Повторная индукция транса


Это ценное там было, но произносилось так, что Джо мог буквально
воспринимать его, не осознавая этого. Пробуждение Джо из транса длилось несколько минут, после чего автор сказал, казалось бы, безобидно:
“Хочу пить, Джо.” Не оказалась трудной и повторная индукция транса, что было достигнуто двумя фразами: “Думай, Джо. думай” и “спит так спокойно, удобно”, которые были внедрены в довольно бессмысленную вереницу фраз. Но то, чего хотел Джо и в чем нуждался, было в этом почти бессмысленном рассказе, и он быстро воспринял это
В течение обеда Джо был спокоен, а потом медленно становился нетерпеливым, последовал другой токсичный эпизод, как об этом сообщила сестра. К тому времени, когда автор вернулся, Джо нетерпеливо ждал его.

Джо хотел пообщаться с автором с помощью записок. Некоторые из них были неразборчивы из-за его крайнего нетерпения при письме.

Он в раздражении переписал их. Один из его родственников помог автору прочесть эти записки.

Они касались некоторых моментов относительно Джо, его прошлой жизни, его коммерческих дел, его семьи, а “последняя неделя была ужасной”. В них не было ни жалоб, ни требований, а было несколько вопросов относительно самого автора.

Разговор с автором несколько удовлетворил и успокоил его, о чем можно было судить по тому, что его нетерпеливость уменьшилась.
Когда автор предложил ему, чтобы он перестал ходить по комнате и спокойно сел в кресло, он сделал это с готовностью и выжидательно взглянул на автора.
“Вы знаете, Джо, я еще мог бы говорить с вами о томатной рассаде, ч если я так сделаю, вы, вероятно, уснете по-настоящему, хорошим, крепким сном. (Это открытое заявление носило в себе все отличительные признаки обычного высказывания. Если пациент отреагирует на него гипнотически, как быстро сделал Джо, то все в порядке. Если пациент гипнотически не реагирует на него, все, что вы сказали - обычное замечание и ничего больше.

Если бы Джо не вошел в состояние транса сейчас же, то следовало бы высказать вариант такого внушения: “ А вместо этого давайте поговорим о цветке томата. Вы видели эти киносъемки о цветах, где они раскрываются медленно, медленно, создавая ощущение покоя, ощущение комфорта, когда вы за ними наблюдаете Так прекрасно, так успокоительно наблюдать за ними. У человека возникает ощущение такого бесконечного комфорта, когда он смотрит на такие кинокадры ”.)
Автору кажется, что ему больше не требуется говорить о методе индукции транса и его сохранении и о чередовании терапевтических внушений. Позже будет дан еще один пример его применения.
Реакция Джо в этот день была отличной, несмотря на несколько эпизодов токсического поведения и нескольких периодов, когда автор намеренно прерывал работу, чтобы определить более адекватно степень и величину полученных Джо навыков.
Когда автор уходил к себе в то вечер, Джо сердечно попрощался с ним за руку, токсичное состояние его намного улучшилось. У Джо не было у 35
никаких жалоб, у него не было, по-видимому, ужасных болей, и он показался автору довольным и счастливым.
Родственники интересовались постгипнотическими внушениями, но автор уверил их, что они были даны. Это было сделано очень легко при подробном описании и повторении роста томата подчеркиванием этих фраз особым выражением голоса: “Вы знаете, Джо”, “Знает всю полноту покоя, удобства каждый день”, и “Вы знаете, Джо, просто целый день по порядку”.
Спустя месяц, приблизительно в середине ноября, автора попросили встретиться с Джо еще раз. Когда автор пришел в дом Джо, ему рассказали довольно прискорбную, но отнюдь не несчастную историю.

Джо сохранил отличную реакцию после ухода автора, но в больнице распространились слухи о гипнозе Джо, и врачи-интерны, врачи, постоянно живущие при больнице, и другой медицинский персонал решили использовать способность Джо быть хорошим субъектом. Они совершили все ошибки, возможные для неинформированных любителей, включая и суеверные неверные представления о гипнозе. Их поведение привело Джо в ярость Джо, который осознавал, что автор не сделал ни одного оскорбительного шага из тех, что сделали они. Это в какой-то мере явилось удачным пониманием в том смысле, что позволило Джо сохранить все преимущества, полученные от автора, не позволив в то же время вмешаться чувству враждебности, которое он испытывал к гипнозу.

