Значения случайности.


удивление.
Скажем, посему бы вам не начать чувствовать себя отдохнувшим, посвежевшим прямо сейчас, проснуться в лучшем состоянии, чем сегодня утром (последняя фраза - это косвенная эмфатическая определенная команда пациенту проснуться из состояния транса). Тогда (как разрешение уйти, которое пациент не понимает как таковое сознательно) почему бы вам сейчас не предпринять хорошую, спокойную прогулку домой, не думая ни о чем (инструкция на амнезию относительно транса и его проблемы, а также средство смешения, чтобы затуманить тот факт, что провел уже полтора часа в кабинете)?

Я смогу встретиться с вами в 10 утра через неделю с сегодняшнего дня (способствуя его сознательной иллюзии, как результат амнезии, что еще ничего не сделано, а только назначена следующая встреча).
Он попятился в кабинете автора через неделю и начал свой возбужденный рассказ о том, как пришел домой, включил телевизор с твердым намерением отложить мочеиспускание как можно дальше. Он смотрел двухчасовой фильм и выпил два стакана во время передачи торговой рекламы. Он решил продлить срок еще на час и неожиданно обнаружил, что его мочевой пузырь настолько раздут, что ему пришлось
идти в туалет. Он посмотрел на часы, и оказалось, что он прождал четыре часа. Пациент откинулся на спинку кресла и со счастливой улыбкой посмотрел на автора, очевидно, ожидая, чтобы его похвалили. Но почти тут же он наклонился вперед с выражением замешательства на лице и с удивлением: “До меня теперь все доходит.

Я никогда не думал об этом до сегодняшнего момента. Я совершенно забыл все. Должно быть, вы меня загипнотизировали. Вы много говорили о выращивании томатной рассады, и я пытался понять, в чем тут дело, и все, что я узнал, - что я иду пешком домой.

Только подумайте, я пробыл у вас в кабинете больше часа, и на дорогу домой у меня ушел целый час. Значит, я сдерживался не четыре часа, а, по крайней мере, около шести часов.

Только подумайте, такого еще не было со мной. Это произошло неделю назад. Теперь я вспоминаю, что меня ничто не беспокоило всю неделю. Я спокойно встал, не вскакивая по ночам.

Странно, как можно вставать по утрам, все помнить о встрече, чтобы что-то сказать и забыть после того, как прошла вся неделя. Скажем, когда я вам сказал: “Загипнотизируйте меня”, - вы приняли это всерьез.

Я очень благодарен вам. Сколько я вам должен?”
В основном, дело было завершено, и остальная часть часового визита была потрачена на разговор на общую тему; при этом автор пытался выявить у пациента какие-нибудь сомнения и неуверенность. Их не было и тогда, и через несколько месяцев.
Этот вышеописанный случай позволяет читателю понять, как во время применения внушений на индукцию и сохранение состояний транса можно разнообразить гипнотерапевтические внушения для достижения определенной цели. Если судить по опыту автора, то такое разнообразие и введение терапевтических внушений, направленных на сохранение транса, делает терапевтические внушения более эффективными. Пациент слышит их, понимает их, но прежде чем он сможет отреагировать на них или засомневаться относительно их, его внимание отвлекается внушениями на сохранение транса. А те, в свою очередь, являются не чем иным, как продолжением индукции транса. Таким образом, терапевтическому внушению придается аура значения и эффективности, происходящей из воздействовавших уже внушений индукции и сохранения транса.

Тогда снова можно повторить те же самые терапевтические внушения, чередуя их удобным образом; возможно, придется повторить много раз до тех пор, как врач не почувствует уверенность, что пациент адекватно принял терапевтические внушения. Тогда терапевт может перейти к другому аспекту лечения, используя тот же метод чередования.
В вышеупомянутом отчете не дается целый ряд повторений для каждого терапевтического внушения по той причине, что их число может изменяться в соответствии с каждой группой идей и понятий которые сообщаются пациенту, и с каждым отдельным пациентом и с каждой терапевтической проблемой.
Кроме того, такое чередование внушений для амнезии и 29

постгипнотических внушений с внушениями на сохранение транса можно осуществлять с еще большей эффективностью. Пример из повседневной жизни: задание, обычно состоящее из двух задач, обычно более эффективно, чем два отдельных задания тех же двух задач. Например, мать может сказать: “Джонни, как только положишь свой велосипед, сходи и закрой дверь гаража”. Это звучит как одна задача, один аспект которой создает условия для выполнения второго аспекта, и, таким образом, создается впечатление, что задача становится легче.

