Обозначение аналогичным знаком


был - относится к прошлому
теперь - относится к настоящему
будет - относится к будущему
однажды - неопределенное отношение* Таким образом, все главные логические возможности в отношении ко времени у Эриксона в единой целостности 16. И опять, существенность этого - в том, что Хаксли позволено выделить интерпретацию, которая максимально конгруэнтна его текущему и будущему опыту.

Как мы установили в обсуждении последовательностей предикат-предикат, таких как... потрясающее противостояние..., эти три основных категории лингвистических трансформаций - номинализация, нарушений выборочных ограничений и временных предикатов - взаимодействуют друг с другом, обеспечивая клиенту астрономическое число возможных интерпретаций, из которых можно выбирать, таким образом гарантируя успешное следование гипнотизера.
Очевидно стало, что Хаксли производил интенсивный гипнотический ответ во время продолжительных повторяемых мною высказываний, мною же предложенных, когда он внезапно поднял руку и сказал довольно громко и очень сварливо: "Слушайте, Милтон, вы не думаете заткнуться? Сейчас здесь особенно, сверхэкстраординарно интересно, и ваша постоянная болтовня прямо пугающе отвлекает и надоедает." В течение более чем двух часов Хаксли сидел с открытыми глазами, пристально глядя перед собой. Игра выражений на его лице была очень быстрой и сбивающей с толку.

Частота его сердечных сокращений и дыхания, по наблюдениям, менялась неожиданно и необъяснимо, и повторялась с нерегулярными интервалами. Каждый раз, когда автор пытался заговорить с ним, Хаксли поднимал ладонь, возможно еще приподнимал голову и говорил, что автор был ему несколько в тягость, и часто и настойчиво требовал тишины.
После порядком более двух часов, он внезапно взглянул вверх, на потолок, и произнес озадачивающей силой: "Слушайте, Милтон, это экстраординарное непредвиденное осложнение. Мы не знаем все. Вы нам не принадлежите.

Вы сидите на краю обрыва, наблюдая нас обоих, и никто из нас не знает, что один говорит Вам; а мы находимся в коридоре, глядя друг на друга с экстраординарным интересом. Мы знаем, что Вы - некто кто может определять нашу идентичность, и особенно, экстраординарно то, что мы оба уверены, что мы тоже знаем о ней, и что другой в действительности не другой, но просто ментальный образ
*Паттерн временных предикатов с сопутствующим обсуждением искажения времени при гипнозе мы представим полностью в другом томе. Читатели, тем не менее, могут легко сконструировать примеры, выстраивая и подстраивая друг к другу временные предикаты, используемые Эриксоном совокупно с набором произвольных временных предикатов, обычно существующих как адвербальные конструкции, например: скоро, немного спустя, недавний, предыдущий, теперь, тогда, потом, изначально, в конце, последовательно... 90
прошлого или будущего. Но Вы должны разрешить это, несмотря на время и расстояние, хотя мы и не знаем Вас. Говорю, что это экстраординарное очаровательное затруднение, и я- это он, или он - это я? Валяйте, Милтон, кто бы вы ни были." Были другие такие же ремарки сравнимого содержания, которые не могли быть записаны на пленку, и тон голоса Хаксли неожиданно стал весьма настойчивым.

Ситуация в целом сильно смущала меня, но временные и другие типы диссоциации, как казалось, явно были включены в ситуацию. С интересом, но внешне спокойно, я взялся пробудить Хаксли от его трансового состояния, соглашаясь с частными данными мне намеками и говоря по существу:
- Где бы вы ни были, что бы вы ни делали, внимательно слушайте то, что говорится, и медленно, постепенно, с комфортом начинайте действовать согласно этому. Чувствуйте себя отдохнувшим и комфортным, чувствуйте потребность обеспечить все возрастающий контакт с моим голосом, со мной, с ситуацией, которую я представляю, потребность вернуться к делу, которое было в моих руках не так давно, не так давно принадлежащему мне, и оставьте позади, но в доступном для запроса состоянии практически всe важное, зная и не зная. что это доступно для запроса.

И теперь, разрешите нам посмотреть, что это так, Вы сидите здесь, абсолютно проснувшийся, отдохнувший, в комфорте, и готовый к обсуждению того немногого, что было.

