Главное


ГЛАВНОЕ
В этом разделе мы представили то, что мы рассматриваем как одну из наиболее широко доступных и восхитительных областей исследования измененных состояний сознания человека, коммуникации и человеческого потенциала. Параллели между организацией частей человеческого мозга, к которым Эриксон отсылает как к сознательному и бессознательному, и функциональной организацией церебральных полушарий человека потрясающи. Более того, параллели между организацией бессознательной и сознательной частей человеческого мышления и паттерны неконгруэнтности в терапевтическом контексте поразительно близки (см. “Структуру Магии”-II, часть III). Мы дали обзор трех классов методик получения доступа к недоминантному полушарию человека в контексте гипнотизма: первые два класса - визуализация и доступ через мелодию хорошо фактически обеспечены работой и исследованиями Эриксона, нашей собственной работой по гипнозу и нейрологическими исследованиями, на которые даны ссылки в тексте раздела.

Третий класс методик получения доступа содержит способы лингвистической коммуникации с недоминантным полушарием. Здесь доказательства не 165
очень определенные, и есть, по меньшей мере, две параллельных модели, соответствующие процессу. Связи между Универсальной Грамматикой, пластичностью человеческой нервной системы и возможностями коммуницирования с недоминантным полушарием вызывают вопросы, которые, если на них будет получен ответ, дадут важнейшую информацию в области гипноза, нейрологии, психологии и лингвистики. К счастью, неопределенность, касающаяся наиболее полезной модели для описания возможности получения доступа к немому полушарию лингвистически, не мешает нам конструировать пошаговую модель, которая сделает эти мощные методики Эриксона доступными для других.

Эриксон демонстрирует в своем изощренном использовании этих методов чуткость ко всем ресурсам, которые доступны клиенту, как сознательным, так и бессознательным.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ К ЧАСТИ II
В гипнотических исследованиях и в клиническом использовании гипноза Милтон Эриксон выступает как наиболее эффективно работающий и творческий практик мира. Его искусство расценивается во всем мире не только как наиболее эффективное (по результатам), но для большинства людей, которые видели или слышали его работу, исключительное и замечательное, и для некоторых - как раздвигающее пределы возможного. Его карьера содержит длинный и неисчислимый список успехов в областях, где не мог преуспеть никто другой.

Он был способен помочь обрести лучшую жизнь неизвестному множеству людей, которые были уверены, что помочь им невозможно. Он помогал безнадежным, которые смотрели на каждый путь спасения как на недоступный им, обрести эту надежду, и давал им альтернативы, о которых они отчаянно мечтали. Этого отважного человека называли кем угодно, от чудесного ребенка до лжеца; его любят и почитают одни и боятся и презирают другие. Его атаковали и изводили; Американская Медицинская Ассоциация пыталась лишить его медицинских прав.

Но в конфронтации со всем скептическим миром он продолжал исследовать, развивать и использовать гипноз. Он достиг такого мастерства в его использовании, что он сам не понимал его полностью. Нельзя не доверять тем, кто испытал силу его искусства “из первых рук”.

Но, как и у большинства высокоодаренных людей, его искусство объясняется как исходящее только от интуиции и, таким образом, непознанное. Наше специфическое искусство - в том, чтобы делать интуитивные прозрения касательно человеческого поведения ясными и, таким образом, познаваемыми. Этот том представляет слабое начало процесса перевода гипнотического искусства Милтона Эриксона на язык, доступный другим.

Мы сосредоточены, в первую очередь, в этой книге на лингвистических аспектах его работы - на способе использования языка. Мы планируем в
будущих томах выстроить дальнейшую модель его работы, которая заключит в себя способ, в котором он использует аналоговые формы коммуникации (тон голоса, темп его, жесты, движения и т.д.) и также то, как он использует информацию, которую он получает и вербально, и аналогово от своих пациентов. Это только начало, неполная модель его работы. Таким образом, в дальнейшем мы представим вам то, что, по нашему убеждению, является наиболее основными и распространенными языковыми паттернами в его работе. Часть Ш предлагает вам инструмент для точного конструирования этих паттернов.

Итак, мы предложили три главных принципа организации вашего опыта во время трансовой индукции.
Первое - следование клиентам; это означает, что вы берете наблюдаемое и поверяемое поведение клиента и связываете его с поведением, к которому вы хотите клиента привести.
Вы сидите здесь, дышите, смотрите на это пятно (следование) становитесь расслабленным (ведение), и номере того, как вы закроете глаза (следование) вы ощутите, как ваше тело всплывает и как оно становится легким (ведение). Стратегия следования затем связывается с желаемым поведением.
И по мере того, как вы закрываете ваши глаза (следование) вы войдете в глубокий транс, восстанавливая приятные воспоминания из вашего детства (ведение). И это заставит вас улыбнуться (следование).

