История подделки и способов защиты


С подлинной монеты при помощи хорошо промытой глины делались два слепка. После обжига в печи получались формочки, в которые заливали расплавленный металл. Монеты получались настолько отличными от настоящих, что их можно было легко распознать.
После отмены царским указом медных денег к чеканным и литым фальшивкам добавились так называемые луженые. По указу 26 июня 1663 г. россиянам запрещалось держать в своих домах медные полтины, гривенники, грошевики, копейки, не переплавленные в слитки. Однако сходство новых и дореформенных копеек многих фальшивомонетчиков навело на следующую мысль. Медные монеты покрывались тонким слоем серебра так, что их нельзя было отличить от полноценных серебряных.

Этот приём решал две задачи: чеканка монет была государственной, что при визуальном анализе таких подделок невозможно было отличить их от настоящих; В связи с тем, что по указу 1 июля 1663 г. устанавливался двухнедельный срок в Москве и месячный в других городах для обмена медных денег с установленной ценой 2 серебряных деньги за один рубль медью, обладатели луженых копеек увеличивали своё состояние в стократном размере.
Так же медные деньги лудили и ртутили. По внешнему виду их теперь нельзя было отличить от серебряных. В собрании ОН ГИМ имеются такие луженые копейки всех пяти денежных дворов времени реформы.

От серебряных они отличаются только более темным цветом, но потемнели они не от времени. В момент своего лужения они были неотличимы от серебряных. Тонкий слой серебра с них легко удаляется и под ним явно проступает медь, что и позволило выделить их массы подлинных серебряных копеек.

Это явление было естественной реакцией на грабительский характер проводимой государством денежной реформы.
Смертная казнь за фальшивомонетничество применялось задолго до создания Соборного Уложения 1649 г. Самое раннее, дошедшее до нас, упоминание о расправе над фальшивомонетчиками относится к 1533 г. Осужденным заливали в горло расплавленный металл в качестве казни за преступление. Преступников не всегда убивали. При царе Михаиле Федоровиче подделка денег каралась "торговой казнью", иначе говоря конфискацией имущества. В Соборном Уложении 1649 г. в пятой главе "О денежных мастерах, которые учнут делать воровские деньги" предусматривались два вида наказания. Преступлением считалось как изготовление фальшивых монет, так и порча драгоценного металла разнообразными примесями.

Это объяснялось тем, что государственная казна от порчи монет и фальшивомонетничества терпела невосполнимые убытки.
Для выявления фальшивомонетчиков по ночам ходили специальные люди из приказа Тайных Дел. Они наблюдали за кузнями и домами посадских людей и где слышали стук молотка и видели дым над крышами, немедленно врывались туда с обыском. Таким "сыщикам" помогали и простые обыватели, которые в этом деле преследовали чисто корыстную цель, так как за помощь в поимке такого рода преступников доносчику полагалась половина их двора в качестве награды. Для установления вины в Москве с 1659 по 1660 гг. в тюрьму было посажено более 400 человек.

Их вину определяли в приказе Тайных Дел. Для установления истины "следователи" использовали три вида пыток: применение дыбы, бичевание, пытка раскаленным железом. Наказывались не только фальшивомонетчики, но и их помощники. Им отсекали два пальца на левой руке.

Для устрашения и в назидание другим, отрубленные руки и пальцы казненных прибивались на ворота денежных дворов..
Однако эти акции не достигали должного результата. Царский указ 21 октября 1661 г. фактически восстанавливал "торговую казнь", отмененную Соборным Уложением. Так "денежные воры", которые были пойманы до 18 сентября 1661 г. наказывались по "новому указу с пощадой", после чего их в ссылку не отправляли, а давали на "чистые поруки с приписью". Иначе говоря, за дальнейшую судьбу осужденного несли ответственность родственники или друзья.

Дворы и хозяйства преступников конфисковывались. Тех же, кого поймали после 18 сентября "Казнили по статейной росписи", в которой более подробно описывались виды наказаний за преступления, связанные с фальшивомонетничеством.

Из сказанного выше следует, что денежная реформа 1654 - 1653 гг., в которой в России наряду с серебряными вводились и медные монеты, которые привели к распространению фальшивомонетничества. В их чеканке участвовали, в первую очередь, представители высшей приказной администрации - боярин И.Д. Милославский и думный дворянин И.П.

