Что называется, дом- полная чаша.


Принимаем и проживаем его. Задаем вопрос: "Что за этим?" Делаем шаг назад и попадаем в следующий транс-образ более глубинного негатива, который также принимаем и проживаем.
Проживая приходящие состояние, снова задаем вопрос: "А что за этим?" И с этим вопросом делаем шаг назад.
На определенном этапе, спросив, что за этим, мы попадаем в транс-образ коренного, причинного негатива. Принимаем и проживаем его.
Затем, сделав еще один шаг назад, погружаемся в образ исконного позитивного переживания. Наполняемся им.
Если мы чувствуем, что у этого состояния есть еще один транс-образ, то с вопросом: "А что за этим?"  делаем еще шаг назад. И, попав еще в один транс-образ исконного позитивного переживания, позволяем ему заполнить нас без остатка.
Наполненные этим состоянием рая  состоянием света, любви, свободы,  мы возвращаемся к месту, на котором создавали ситуацию. Идем вперед, пронося это состояние радости и света. (Просто идем безостановочно.)
Попав на место, с которого начинали свое погружение  место создания пугающей ситуации, мы наполняем его позитивным состоянием.
Смотрим на трансформацию ситуацию  возможно, она та же, но происходит по иным законам, возможно, это будет совершенно другая ситуация. Но в любом случае мы прочувствуем и увидим, что мы вступили в новый мир, наполненный светом и любовью.
У тридцатилетней Алины замечательный, любящий муж, ребенок. Они вполне обеспечены, отлично подходят друг другу. Что называется, дом  полная чаша. Все было бы хорошо.

Но в душе Алины сидел страх, что муж ее бросит. Она мучилась сама, мучила Антона и ничего не могла с собой поделать. В очередной раз Антону предстояла командировка, а Алина начала сходить с ума.

Они очень сильно поссорились, и когда Антон поехал в аэропорт, Алина стала собирать вещи, чтобы навсегда уехать с дочерью к матери. И  поскольку терять было уже нечего  решила пройти этот страх до конца.
Ситуация: Антон с другой женщиной, он ее любит. Алина брошена!
Она создает перед собой образ пугающего события. Входит в образ. Чувствует ситуацию так, словно она происходит сейчас.

Проживает все, что приходит.
С вопросом "Какое чувство стоит за этой ситуацией?"  делает шаг назад. Боль и ужас. Неприятие.

Алина кричит: "Нет, нет, нет!" Принимает эту боль, этот страх.
Вопрос: "Что стоит за этой болью, за этим ужасом?",  шаг назад, и новый транс-образ: одиночество  словно она одна в мире. Безысходность.
Вопрос: "Что за этим?"  еще шаг назад. Транс-образ: смерть. Жить незачем. Мир лжи и обмана.

Алина видит образ старухи в черной накидке, вместо лица  голый череп с горящими глазами. Ей страшно. Проживает этот страх, принимает его.
Еще вопрос: "Что за этим?",  шаг назад. Следующее чувство в транс-образе  равнодушие. Все не важно и все бессмысленно. Нет ничего.

Алина впадает в состояние полнейшего безразличия и отупения, когда что жизнь, что смерть  все едино. Принимает и проживает это состояние.
"Что за этим?" Алина делает шаг, и чуть не падает от нахлынувших прекрасных ощущений. Рыхлая земля, словно после стаявшего снега, пробиваются ростки подснежников. Зарождение жизни.
Вновь вопрос, шаг назад в следующий транс-образ: Алина видит себя с младенцем на руках, дочь, мужа. Они так счастливы! И вдруг  червь сомнения. "Какой может быть ребенок, если я ему не верю?" И опять Алиной овладевают страхи.

Она принимает и проживает это.
"Что за этим?" Очередной шаг назад, и Алина попадает в гнездышко с птенчиками! Их много, они раскрыли свои клювики и словно все вместе смеются. Смеются над Алиниными страхами.

Они такие забавные, что Алина хохочет вместе с ними.
"А что за этим?" Небо, в нем радуга. Безбрежное чувство свежести. Словно глоток весеннего воздуха, когда выходишь из подвала. Алина наполняется этой свежестью (исконное позитивное состояние).

Потом чувствует, что ей хочется сделать еще шаг.
"Что за этим?" Шагает. Еще один транс-образ исконного позитива: Алина сама становится этой радугой, радуга проходит через нее. Тело изгибается дугой и сияет.

Потеряв счет времени, Алина наполняется радугой, а вернее, все явственней ощущает, что она  радуга.
Радуга-Алина идет обратно, возвращается туда, где решила пройти "самый страшный страх" своей жизни. Став на то место, она увидела себя с Антоном в каком-то незнакомом кафе, влюблено смотрящих друг на друга. И такое приятное чувство близости и доверия.
Закончив процесс, Алина обошла чемодан, стоящий посреди комнаты, и отправилась мыть посуду, что-то напевая. Вечером Антон позвонил и сказал, что его оставляют в Праге на две недели. У Алины на секунду сжалось сердце.