Через несколько дней Джо покинул больницу и приехал домой, наняв в помощь себе одну медсестру, но ее обязанности были немногочисленными.
В течение этого месячного пребывания дома он набрал вес и силу. Иногда у него бывали приступы боли, и когда это происходило, было достаточно принять аспирин или 25 мг демероля, чтобы унять ее.

Джо был счастлив жить вместе с семьей и даже заниматься полезной деятельностью, но какой именно автору не сказали.
В этот второй визит Джо встретил автора с явным удовольствием. Однако автор заметил, что Джо весьма настороженно поглядывал на него, поэтому автор был предельно осторожен, старался с ним говорить неназойливо, ненавязчиво и избегать всяких движений руками, которые можно было бы истолковать как “гипнотический ход”, напоминающий те, которыми пользовались врачи в больнице.
Автору с гордостью показали очень талантливо написанные одним из членов семьи картины в хороших рамах. Довольно подробно поговорили с автором о том, что Джо стало гораздо лучше, что он прибавил в весе.

А затем автору пришлось приложить все свои силы, чтобы найти простые ответы на некоторые ситуации и скрыть соответствующие внушения.
Хотя автор в своем поведении был обычным, небрежным, ситуация для него оказалась довольно сложной, чтобы он мог работать, не возбудив у Джо каких-либо подозрений. Возможно, это было и необоснованное мнение автора, но он был предельно осторожен. Наконец, он нашел средство и
напомнил пациенту о “нашем последнем визите в октябре”. Джо не осознал, как легко было оживить в его памяти этот визит такой фразой:
“Я тогда говорил о помидорном ростке, и мне кажется, что я и сейчас мог бы бесконечно говорить об этом помидорном ростке. Это было так приятно и радостно - говорить о семени, о растении” Таким образом была, говоря клиническим языком, перевоссоздана ситуация той первоначальной беседы со всеми ее благоприятными аспектами.
Джо настоял на том, чтобы угостить автора в этот день обедом, Который состоял из огромного куска мяса, зажаренного под внимательным глазом Джо на заднем дворе около плавательного бассейна. Это была счастливая встреча четырех людей, наслаждающихся обществом друг друга, а Джо был самым счастливым среди них.
После обеда Джо гордо показал многочисленные растения, многие из которых были редкими, которые он сам лично сажал на большом заднем дворе Жена Джо нашла латинские и обычные названия для растений и написала их на дощечках, и Джо доставляло особое удовольствие, когда автор узнавал их, предлагал свои рекомендации по уходу и комментировав какое-нибудь особо редкое растение. Здесь не было никакого притворства. так как автор еще интересовался выращиванием растений Джо смотрел на этот интерес как на ручательство для их дружбы
Вечером Джо добровольно уселся, все его поведение говорило о том, что автор мог делать все, что он хотел Автором был произнесен длинный монолог, в который были вплетены терапевтические внушения постоянной легкости, удобства, комфорта, свободы от боли, наслаждение семейной жизнью, хорошим аппетитом и постоянного, доставляющего удовольствие интереса ко всему окружающему. Все эти и другие подобные внушения незаметно чередовались многочисленными замечаниями автора.

Эти замечания затрагивали многочисленные темы, чтобы Джо не смог анализировать и опознавать чередование внушений Кроме того, для адекватной маскировки автору понадобились самые различные темы. Может быть, такая мера предосторожности была излишней с учетом хорошего раппорта Джо, но автор не хотел рисковать.
С медицинской точки зрения злокачественная опухоль продолжала развиваться, но, вопреки этому факту, Джо был в лучшем физическом состоянии, чем месяц раньше. Когда автор уходил, Джо пригласил его заходить еще.
Джо знал, что автор собирался в последних числах ноября и начале декабря отправиться в турне с лекциями по гипнозу. Совершенно неожиданно для автора, прежде чем он отправился в поездку, ему позвонили по телефону.

Звонила жена Джо, которая сказала: Джо на удлинительной линии и хочет сказать вам “Здравствуйте”, поэтому слушайте. Автор услышал в трубке два коротких порыва воздуха.

Джо держал телефонную трубку над трахеометрической трубкой и два раза с натугой выдохнул, что означало “Хеллоу”. Его жена добавила, что они 37
оба, она и Джо, желают автору удачной поездки, и по телефону завязался обычный дружеский разговор, при этом жена Джо читала написанные им реплики.
На Рождество автором была получена поздравительная открытка от Джо и его семьи. В отдельном письме жена Джо писала, что “гипноз действует хорошо, но состояние Джо ухудшается”.

В первых числах января Джо был слаб, но спокоен. И, наконец, его жена сообщила, что Джо “спокойно умер 21 января”.



Содержание  Назад  Вперед