Прием наркотранса


3. В трудных случаях, у пациента вызывают наркотранс, для чем ему дают трихлорэтилен. В первой фазе у пациента
наблюдается мощная, бурно проходящая реакция, после которой пациент успокаивается и врач начинает (пока
пациент спит) внушение по одной из методик, как обычно.
4. Следующий прием наркотранса. Снотворное дают заблаговременно так, чтобы сонливость и дремотное со
стояние развились к началу сеанса внушения. Поэтому первые 2-3 комбинированных применения снотворного с
трансом часто явяются пробными, при этом врач определяет индивидуальную дозу снотворного и оптимальное время его приема пациентом. Обычно используют амиталнатрий в дозе 0,2 - 0,3 или мединал в дозе 0,4 - 0,5 г, которые
через 25 - 30 мин вызывают дремотное состояние. Для более .быстрого и верного эффекта вводят 2 - 5 мл 10%
раствора гексенала. при этом его вводят в вену медленно, в течение 2-3 мин, к концу введения уже развивается
состояние сонливости. Внушение рекомендуется выполнять сразу, так как затем .наступает на 5 - 6 мин оглушенное
состояние. Полезно наркосеансы сочетать с обычными удлиненными (40 - 60 мин).
5. В сверхтрудных случаях пациенту вводится гексенал, и в состоянии глубокого наркосна выполняется жесткое
лечебное или иное кодирование. При этом сам факт внушения полностью амнезируется, поэтому этот секретный
метод и другие аналогичные могут использоваться и в немедицинских ситуациях. Например, в разведке, когда нужна информация или когда надо кого-то зомбировать, т.е. закодировать и запрограммировать на выполнение задания, по получении условном сигнала вводящего человека в автоматическое состояние активного сомнамбулизма (состояние СК-2 или состояние зомби) и в этом состоянии выполняющего программу-код (например, как было сделано с убийцей Кеннеди, при этом использовались, видимо, еще более секретные лекарства, например в виде порошка, подсыпаемого в напиток, или даже запаха из незаметно открытого флакона и т.д.
Использование медикаментов для облегчения индукции гипноза относится к концу XIX в. В 1881 г. использовали этой целью эфир или хлороформ в малых дозах. В 1922 г. описали способ наркогипноза, который состоит в том, что в начале индукции дают несколько капель хлороформа.

Он пришел к этому методу, так как возражал против чистого гипноза, который он рассматривал как неуместное вмешательство.
В 1928 г., когда во Франции гипноз в чистом виде был уже в течение 30 лет в немилости, предложили комбинировать гипнотическое воздействие смеси скополамина и хлоралозы, называемой скопохлоралозой.
К тому времени гипноз стал объектом социального табу и его можно было применять как бы в замаскированном виде - только в сочетании с медикаментами. Рекомендуют две методики такого сочетания: 1) давать больному лекарства и через 1-2 часа после этого, когда он заснет, делать прямое терапевтическое или иное внушение; 2) давать больному лекарство и после того, как он станет сонливым, проводить гипнотический сеанс по всем правилам. После сеанса оставляют пациента спать в течение нескольких часов. Подчеркивают, что терапевтические результаты он приписывает этим внушениям, а не только действию медикаментов. По его мнению, действие наркотического средства на 80% обусловлено сознательным и бессознательным внушением врача.

Скопохлоралоза яриводит в состояние внушаемости, это очевидно, но последующее действие на психику является результатом влияния врача.
Барук (1935, 1936) и его ученики, использовавшие скопохлоралозу, верили в химическое действие назначаемого препарата и пользовались им для усиления проявленной истерии. Брото утверждает, что с помощью его методик ему удавалось использовать гипноз в тех случаях, когда другие методы потерпели неудачу.

Но о чем идет здесь речь: о гипнозе или наркозе? Такой же вопрос ставится по поводу субнаркоза, вызванного барбитуратами при так называемом наркоанализе. Вопрос остается спорным. Хорсли (1943) удавалось добиться возникновения гипнотических феноменов (каталепсия, галлюцинация и пр.) во время субнаркоза, вызванного пентоталом.

Предполагают, что если состояние гипноза и наркоза частично перекрываются, то в целом они очень различны.

Мы считаем, что между наркоанализом и гипнозом имеется существенное различие в плане психотерапевтических взаимоотношений. Наркоанализ можно рассматривать как вооруженное вторжение, тогда как в процессе гипнотизирования врач выполняет функцию вознаграждения. Кроме того, регрессивный процесс при наркозе совершается форсированно и грубо, тогда как в гипнозе он происходит постепенно и позволяет действовать защитным механизмам человека (в виде адаптации или сопротивления),
Сочетание гипноза с введением барбитуратов осуществляется различными способами. Некоторые авторы ратуют . инъекцию пентотала (в малых дозах) с последующим применением техники индукции в фазе засыпания, другие - используют более значительные дозы и приступают к индукции лишь в фазе пробуждения. Таким образом удалось загипнотизировать неподдавшихся пациентов, которые на следующем сеансе смогли впасть в транс без помощи лекарства (6О% в экспериментах Хорсли). Некоторые врачи не приступают к гипнозу во время наркоза. Они ограничиваются постнаркотическими внушениями с целью повышения восприимчивости к гипнозу на следующем сеансе.

Пациентам, сопротивляющимся индукции, можно давать за час до начала сеанса слабую дозу снотворного, не доводя до субнаркоза (например, 30 мг нембутала). Такая доза вызовет легкую сонливость, которая в ряде случаев может облегчить индукцию гипноза.

Прием лекарства сам по себе играет большую роль. Мы встречали субъектов, у которых назначение плацебо облегчало индукцию.

На следующих сеансах они засыпали под влиянием этого препарата, и не требовалось даже применять словесное внушение.



Содержание  Назад  Вперед