Просьба отложить свой велосипед, затем просьба пойти и закрыть дверь гаража звучат как два отдельных необъединенных задания. В ответ на два отдельных задания можно легко дать отказ выполнить первую или вторую задачу, или обе вместе. Но что означает отказ, когда обе задачи объединены в одно задание?

Что он не отложит велосипед? Или что он не пойдет к гаражу?

Или не закроет дверь гаража?
Размер усилия, необходимого для идентификации того, от чего человек отказывается, сам по себе является средством, удерживающим от отказа. Человек вряд ли может отказаться делать все. Следовательно, Джонни может неохотно выполнить задание, но не будет заниматься анализом ситуации.

Если ему давать эти задания по отдельности, то в ответ на каждое задание он сможет сказать: “Попозже”. Но в ответ на объединенное задание он вряд ли сможет сказать “позже”, так как, если он отложит велосипед “потом”, то он “немедленно” должен идти к гаражу и “немедленно” закрыть дверь.

Для этого нужны специальные рассуждения, но это “эмоциональные” рассуждения, которые обычно в повседневной жизни, а повседневная жизнь - не упражнение в логике.
В обычной практике автор говорит пациенту: “Как только вы сядете в кресло, сразу же входите в транс”. Разумеется, пациент и так собирается сесть в кресло. Но вход в состояние транса делается зависимым от сидения в кресле; следовательно, состояние транса развивается из того. что пациент наверняка собирается сделать.

Объединение психотерапевтических, амнестических и постгипнотических внушений с теми внушениями, которые использовались для индукции транса, а потом для сохранения транса, может составить эффективное средство для закрепления нужных результатов.
Очень эффективными являются и значения случайности. Очень часто, например, пациенты, у которых транс возникал просто оттого, что они занимали кресло, говорили автору: “Я не намерен входить сегодня в транс”.

В ответ автор заявлял: “Тогда, может быть, вы захотите пробудиться от состояния транса, а так как вы понимаете, что вы сможете вернуться в транс, когда вам это нужно, то вы проснетесь”. Таким образом, “пробуждение” становится зависимым от понимания, тем самым создавая следующие трансы через ассоциацию по зависимости. После такого объяснение сущности метода чередования нужно дать несколько предварительных замечаний, прежде чем описывать проблему второго
пациента. Дело в том, что автор воспитывался на ферме, любил и до сих пор любил и любит выращивать растения, с интересом читает о разведении семян и росте растений.
Первым пациентом был бывший фермер. Вторым, для удобства назовем его Джо, был цветовод.

Он начал свою карьеру с того, что торговал цветами, откладывал по одному пенни, покупал больше цветов для продажи, и т. д. Вскоре он смог купить небольшой участок земли, на котором с любовью выращивал еще больше цветов, наслаждаясь их красотой и стараясь разделить их красоту с другими, а потом смог купить еще больше земли и выращивать еще больше цветов и т. д. Со временем он стал ведущим цветоводом в одном большом городе. Джо любил буквально каждый аспект своего дела, был предан ему, но, кроме того, он был и хорошим мужем, хорошим отцом, хорошим другом, уважаемым и ценным членом общества.
Затем, однажды, в том роковом сентябре хирург удалил нарост на щеке Джо, постаравшись не обезобразить его лицо. Патолог сообщил, что опухоль была злокачественной.

Была проведена радикальная терапия, но некоторые специалисты поспешили заявить, что уже “слишком поздно”.
Джо сообщили, что ему осталось жить всего лишь один месяц. Реакцией Джо было отчаяние и уныние.

Кроме того, он испытывал сильную боль.
В конце второй недели октября один из родственников Джо настойчиво попросил автора попробовать на Джо гипноз, чтобы ослабить боль, т.к. наркотики приносили мало пользы. Учитывая прогноз, данный Джо врачами, автор неохотно согласился встретиться с ним при условии, что он перестанет принимать какие-либо лекарства с 4-х часов утра в день приема автора.

На это любезно согласились врачи, лечившие Джо в больнице.
Незадолго до того, как автор познакомился с Джо, ему сообщили, что Джо не терпит даже упоминания слова “гипноз”. Кроме того, один из детей Джо - врач -психиатр в одной хорошо известной клинике - не верил в гипноз, и, вероятно, это объяснялось тем, что никто из персонала этой клиники не был квалифицированным специалистом в гипнозе.

Этот врач будет присутствовать на сеансе гипноза, и дело усугубляется тем, что Джо знал о его точке зрения на гипноз.



Содержание  Назад  Вперед