Индии и Китая - после 1950 г.


Второй стадией является стадия перехода, создающая условия для взлета. Этот этап, по классификации автора, относится прежде всего к истории европейских стран конца XVII - начала XVIII в. Развитие науки, рынка и конкуренции рассматриваются как главная сила, приводящая к тому, что уровень капитальных вложений превышает прирост населения на 10%. Одновременно в Европе происходит укрепление национальных государств.
Третью стадию Ростоу называет стадией решающего сдвига и связывает ее с резким увеличением капитальных вложений, что ведет к доминированию в различных странах того или иного экономического сектора.
Для Англии эта стадия составляет два десятилетия после 1783 г. в результате роста ткацкой промышленности; для Франции и США - несколько десятилетий перед 1860 г.; для Германии - третья четверть XIX века под влиянием строительства дорог и развитием железнодорожного транспорта; для России и Канады - период перед 1914 г. на базе роста новых добывающих отраслей и сельского хозяйства; для Индии и Китая - после 1950 г.
Четвертая стадия, или стадия зрелости, характеризуется для национальных экономик выходом за рамки превалирующих отраслей, при этом наблюдается постоянный, но волнообразный прогресс на всем фронте хозяйствования.
Рубежи классификации по Ростоу для четвертой стадии следующие: для Англии - 1850 г., для Германии и Франции - 1910 г., для Японии - 1940 г., для СССР и Канады - 1950 г.
Пятая стадия, или стадия массового потребления, это современное нам общество. Основа этой стадии - развитие автомобильной промышленности, массовое строительство, прежде всего благоустроенного жилья в пригородной зоне, развитие сферы услуг.
Одновременно век массового потребления сопровождается такими негативными явлениями, как ухудшение окружающей среды, проблемы крупных городов, рост преступности.
Применительно к американской экономике Ростоу ставил вопрос о переходе к шестой стадии и называл эту стадию поиском качества. Следует заметить, что работа “Стадии экономического роста” была написана в 60-е годы. С того времени в динамике промышленного развития стран произошли изменения и поиск нового качества касается не только экономики США.
Классификация Ростоу получила довольно широкое распространение на Западе, на нее опираются в истории экономики, промышленной социологии. Однако противники этой схемы отмечают ее довольно существенный недостаток: она несет в себе идею технологического детерминизма. Отдавая предпочтение технике, автор недостаточно внимания уделил многим экономическим явлениям, социальным факторам.
Более полную картину индустриального общества дорисовывают в своих трудах другие сторонники этой концепции. Определенный уровень промышленного развития стран дополняется характеристикой социально-экономической структуры.
Особенности этой структуры, по их мнению, состоят в следующем:
1) ликвидация доминирующей роли собственности и сосредоточение власти в корпорациях в руках управляющих;
2) переход решающей роли в экономическом развитии к крупным корпорациям, ликвидирующим монополистические тенденции прежних собственнических форм;
3) компьютеризация и информатизация общества;
4) ликвидация с помощью государства полюсов богатства и нищеты;
5) создание условий для безграничного использования науки и техники.
Одним из видных сторонников концепции индустриального общества является Дж.К.Гэлбрейт - профессор Гарвардского университета, избиравшийся президентом Ассоциации американских экономистов. Кроме того, Гэлбрейт играл заметную роль в политике, во время второй мировой войны он был начальником Управления по контролю за ценами, работал в администрации президента Кеннеди, был послом США в Индии.
В Словаре политической экономии И.Палгрейва, одном из самых известных в мире, издания 1988 года, дается следующая характеристика Дж.К.Гэлбрейта: “Дж.К.Гэлбрейт представляет собой парадокс... На протяжении его выдающейся карьеры экономическая наука двигалась в направлении все более формальных моделей, предполагающих математическое выражение, и проявляла все меньше интереса к старомодной политической экономии, в то время как Гэлбрейт ни на йоту не сдвинулся в какую-либо сторону... В итоге мы имеем экономиста вне главного потока экономической мысли, но в гуще экономических событий”.

Гэлбрейт - автор более, чем двух десятков книг, из которых четыре или пять стали бестселлерами на Западе. На русский язык переведены его работы: “Новое индустриальное общество”, “Экономические теории и цели общества”, “Жизнь в наше время”.
От основоположника институционализма Т.Веблена Гэлбрейт унаследовал прежде всего социологический подход: изучение социальной и организационной структуры общества в связи с анализом экономических процессов. Гэлбрейт воспринял также вебленовскую критику праздных классов, направив протест в своих работах против всевластия монополий.
Истоки воззрений Гэлбрейта коренятся также в учении Дж.М.Кейнса. С Кейнсом Гэлбрейта роднит прежде всего то, что он посягнул на господствовавшую в 30-е годы неоклассическую школу. Когда Гэлбрейт обучался в американских университетах, эта школа считала высшим выражением экономической мысли “Принципы политической экономии” А.Маршалла.