Матюшкин, а также денежные мастера и лица, имевшие связь с металлообработкой (ювелиры и кузнецы).
Жестокие наказания, по которым пресекалось фальшивомонетничество, не касались представителей правящего класса, а распространялись главным образом на рядовых членов общества. Следует отметить известную эволюцию законодательства о "денежных ворах" в сторону смягчения наказаний: вводилась дифференцированная казнь взамен смертной - от отсечения рук и ног до отдачи "на чистые поруки" и ссылку в дальние города. Фальшивомонетничество было следствием непродуманной окончательно денежной реформы царя Алексея Михайловича, а "медный бунт" в Москве решил судьбу реформы.

Указом 15 марта 1663г. медные деньги были отменены и была восстановлена прежняя денежная система.

История подделки и способов защиты
медных пятаков образца 1723 г.

Одним из важнейших результатов успешного проведения денежной реформы Петра I (1698 1718) было внедрение в денежное обращение России медной монеты, дискредитированной предшествующей реформой Алексея Михайловича (1652 1654). Благодаря реформе 1698 1718 гг. медная монета не только превратилась в основное платежное средство для широких народных масс России, но и стала для государства одним из основных средств увеличения доходов от эксплуатации монетной регалии: дефицит государственной казны неоднократно погашался за счет повышение монетной стопы медных денег и непомерного увеличения объема их чеканки. Менее чем за 20 лет, прошедших после появления в России новых монет регулярного чекана, в условиях, когда стране требовались огромные средства для ведения войны со Швецией, на строительство флота, на административные преобразования и для покрытия других государственных расходов, стопа медной монеты повышалась трижды и к 1718 г. достигла 40 руб. из пуда (вместо 12 руб.

80 коп. в 1700г.) при рыночной цене на медь порядка 8 руб. за пуд. Такая существенная разница в цене на медь сырьевую и на медь обмонеченную, конечно же, не могла не привести к резкой активизации деятельности фальшивомонетчиков.
И действительно, с поступлением в 1718 г. в обращение медных полушек, чеканенных по 40-рублевой монетной стопе, внутренний рынок страны сразу же наводнился фальшивками. Фальсификация полушек образца 1718 г. существенно облегчалась их малыми размерами, допускавшими чеканку с использованием ручного инструмента, а также убогим оформлением их аверса и реверса и отсутствием специального оформления гурта. Поскольку подделка этих монет достигла угрожающих размеров, были начаты поиски новых мер борьбы с этим злом, так как обычно применявшиеся меры устрашения оказались в данном случае, при высокой прибыльности изготовления фальшивок, совершенно неэффективными.
Свидетельством таких поисков считается появление в 1721 г. пробной полушки без обозначения номинала, но со сложным внешним оформлением, призванным затруднить работу фальшивомонетчиков: на аверсе этой монеты помещены портрет и титул Петра I, на реверсе вензель Петра I и дата. Вполне очевидно, что такое оформление не могло получить практического применения на монетах достоинством в 1/4 копейки: оно требовало больших затрат на изготовление сложных штемпелей, а это лишало казну значительной доли прибыли от выпуска подобных монет. Сложное внешнее оформление этой пробной монеты и отсутствие на ней обозначения номинала дали основание считать ее одно время копейкой. Однако это не так. Во-первых, ее масса равна 0,82 г, что на 0,2 г меньше нормальной массы полушки 40-рублевой монетной стопы.

Во-вторых, отсутствие обозначения номинала могло быть допущено в 1721 г. только на полушке, поскольку с 1719 г. полушка была единственной медной монетой, выпускавшейся массовыми тиражами.
Чеканка полушек образца 1718 г. была прекращена в 1722 г., а с 1723 г. вместо них был начат выпуск пятикопеечников той же 40-рублевой монетной стопы.
Приступая к выпуску пятаков 40-рублевой стопы, правительство Петра I понимало, что эти монеты не только оставались чрезвычайно выгодным объектом фальсификации, но и открывали перед фальшивомонетчиками новые возможности. Дело в том, что в отличие от фальшивых полушек, изготовлявшихся чеканкой вручную, фальшивые пятаки более или менее приемлемого качества можно было отчеканить только с использованием достаточно мощного станочного оборудования. Однако для фабрикации фальшивых пятаков можно было применить значительно более простой и дешевый способ отливку металла в форму, тогда как фальшивые полушки изготавливать литьем было невозможно из-за их малой толщины.

В связи с этим при разработке мероприятий по выпуску пятаков образца 1723 г. особое внимание было обращено на всемерное затруднение подделки этих монет как способом чеканки, так и, особенно, путем отливки металла в форму.

Интересные записи



Содержание  Назад  Вперед