Эмоциональный интеллект


гибкости респондентам предлагали дать их собственную интерпретацию, оценить важность различных социальных целей и указать наиболее эффективный путь их достижения. Сходство форматирования двух упомянутых выше измерений создает неестественно высокие показатели оценок, величины.
Ограниченность тестов, выявленная Джонсом и Деем (ones Day, 1997), стала причиной сомнений Килстрома и Кантор (Kihlstrom Cantor, in press) относительно психометрических подходов в изучении социального интеллекта. В работах Кантор и Хэрлоу (Cantor Harlow, 1994), Кантор и Килстрома (Cantor Kihlstrom, 1987; Kihlstrom Cantor, in press) оценивается представление отдельной личности о социальном интеллекте. Эти ученые считают, что социальное поведение действительно обусловливается уровнем интеллекта, поскольку оно является результатом таких когнитивных процессов, как восприятие, память, рассуждение и решение проблем. Исследователи утверждают, что психометрические методы при изучении социального интеллекта уделяют много внимания уровню социального интеллекта у конкретного человека, а не тому, как он определяет поведение личности.

Индивидуальные различия в социальном поведении связаны с разницей в знаниях и стратегиях, необходимых для выполнения социальных задач.
Кантор и Хэрлоу (Cantor Harlow, 1994) предположили, что интеллектуальное поведение предполагает приспособляемость к результатам чьих-либо действий, использование их для достижения других целей в различных ситуациях. Приспособляемость способность гибко реагировать на то, какие задачи следует выполнять и каким образом это делать. Это аспекты, отражающие способность конкретного человека к кристаллизации информации, что позволяет достигать поставленных целей и успешно решать возникающие проблемы.

Кантор и Хэрлоу доказали, что исходя из информации о различных задачах и границах поведения людей затруднительно получить устойчивые измерения их социального интеллекта.
Вместо того чтобы разрабатывать способы, помогающие оценить индивидуальные различия социального интеллекта, Кантор с коллегами обратились к изучению когнитивных процессов, являющихся основой интеллектуального социального поведения (Kihrstom Cantor, in press). Они сфокусировали внимание на единице измерения жизненных проблем, которую следует принять при исследовании социального интеллекта. Жизненные задачи сам индивидум определял как значительные и служащие для организации его ежедневной деятельности. Они позволяют оценить способность людей решать проблемы социального характера и знания о путях их преодоления.

Жизненными задачами были установление новых дружеских отношений, поиск спутника жизни, карьера, достижение успеха. Кантор с единомышленниками обратили внимание на переходные периоды (от колледжа до высшей школы), чтобы найти индивидуальные различия в определении жизненных задач (Kihlstorm Cantor, in press). Ученые установили, что люди формулируют планы действий, отслеживают свое развитие, оценивают результаты собственной деятельности.

Они обращаются к своей биографической памяти, чтобы понять разные причины, приведшие к достижению полученных результатов, и альтернативные действия, какие были возможны. Когда выполнение
жизненной задачи сталкивается с серьезными трудностями, люди должны или пересмотреть свои планы, или наметить себе новые. Как будет указано далее, способ, предложенный Кантор и ее коллегами, является аналогичным метакомпонентной идентификации, которая, по Стернбергу (Sternberng, 1985b), позволяет уточнить "интеллект успеха" уровень интеллекта, приводящий к достижению успеха, "отвечающего" за успех.
К сожалению, недавние попытки определить и измерить социальный интеллект не внесли существенных улучшений в наше понимание этой модели. Такое ощущение, что существует так же много определений и толкований понятия социального интеллекта, как и исследователей, занимающихся этой проблемой. Определение социального интеллекта предполагает различение таких аспектов, как социальное восприятие, социальные знания, социальная интуиция, сопереживание, социальная память и социальная адаптация. Более того, последовательно анализируется складывающееся между разными измерениями социального интеллекта соотношение, а также их взаимосвязь с тестированием академического интеллекта. Признавая, что заинтересованность Кантор и Хэрлоу (Cantor Наг-low, 1994) вызвана расхождениями во мнениях при оценке социального интеллекта, мы считаем, что модель скрытых знаний, детально описанная в других главах, представляет собой попытку определить контекстуальные характеристики, являющиеся аспектом практического интеллекта.

Тестирование неявных знаний оказывается успешным при прогнозировании исполнения (результатов поведения) и при установлении различий между практическим и абстрактным, или академическим, интеллектом (Sternberg et al., 1993; Sternberg et al., 1995). Прежде чем мы рассмотрим вопрос об измеряемости практического интеллекта, осмыслим другую относящуюся к нему модель: эмоциональный интеллект.
Исследование и теоретическое описание модели эмоционального интеллекта имеет намного более короткую историю, чем изучение социального интеллекта. Как указывают в своей работе Мейер, Селавей и Карузо (Mayer, Salovey Caruso, in press), рассмотрение эмоционального интеллекта продолжается всего десятилетие. Поэтому можно точно установить количество определений эмоционального интеллекта и методов, применяемых для его изучения.
Мейер и его коллеги (Mayer et al., in press) отметили различия между двумя основными моделями эмоционального интеллекта. Модель способностей это представление об эмоциональном интеллекте как о пересечении эмоций и познания. Смешанная модель выдвигает понятие эмоционального интеллекта как сочетания умственных и персональных черт, присущих каждому конкретному человеку.

Сначала речь пойдет о смешанных моделях (Bar-On, 1997; Goleman, 1995) и об общих измерениях эмоционального интеллекта. Затем обратимся к трудам ученых Мейер и Селавей, пытающихся охарактеризовать эмоциональный интеллект как отличительную особенность личности. .
К концепции эмоционального интеллекта привлек внимание Голмен (Goleman, 1995). Он, как и другие исследователи (Gardner, 1983; Sternberg, 1997a), доказал,



Содержание  Назад  Вперед