Гэлбрейт быстро отметил главный недостаток этой теории: при всей логичности ее выводов она не соответствовала реальной действительности. В своей книге “Жизнь в наше время” Гэлбрейт пишет: “Мир Маршалла - нечто чистое и опрятное, без безработицы, инфляции и депрессии, во всяком случае, их там немного... Он не дает представления о мире, как он есть”.57
Гэлбрейт воспринял многие идеи Кейнса, касавшиеся государственного регулирования экономики, сглаживания кризисов, сокращения безработицы.
В своей работе “Новое индустриальное общество” автор развивает мысль о том, что главным хозяйственным субъектом современной экономики является крупная фирма. В отличие от неоклассиков, указывающих, что фирма подчинена требованиям потребителей и законам рынка, Гэлбрейт утверждает противоположное. Он показывает, что не потребитель через рынок диктует условия производителю, а, наоборот, крупная фирма при помощи созданной ею организации господствует над потребителем, диктует законы рынку.

Она сама создает рынок на новые товары, искусственно формируя спрос на них, воздействуя на психологию потребителя.
Крупная корпорация у Гэлбрейта - экономическая основа того, что он называет планирующей системой. Одновременно такая корпорация выступает и как социальный институт, внутри которого действует механизм ликвидации социальных различий и корректировки доходов.
Корпорация же вызвала к жизни новый социальный слой, так называемую техноструктуру. Этот слой включает в себя менеджеров, лоббистов, юристов, экспертов в области общественных связей, специалистов по рекламе и сбыту. Именно они, а не собственники, считает Гэлбрейт, принимают решения, используя громадный информационный потенциал, вычислительную технику, математическое моделирование.

Таким образом, функционирующий капитал полностью отделяется от капитала собственности.
В более поздней своей работе “Экономические теории и цели общества Гэлбрейт выдвигает идею о двухсекторной экономике, включающей в себя рыночный и планирующий секторы. В это время Гэлбрейт несколько смягчает свою критику в адрес неоклассической теории. Исследование рыночного сектора (а это в 70-е годы, когда была написана работа, около 12 млн. мелких фирм), показывает, что деятельность этого сектора приближена к неоклассической рыночной модели. Цена для таких фирм - внешний фактор, на который они повлиять практически не в состоянии, и потому должны реагировать на цены, сокращая издержки, реагируя на вкусы потребителей и т.д.

Модель же поведения корпорации в планирующей системе совершенно иная, она не подчиняется принципам неоклассической теории.
Планирующая система обеспечивает контроль над ценами и издержками, включая контроль над ценами при закупках и продажах в обороте с рыночной системой. Будучи способной регулировать условия продаж и закупок, планирующая система, естественно добивается выгодных для себя условий.
Планирующая система способна обеспечить более высокую заработную плату своим работникам за счет высокой производительности труда. Благодаря этому она поглощает профессиональную элиту - специалистов по вычислительной технике, адвокатов, бухгалтеров, юристов. В рыночном же секторе, как правило, работают люди, имеющие более низкий уровень образования.

Имеет место, как показал Гэлбрейт, и расовая дискриминация; в мелких фирмах, особенно сельскохозяйственных, в США зачастую используются мексиканские и негритянские рабочие.
Методы борьбы с инфляцией снижают спрос, цены и доход в рыночной системе. В планирующей системе воздействие на ограничение спроса будет сказываться на объемах производства и занятости. Снижение объемов производства ударит по потребителю, а безработица резко сокращает шансы найти работу, и от этого в первую очередь страдают работники мелких предприятий.
Мелкий предприниматель в рыночной системе в состоянии сохранить свое дело частично благодаря своей способности снизить личный доход, и частично потому, что в условиях малочисленных профсоюзов, вдобавок не пользующихся популярностью, он может, когда это необходимо, снизить заработную плату своих рабочих. Такая эксплуатация, как пишет Гэлбрейт, одобряется государством, а самоэксплуатация предпринимателя высоко ценится с точки зрения социальной добродетели.

Интересные записи



Содержание  Назад  Вперед