Управляющая структура ЕЦБ


Переговоры в первый же день зашли в тупик. Это можно считать первым крупным разногласием членов ЕС. Уступать не хотел никто.

Гельмут Коль, у которого в сентябре намечались выборы (которые тот, кстати, проиграл зря старался), очень хотел вернуться из Брюсселя с победой. Он аргументировал свою позицию тем, что смена кандидатуры президента ЦБ вызовет сомнения в политической незаангажированности этого проекта.
Однако второй день саммита принес облегчение. Компромисс был найден. Вим Дуйзенберг назначается на пост президента ЕЦБ, но находится на нем не весь 8-летний срок, как это регламентирует Устав, а только 4 года, по прошествии которых его сменяет Жан-Клод Трише, заступающий уже на весь срок.

Относительно редкая смена президентов, по мнению европейцев, должна обеспечить независимость глав Банка от политических пертурбаций.
Премьер Блэр сразу же после достижения соглашения (в час ночи) вышел к журналистам и объявил, что все прошло согласно первоначальному плану: будто Дуйзенберг и не собирался оставаться на полный срок. В такой решающий момент очень важно было продемонстрировать взаимопонимание между всеми странами, объединяющими валюты. Следует заметить, что противники евро очень цепко ухватились за этот шаткий компромисс и считают это недобрым знаком. [9]
Управляющая структура ЕЦБ зафиксирована в Уставе, который прилагается к Соглашению о ЭВС. В ней выделяются три главных органа:

Управляющий Совет ЕЦБ
Статья 10.1 Устава ЕСЦБ: “в соответствии со статьей 109а (1) данного Соглашения, Управляющий Совет должен включать членов Совета Директоров ЕЦБ и председателей национальных центральных банков”

Совет Директоров ЕЦБ
Статья 11.1 Устава ЕСЦБ: “в соответствии со статьей 109а (2) (а) данного Соглашения, Совет Директоров должен включать Президента, Вице-президента и четырех других членов”

Генеральный Совет ЕЦБ
Статья 45.2 Устава ЕСЦБ: “Генеральный Совет должен включать Президента и Вице-президента ЕЦБ и председателей национальных центральных банков. Другие члены Совета Директоров могут участвовать в нем без права голоса.”




Как видно, национальные центральные банки стран-участниц евро-пространства не упраздняются, а их действия координируются Европейским Центральным Банком. Вместе эти два института составляют Европейскую Систему Центральных Банков, ЕСЦБ.
9 июня 1998 года Генеральный Совет ЕЦБ утвердил проценты участия государств-членов ЕС в капитале ЕЦБ. Они таковы:































































Banque Nationale de Belgique (Бельгия)

2.8885%

Danmarks Nationalbank (Дания)

1.6573%

Deutsche Bundesbank (Германия)

24.4096%

Bank of Greece (Греция)

2.0585%

Banco de Espaсa (Испания)

8.8300%

Banque de France (Франция)

16.8703%

Central Bank of Ireland (Ирландия)

0.8384%

Banca dItalia (Италия)

14.9616%

Banque centrale du Luxembourg (Люксембург)

0.1469%

De Nederlandsche Bank (Нидерланды)

4.2796%

Oesterreichische Nationalbank (Австрия)

2.3663%

Banco de Portugal (Португалия)

1.9250%

Suomen Pankki (Финляндия)

1.3991%

Sveriges Riksbank (Швеция)

2.6580%

Bank of England (Великобритания)

14.7109%



Основной целью ЕСЦБ, определенной в статье 2 Устава ЕСЦБ, является сохранение ценовой стабильности на территории Сообщества. В статье 3 того же Устава определены прочие функции ЕСЦБ:


  1. определять и осуществлять валютную политику Сообщества;

  2. проводить обменные операции с иностранными валютами;

  3. содержать и управлять официальными валютными резервами участвующих государств - членов;

  4. способствовать нормальному функционированию платежных систем, обеспечивать финансовую стабильность и стабильность работы кредитных учреждений.



Технические вопросы перехода к единой валюте

Чем ближе заветная дата 1 января 1999 года, тем ясней представляются проблемы, возникающие в связи с этим. На первый взгляд, для мирового исторического процесса они представляются действительно чисто техническими и незначительными. Однако, масштаб проводимых изменений и распространенность вычислительной техники ставят подобные вещи в один ряд с концептуальными проблемами функционирования новой валюты. Частично от того, насколько хорошо экономические субъекты смогут приспособиться к новым условиям, зависит успех новой валюты.

