недостаточной массой валют остальных 9 стран-участниц.

А тут еще Италия, которую взяли в число 11-ти стран лишь “за красивые глаза”: она до недавнего времени не удовлетворяла сразу нескольким требованиям для вступления в ЭВС. В общем, без Германии (при воздержании Великобритании) евро пришлось бы туго.
Кстати, о Великобритании. Опять же, ряд экспертов сходятся во мнении, что выжидательная позиция Туманного Альбиона в случае успешного дебюта евро окажется ошибочной, ибо финансовый центр Европы неизбежно перекочует из Лондона во Франкфурт, поскольку именно там будет сосредоточена исполнительная власть евро-пространства, его мозг. Если бы Великобритания приняла участие в первом этапе хождения евро, вполне вероятно, что ЕЦБ был бы организован на ее территории.

Впрочем, это не означает, что Великобритания, Греция, Дания и Швеция не принимают участия в создании капитала ЕЦБ (см. ниже).
Так или иначе, но оставался еще вопрос о президенте этого нового банка. И лидеры Франции и Германии ехали на майский саммит (где, кстати, председательствовал “нейтральный” премьер Великобритании Тони Блэр) каждый со своими предложениями.
Долгое время у европейцев была на этот пост одна кандидатура, предложенная Германией, 62-летний председатель расположенного во Франкфурте Европейского Валютного Института Вим Дуйзенберг. До середины 1997 года он на протяжении 16 лет возглавлял центральный банк Голландии. На этой должности он зарекомендовал себя с наилучшей стороны, во многом благодаря его усилиям Нидерланды вступили в период стабильности и экономического роста. Кроме того, франкфуртский Институт считается прообразом Европейского Центрального Банка, поэтому вполне логично было бы, чтобы Дуйзенберг и перешел в новое качество в новом учреждении. [8]
Однако, полгода назад президент Франции Жак Ширак предложил, чтобы место главного европейского банкира занял председатель центрального банка его страны 55-летний Жан-Клод Трише. Аргументы его также нельзя было сходу отмести. Ссылаясь на германскую родословную Дуйзенберга и на местоположение главного финансового учреждения Европы в сердце финансовой столицы ФРГ, он настаивал, чтобы влияние Германии на формирование европейской монетарной политики было каким-то образом компенсировано.



Содержание  Назад  Вперед