Чем не являются неявные знания


ны между собой. Это значит, что мы можем объяснить, почему эти характерные признаки объединены, когда детализируется реальный концепт неявных знаний.
Во-первых, существует реальная взаимосвязь между особенностями процедурной структуры и практической ценностью. Процедурные знания', будучи направленными на практическую пользу, в самом способе детализации содержат возможность применения. Декларативные знания, напротив, имеют специализацию в зависимости от применения. А потому впоследствии могут быть невостребованными или бесполезными.

Таким образом, процедурные знания в большей степени связаны с достижением индивидом конкретных целей.
Во-вторых, знания, полученные при содействии внешних обстоятельств, с большей вероятностью будут иметь практическое значение. Если знания получены автономно, увеличивается процент неудачи, какая может постичь индивида в данном процессе. В таких случаях те, кто все же добился успеха, получают сравнительное преимущество. Оно окажется меньше, если знания приобретены благодаря внешней поддержке (например, подробного и действенного преподавания), поскольку большее число людей используют те же знания.

В то же время знания, полученные посредством собственного опыта, имеют более личную отнесенность к задачам и ситуациям, с которыми именно этот человек сталкивается в своей повседневной жизни.
И наконец, мы соотносим знания, полученные в результате собственного опыта, с теми, какие являются процедурными по своей структуре. Поскольку вторые труднее всего выразить словесно, а их связь с декларативными знаниями слабее, приобретение их, вероятнее всего, зависит от обучения на основе опыта. По той же причине знания, полученные опытным путем, связаны с действиями, поскольку они были получены в контексте выполнения повседневных практических задач.
Каждая из этих отличительных особенностей рассмотрена как непрерывная, а не как дискретная величина неявных знаний. Вот потому знания распределяются по категориям независимо от того, обладают или не обладают они этими признаками, а скорее как явление качественное. Некоторые знания были получены при большей обеспеченности извне, чем другие.

И аналогично некоторые знания более ценны для решения повседневных задач, чем другие. Знания, которые являются завершением какой-либо одной грани континуума, считаются более репрезентативными неявными знаниями.
Мы определили отличительные особенности, которые помогают нам описать, какой тип знаний мы называем скрытыми. Также полезно концептуально отделить неявные знания от других описанных выше понятий, таких как знания, полученные на работе, основной интеллект и деятельность.
Неявные знания не являются синонимом знаний, полученных на работе
Шмидт и Хантер (Schmidt Hunter, 1993) предположили, что неявные знания -это те, что получены на работе. Однако эти концепты уместно рассмотреть как частично пересекающиеся. Во-первых, некоторые, но не все неявные знания свя-
заны со служебными обязанностями. Они могут соотноситься с различной деятельностью каждого конкретного человека, включая академическую и социальную; это нечто больше, чем просто знания, полученные на работе. Во-вторых, некоторые, но не все знания, приобретенные в служебной сфере, являются неявными, поскольку первые включают в себя как процедурные, так и декларативные знания, и лишь некоторые из процедурных характеризуются как неявные.

Знания, обретенные на службе, могут быть четко и быстро вербализованы, например, подобно правилам работы на токарном станке или этапам работы на компьютере, но они могут быть и неявными, например какой дизайн упаковки предпочтительнее, чтобы активнее продавался товар.
Измерение неявных знаний потенциально может объяснить индивидуальные различия в действиях людей, которые не поясняет традиционное измерение знаний, полученных на работе. Оно прежде всего нацелено на оценку эксплицитных форм знаний (Schmidt Hunter, 1998). Индивидуальные различия в способности или склонности к получению и использованию неявных знаний делает их потенциально приспособленным конструктом для понимания интеллектуального поведения в ситуациях реальной жизни, равно как и для достижения успеха в таких ситуациях.

Неявные знания не заменяют генеральный интеллект
Способность или склонность получать неявные знания рассматривается как одна из характеристик практического интеллекта, которую принятые тесты на определение способностей оценивают неадекватно. Инструментарий таких тестов, как установление IQ и подобных ему, предназначенный для измерения так называемого генерального интеллекта (g), составлен из задач, которые можно охарактеризовать как академические, или абстрактные. Уже было сказано, что академические проблемы, будучи хорошо определяемыми абстрактными заданиями, вовсе не обязательно отражают задачи реальной жизни (Neisser, 1976; Sternberg, 1988, 1997а).

Следовательно, тесты на определение IQ и другие подобные им измеряют умение решать проблемы, несколько отличающиеся от повседневных практических. По этой причине мы не рассматриваем оценку уровня неявных знаний как замену измерения академического интеллекта. Хотя генеральная когнитивная способность поддерживает процесс получения и применения неявных знаний, последние не сводятся к академическому интеллекту.

Конечно, это эмпирический вопрос коррелирует ли реально измерение неявных знаний с оценкой уровня кристаллизованного интеллекта. Этому вопросу посвящены следующие главы.
Неявные знания не являются достаточными для эффективной деятельности
Хотя мы не рассматриваем неявные знания как замену генерального интеллекта, мы установили, что g и другие факторы, вносящие свой вклад в успешную деятельность в различных служебных сферах, определяются посредством традиционного критерия успеха, например рейтинга исполнения. Выполнение многих повседневных задач предполагает задействование генерального академического интеллекта. Он необходим при активизации нормативного ранжирования, мотивации в достижении цели, для обладания явными знаниями и для иных ресурсов. Наши
] Ю



Содержание  Назад  Вперед