Этот процесс продолжается в течение всего состояния транса.
Второй принцип - отвлечение и использование доминантного полушария.
Третий принцип - получение доступа к недоминантному полушарию. Нам хотелось бы отметить, что, когда Эриксон делает отнесение к подсознательному, он ссылается к более чем только недоминантному полушарию и к лингвистическим процессам в доминантном полушарии ниже уровня сознания. Поведение Эриксона систематически демонстрирует, что часто он использует термин БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ, чтобы отослать к процессам и функциям недоминантного полушария. Это составляет богатый источник возможностей исследования, которые могут быть применены к гипнозу.

Когда мы научимся точно выделять специфические компоненты подсознания, медицинское, стоматологическое, равно как и психологическое применение гипноза станет более быстрым и эффективным. Часть III этого тома задумана с тем, чтобы дать специфические навыки, необходимые для использования паттернов, которые мы идентифицировали в работе Эриксона.
ЧАСТЬ III
КОНСТРУИРОВАНИЕ ПАТТЕРНОВ ГИПНОТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ ЭРИКСОНА
ВСТУПЛЕНИЕ К ЧАСТИ III
Эта последняя часть тома I составлена с целью дать вам пошаговую процедуру конструирования каждого из паттернов, представленных далее. Такая форма позволит вам использовать сильно действующее искусство Милтона Эриксона в вашей собственной работе, для ваших собственных целей, вашим собственным способом, и в таком контексте, который требуется вам для навыка эффективного гипноза. Мы очень рекомендуем вам использовать эту часть книги как средство для обучения, читая без спешки один раздел за один раз. Экспериментирование с каждым паттерном на бумаге и словесно даст вам способ вначале попробовать себя сознательно проводить каждый паттерн.

Затем, как многократно показал наш опыт, в обучении других этим методикам, формальные паттерны выпадут из вашего сознания, в то время как вы станете продолжать тренироваться применять их спонтанно. Этот вид тщательного изучения позволит вам получить наибольшую отдачу, будете ли вы использовать гипноз в медицинских, стоматологических, психологических или исследовательских целях. Мы с нашим студентами обнаружили, что те, кто использовали метод чтения и перечитывания, с возвратами снова и снова, как вы делаете при тренировке любого сложного навыка, достигают наибольшего мастерства.

Мы делаем вам такое предложение, чтобы помочь вам получить максимально все, что вы можете, из многих лет творческой работы и опыта Милтона Эриксона. Те, кто ищет вашей помощи, в таком случае будут иметь возможность лучшего осознания их собственного огромного потенциала и преуспеют в достижении своих собственных целей с вашей умелой поддержкой.
КОНСТРУИРОВАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫХ ПРОЦЕССОВ МОДЕЛИРОВАНИЯ
Как мы многократно говорили, любой из нас конструирует из жизненного опыта модель или репрезентацию мира, в котором мы живем. В процессе конструирования такой модели или руководства к нашему поведению мы используем три универсальных процесса человеческого моделирования: генерализацию, искажение и опущение. Внутри системы языка, которую мы используем для помощи себе в осмыслении нашего опыта, мы часто пытаемся объяснить связи между различными частями нашей модели мира в каузальных терминах, пользуясь терминами собственного языка и, типично, утверждаем необходимые связи между 168
частями нашего опыта. Такие объяснения, в общем, абсурдны, потому что они пытаются редуцировать сложные обстоятельства, включенные в происхождение некоторых событий, до простой, часто одной “причины”./ Грегори Бейтсон/1972/характеризует этот тип объяснения как каузальную зависимость и проводит контраст между ним и кибернетическим объяснением:
Каузальное объяснение обыкновенно позитивно. Мы говорим, что бильярдный шар.

В таком-то и таком-то направлениях, потому что бильярдный шар А ударил его под таким-то и таким-то углом. В противоречии с этим, кибернетическое объяснение всегда негативно.

Мы рассматриваем, какие альтернативные возможности могли мыслимо иметь место, и затем спрашиваем, почему многие альтернативы не были приняты, так что конкретное событие было одним из тех нескольких, которые могли в действительности произойти.



Содержание  Назад  Вперед