Последующие исследования


(Moss et al., 1949), тест на группы фигур (Oilman, Raskin Witkin, 1971) и тест возрастных изменений тест оценки общей культуры Кеттелла ( (Cattell Cattell, 1963). Точность невербальной расшифровки информации значимо коррелировала лишь с исполнением Теста на группы подставляемых цифр. Стернберг и Смит (Sternberg Smith, 1985) пришли к выводу о недостаточности доказательств для утверждения, что навыки невербальной расшифровки дают вескую информацию о модели социального интеллекта.
Последующие исследования, проведенные Барнсом и Стернбергом (Barnes Sternberg, 1989) были более удачными. Тестируемым давали те же картинки, которые использовали Стернберг и Смит (Sternberg, Smith, 1985). Некоторые изображения представляли гетеросексуальные пары, а другие наставника и ученика. В дополнение к определению ситуации, зафиксированной на изображениях, участников просили оценить их собственную уверенность в выводах и отметить, какие признаки на той или иной картинке заставили их сделать соответствующее заключение. Респондентов также просили указать важность этих отличительных черт при принятии решения, определить их значимость, основанную на количестве особенностей, представленных на той или иной картинке.

Было проведено также несколько измерений социального и академического интеллекта. Уровень социальных способностей определялся по фактору социальной компетентности, предложенному Стернбергом и его коллегами (Sternberg et al., 1981) и определяющему 13 типов поведения. Посредством модели социальных способностей (Ford, 1982) были протестированы ситуативные способности. Общий уровень социальной компетентности определяли по шкале сочувствия (Hogan, 1969) и по шкале самоконтроля (Snyder, 1974). Общий уровень когнитивного интеллекта устанавливался с учетом полученного образования, школьной деятельности и с применением теста умственных способностей ХэнмонаНельсона (Nelson Lamke, 1973).

Варне и Стернберг установили значимую корреляцию между точностью при невербальной дешифровке информации в тестах с изображениями пар и результатами других измерений социальных способностей. Вместе с тем точность декодирования не коррелирует с результатами оценки когнитивного интеллекта. Зато существует корреляция между количеством признаков, идентифицированных участниками тестирования, и уровнем когнитивного интеллекта.

Исследователи заключили, что способность точно расшифровать невербальную информацию является показателем социального интеллекта.
Вонг, Дэй, Максвелл и Мира (Wong, Day, Maxwell Меага, 1995) объяснили неудачи в различении социального и академического интеллекта тем, что в их тестировании используются письменные формы заданий. Они попытались установить взаимосвязь между когнитивными и поведенческими оценками этих форм интеллекта. Сначала эти ученые обратились к определению академического интеллекта, измерению социального восприятия (когнитивного социального интеллекта), оценивая вербальные и невербальные способности, самооценку и оценку тестируемых другими, а также изучали эффективность гетеросексуальных взаимодействий (поведенческий социальный интеллект) студентов. Привлекая факторный анализ, они обнаружили, что модель, наилучшим образом соответствующая полученным данным, состоит из трех факторов: социальная проницатель-
ность, эффективность гетеросексуального взаимодействия и академический интеллект. Другое направление исследований основывалось на изучении трех когнитивных аспектов социального интеллекта, таких как социальные знания (знания правил этикета), социальная проницательность (способность понимать эмоциональное состояние других) и социальная интуиция (способность понимать наблюдаемое поведение в рамках социального контекста). Наилучшая, по мнению исследователей, модель включает три составляющие: академический интеллект, комбинированный фактор социального понимания (социальная интуиция) и социальные знания.

Вонг с коллегами смог выделить не только поведенческие, но также и когнитивные аспекты социального интеллекта, характеризующие его отличие от академического.

Джонс и Дэй (ones Day, 1997) пытались пойти дальше в определении когнитивных и поведенческих аспектов социального интеллекта. Они рассмотрели взаимосвязь между двумя характерными факторами социального интеллекта, которыми являются кристаллизованные социальные знания (декларативные и опытные знания о хорошо знакомых социальных событиях) и социально-когнитивная гибкость (способность применять социальные знания при решении неизвестных проблем). Эти ученые предположили, что две особенности социального интеллекта могут быть вычленены при решении академических задач. Оно зависит от способности неординарно мыслить в случае с незнакомыми абстрактными заданиями, притом что те, как правило, имеют лишь одно правильное решение. Для измерения уровня кристаллизованных социальных знаний, социально-когнитивной гибкости и способностей к решению теоретических задач ученые привлекли данные самооценки, оценки педагогов, вербального тестирования и проверки с применением картинок.

Участниками исследований стали 169 студентов высшей школы. Кроме того, ученые получили оценку социальной компетентности, данную преподавателями. Факторный анализ матрицы соотношений среди проведенных измерений показал, что фактор социально-когнитивной гибкости можно отличить и от фактора кристаллизованных социальных знаний, и от фактора решения теоретических задач. Однако последних два невозможно было различить.

В дальнейшем эти исследователи обнаружили, что все три составляющие весьма значимы при оценке социальной компетентности.
Хотя открытия Джонса и Дея (ones Day, 1997) дают основания для того предположения, что существуют процессы, связанные с решением новых социальных задач, отличные от используемых при решении известных социальных проблем или незнакомых задач теоретического рода, все-таки эти исследования имеют свои границы. Во-первых, выбираются (студенты высшей школы) только люди новички в решении практических задач. Таким образом, их уровень знаний отражает абстрактные концепты, которые по своей сути сходны с типом задач, имеющих академическую направленность. Индивиды, которые более компетентны в решении социальных задач, могут иметь знания, отличные от способности решать проблемы теоретического свойства. Во-вторых, получению этих результатов, возможно, способствовала методика измерений.

Задания на кристаллизованные социальные знания и решение теоретических задач предполагают единственно правильный ответ. В то же время при измерении социально-когнитивной



Содержание  Назад  Вперед