В статье Эриксона было использовано три различных типа печати; это было сделано, чтобы попытаться преодолеть ограничения одной системы (здесь - визуальной - печать) коммуникации с читателем в передаче методики, которую он использовал с Хаксли. Действуя таким образом, Эриксон пытается описать на примере одну из его наиболее мощных методик. Мы начинаем с рассортирования порций целостной коммуникации по трем категориям, так, как они отмечены различными типами печати в статье:
Оригинал ...не так давно принад -лежавшему мне, и оставьте позади, но в доступном для запроса состоянии практически все важное, зная и не зная, что это доступно для запроса. И теперь, разрешите нам посмотреть, что это так, вы сидите здесь, абсолютно проснувшийся, отдох нувший, в комфорте, и готовый к обсуждению того немногого, что было.
Обозначение аналогичным знаком
А Не так давно принадлежавшему мне
И теперь разрешите нам посмотреть, что это так, вы сидите здесь, абсолютно проснувшийся, отдохнувший, в комфорте...
В Доступном для запроса состоянии ...зная и не зная, что это доступно для запроса
И оставьте позади... практически все важное... и готовый к обсуждению того немногого, что было
Каждый из типов печати в оригинальной статье репрезентирует отдельную порцию целостной коммуникации, проводимой Эриксоном, которую он маркирует некоторым родом аналогового сигнала. Какие конкретно специфические аналоговые сигналы Эриксон использует в данный момент времени для каждой из категорий, репрезентированных различными типами печати, не суть важно для наших целей на этом этапе.
Из наших личных наблюдений и записей Эриксона, и имея в виду тот факт, что Хаксли обыкновенно держал глаза закрытыми во время глубокого транса, мы пришли к догадке, что Эриксон использовал для маркировки трех наборов сообщений как отдельных сдвиги голоса по тональности и темпу. Эриксон имеет отличный контроль над своими аналоговыми качествами голоса (тональностью и темпом). Одна из полезных генерализаций, выводимая из этого участка работы Эриксона, -имеющаяся у него утонченно развитая способность к использованию взаимодействий однозначимых аналоговых систем. Что существенно, он продуцирует протяженную последовательность английских слов и фраз, которые, будучи слышимыми, составляют хорошо сформированную английскую коммуникацию. Наиболее сильное впечатление в этой коммуникации производят (в этом конкретном случае) два набора аналоговых сигналов, которые выбирают последовательности английских слов и фраз из тотального сообщения, каждый из которых, сам по себе, составляет связную коммуникацию.

Конкретно, набор А предназначен для того, чтобы помочь Хаксли в возвращении к относительно нормальному состоянию сознания; набор В имеет своей функцией обеспечение подсказки, которую позднее использует Эриксон, чтобы помочь Хаксли восстановить его переживания; набор С - это инструкция Эриксона для Хаксли - испытать амнезию в связи с его деятельностью в глубоком трансе. Мы не можем преувеличить полезность и мощность такого аналогового маркирования однозначимого материала, которое разбивает его на отдельные единицы сообщений.

Почти на каждом из тех, на ком мы использовали эту методику, она доказала свою быстродейственность и эффективность. Дальнейшее обсуждение - это частичное объяснение эффективности методики:
/I/. За исключением некоторых гипнотизеров и терапевтов, чье мастерство требует от них забот о конгруэнтности или неконгруэнтности сообщений, коммуницируемых персоной, которую они обслуживают, никто систематически и сознательно не репрезентирует все сообщения, преподносимые персоной, при коммуникации ее. В любой момент времени, когда человек коммуницирует с нами, он использует положение тела (например, скованное, замкнутое, раскованное), жесты (например, движения рук, паттерны фиксации взгляда), тональность (например, настойчивый, звучный голос), темп (например, быстрый, отрывистый), язык (слова, синтаксис) и т.д. для выражения набора сообщений.

Эти сообщения могут быть соответствующими друг другу (конгруэнтная коммуникация) или они могут находиться в конфликте (неконгруэнтная коммуникация). В 92
терапевтическом контексте эти различия формируют основу помощи клиенту в изменении (см. "Структуру Магии"-I, гл.6; "Структуру Магии"-2, ч.2, и Сэйтер, 1973, "Построение человека"). Целостное сообщение, предлагаемое Эриксоном, составляет хорошо сформированную коммуникацию английского языка.
Нормальные лингвистические механизмы переработки информации для обнаружения смысла, в результате которых мы становимся осведомленными о значении целостного сообщения, относятся к этому уровню структуры. Такие лингвистические процессы, сами по себе, в нормальном состоянии, бессознательны или подсознательны, их результаты - значение сообщения - сознательны.

Так как обычно мы не репрезентируем по отдельности сообщения, несомые аналоговыми сигналами другого человека, мы не осознаем отношений между однозначимым языковым материалом и этими сигналами. Так, когда Эриксон использует аналоговые сигналы для маркировки целостного сообщения с целью декомпозиции его в отдельные единицы сообщения, мы не осознаем, что здесь присутствует этот уровень паттернинга, и, следовательно, мы получаем информацию, о которой мы целиком не имеем понятия.

Без осознания мы не отрицаем сообщения, но просто отвечаем.



Содержание  Назад  Вперед