Расходы, которые предстоит понести фирмам для организации параллельного учета в новой валюте, представляются для многих мелких фирм просто фатальными.
GARTNER Group авторитетнейшая американская исследовательская и аналитическая организация предполагает, что европейские компании должны будут потратить в общей сложности от 150 до 400 миллиардов долларов на необходимую модернизацию компьютерных систем, с тем чтобы они могли корректно обрабатывать новую денежную единицу и операции с ней. Что любопытно, европейцев очень заботит такой, казалось бы, незначительный вопрос как отсутствие на клавиатурах компьютеров символа евро. [10]
Уже сейчас участились случаи слияния мелких компаний в интернациональные концерны. Так, по их мнению, они смогут противостоять обрушившемуся на них “несчастью”.
А еще через год перед всем миром возникает проблема 2000 года, о которой тоже говорится очень давно. Снова миллиардные расходы. А еще через два года переход на наличные евро.

Значит, замена таксофонов, счетчиков на автостоянках и так далее. Всю это выливается в круглую сумму. Наиболее прогрессивные решения предлагают рассматривать эти проблемы как одну и разбираться с ними за один прием.

Такие “единовременные” расходы еще долго будут вспоминаться европейцам.
Впрочем, надо отдать им должное. Трудности, связанные с переходом на новые деньги, они переносят стойко и даже стараются их предупреждать. Так, например, двойной масштаб цен, который должен был появиться лишь за полгода до введения в обращение наличных евро, уже сейчас присутствует во многих магазинах.

А в Италии вообще пошли на удивительный эксперимент: по инициативе правительства и с согласия ЕЦБ и Европейской Комиссии, итальянский монетный двор уже напечатал 1 миллиард евро. Эти деньги были завезены в почтовые отделения двух маленьких городков близ Флоренции - Понтассьеве и Фьезоле. Местные жители запросто могут обменять свои деньги на евро (по курсу 2000 лир за 1 евро) и расплачиваться ими во всех учреждениях этих городов. Эксперимент был запущен в октябре этого года и стартовал, по мнению властей, вполне успешно.

Расчитан он на полгода. Единственное, что заботит: хватит ли наличных евро. Дело в том, что в эти города уже потянулись вереницы нумизматов, стремящихся заполучить в свои коллекции несуществующую пока официально валюту. [11]
Впрочем, евро стали штамповать уже не только в “игрушечном” варианте. 11 мая 1998 года в городе Пессак близ Бордо был запущен станок для чеканки новых монет. До конца 2001 года на этой фабрике предстоит отчеканить более 7,5 млрд. монет общим весом 30 тыс. тонн в четыре раза больше веса Эйфелевой башни. Это обойдется Франции в 97 млн. франков. [12]

Заключение

Со времени зарождения в ЕС идеи об интеграции денежных систем стран-участниц прошло немало времени и была проделана гигантская работа. Мы были свидетелями поэтапного, продуманного и размеренного движения Европы к намеченной цели. Особенностью этого движения была полная его открытость и разъяснение каждого шага. В европейской прессе, СМИ, в Интернете всегда можно было найти массу оперативной и аналитической информации разного уровня, касающейся процесса интеграции.

Для успешного функционирования ЭВС был создан ряд европейских учреждений с долевым участием в них всех членов ЕС.
Официальные лица не скрывают своей надежды на то, что создаваемая валюта потеснит американский доллар, возьмет часть его роли на себя. Экономический потенциал Европы гораздо больше, чем у США и Японии вместе взятых. Но до сего момента темпы развития европейской индустрии были куда более низкими, чем в этих государствах. Ожидается, что введение единой валюты позволит снять эту проблему. Впрочем, вряд ли стоит ожидать мгновенного эффекта от процесса интеграции.

Мировая экономика слишком большой механизм, очень чутко реагирующий на ошибки, но слишком долго подтверждающий правильность тех или иных действий. В общем, если в январе 1999 года не произойдет резкого обвала курса евро, это вряд ли произойдет в дальнейшем. На то есть объективные причины.
Из-за масштабных затрат, которые необходимо будет сделать хозяйствующим субъектам всего мира на стыке тысячелетий (а европейским в особенности) вероятен уход с рынка множества мелких компаний, либо объединение их в более крупные. Настоящее время в европейском сообществе золотая жила для производителей программного обеспечения для учета и осуществления транзакций. Массовое обновление парка вычислительной техники также дает толчок развитию соответствующих отраслей.

Январь 1999 года приближается неумолимо и европейцы лихорадочно заканчивают последние приготовления к этой дате.
16 Декабря 1998 г.

Источники информации


  1. Иванова А., Быков П. Евро против доллара //Эксперт, №44, 1998

  2. Балабанов А. Предпосылки создания и будущее новой европейской валюты - евро. <




Содержание  Назад  Вперед