А он продолжил: "Зато мне выписали приличные командировочные. А я вас с дочкой так редко вижу! В гостинице, где меня поселили, я доплатил за трехместный номер, иди за билетами и завтра прилетайте ко мне!"
Было все: кафе почти такое, как Алина видела в процессе, прогулки, радость, грусть, шутки и серьезные разговоры. Оба почувствовали, что никогда не были так близки.
Что могло бы случиться, если бы Алина не прожила эту ожидаемую негативную ситуацию? Вероятно, что так и случилось бы: Антон изменил, Алина пережила бы ужас и отчаянье, после чего погрузилась в одиночество. И очевидно, что это не гипотеза, это реальные события, к которым все шло, если бы Алина не трансформировала свое будущее.
Трансформация позволяет нам проникнуть в будущее и коренным образом изменить его.
Конечно, может быть и так, что страшащие нас события никогда не произойдут. Но сколько сил будет потрачено на переживания по поводу того, что существует лишь в воображении! Во что мы умудряемся превращать свою жизнь этими ожиданиями, видно на следующем примере.
Таня, двадцатисемилетняя молодая женщина, испытывала безотчетный страх за трехлетнюю дочь. Стоило Катюше на выходные уехать к бабушке, Таню начинало колотить. Где они? Что с ними? Как Катенька?

Если, не дай бог, Таня не могла дозвониться бабушке, за минуту в ее голове прокручивались самые ужасные предположения. Она окончательно поняла, что дальше так нельзя, когда, расплачиваясь в магазине, обернулась и не увидела Катю. Бросив вещи, заметалась по магазину, словно по клетке, побелела как стена, мир вокруг завертелся с бешеной скоростью. И тут раздался звонкий Катин голосок.

Малышка сидела в двух шагах от мамы за большой фигурой медведя  рекламой каких-то сладостей.
Татьяна решила пройти к истокам своего страха.
Ситуация: Таня обнаруживает, что Катюшки нет.
Создает образ, входит в него. Татьяна бледнеет, на лбу выступает испарина.
Задает вопрос: "Какое негативное переживание создает эту ситуацию?"  и делает шаг назад. В транс-образ леденящий, сжимающий сердце ужас. "Это конец света",  говорит Таня. Позволяет этому ужасу захлестнуть ее  принимает и проживает его.
Вопрос: "Что за этим?" Шаг назад. Попадает в следующий транс-образ: вихрь, смерч, невероятная мощь. Таня вся сжимается, собирается, и кажется  готова к прыжку. "Да я весь мир разнесу за Катьку",  цедит она сквозь зубы.

И в ее голосе есть что-то такое, от чего у присутствующих мороз пробегает по коже. Принимает и проживает это состояние.
Вопрос: "А что за этим?" Таня делает шаг и начинает говорить: "Здесь волчица с волчатами. Слова какие-то идут. Это из „Маугли!” Вот: „Шер-Хан не побоялся бы атаковать стаю здоровых сильных волков.

Но волчиц с детенышами обходил стороной”. Я волчица! Во мне играет сила!

И никто в целом мире не посмеет напасть на моих волчат. Ррррррррр!" Татьяна ощетинилась, и в ее глазах появился доселе неведомый блеск. Она довольно долго остается в образе, напитываясь дикой, инстинктивной, первозданной силой.
Затем задет вопрос: "А что за этим? Что за волчицей?" Делает шаг назад и попадает в новый транс-образ. Несколько минут стоит с закрытыми глазами, блаженно улыбаясь. Не открывая глаз, рассказывает: "Здесь Богоматерь. С младенцем на руках.

Она просто смотрит на меня и все понимает. Она все понимает.  Таня начинает плакать.  Господи, хоть кто-то все понимает!" Таня плачет и, кажется, с каждой слезинкой сбрасывает печаль и страх своей жизни.
Проплакавшись, она задает вопрос: "Что за этим?",  делает шаг назад и попадает в объятия ангела. "Словно меня обнимают облака,  говорит.  Мне можно успокоиться. Можно расслабиться! Все будет хорошо, все уже хорошо. Мне никогда не было так спокойно".

Таня остается в "объятиях ангела" столько, сколько ей хочется. Чувствует, что это исконное позитивное переживание, дальше идти незачем. Наполняется состоянием безмятежности, защищенности, благодати.
Сохраняя ощущение этих объятий, этого дивного покоя, она медленно, с улыбкой на лице возвращается туда, откуда начинала путь,  к месту, в котором создала пугающую ситуацию. И видит новый образ. Катюшка улыбается, за плечом у нее ангел, а рядом, возле ноги, волчица. "Они теперь всегда с Катей!"  восклицает Татьяна.
Сколько бы Таня ни убеждала себя в дружелюбии мира по отношению к малышке, в глубине души оставались сомнение и страх  просто глубже загнанные.



Содержание  Назад  Вперед