Парадоксальная фаза


Здесь важно указать, что при гипнотическом внушении выступает так называемая парадоксальная фаза, при которой, как известно, даже слабые раздражители (например, слово внушающего) могут вызвать сильный эффект у внушаемого. И.П. Павлов сказал об этом так: "Я думаю, что наша парадоксальная фаза есть действительный аналог особенно интересной фазы человеческой гипнотизации, фазы внушения, когда сильные раздражители реального мира уступают место слабым раздражителям, идущим от слов гипнотизера.

Парадоксальная фаза делает также понятными многие случаи короткого и продолжительного, часто многолетнего, ненормального сна, когда человек иногда, и только на короткое время, возвращается к бодрому состоянию, именно при устранении сильных дневных раздражений, чаще в ночное время". (Случай 18-летнего сна американки Патриции Магуира. В январе 1947 г., узнав о гибели жениха, она вдруг начала зевать. Патриция легла в постель и 18 лет не просыпалась.

Еще более таинственный случай произошел с норвежкой Августой Лангард, которая не открывала глаз с 1919 по 1941 г. За это время ее лицо совершенно не изменилось. Когда же она проснулась, то начала стареть буквально на глазах.

Через пять лет после своего пробуждения Августа умерла).
Почему слова гипнотизера имеют такую большую власть, почему субъект в состоянии гипноза легко подчиняется требованиям гипнотизера? Объяснение этому следует искать, во-первых, в том, что во время гипноза слова-раздражители изолированы, а во-вторых, в измененном реагировании мозга гипнотика и в наличии той или иной гипнотической фазы в коре больших полушарий.
Внушение по И.П. Павлову - это сильное, "получившее преобладающее, незаконное и неодолимое значение", концентрированное раздражение. Местом приложения этого концентрированного раздражения является бодрствующий участок коры больших полушарий (доминирующий участок) , через который поддерживается эта связь с гипнотизером.

Внушающему действию слов способствует и заторможенность коры головного мозга.
Уже в состоянии гипноза слова, исходящие от гипнотизера, не встречают какого-либо препятствия. Этим словам и указан - не противопоставляются противоположные мысли, намерения и чувства гипнотика.
Итак, по И.П. Павлову, "внушение есть наиболее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека".

Внушение "есть концентрированное раздражение определенного пункта или района больших полушарий в форме определенного раздражения, ощущения или следа его - представления, то вызванное эмоцией, т.е. раздражением из подкорки, то произведенное экстренно извне, то произведенное посредством внутренних связей, ассоциаций, - раздражение, получившее преобладающее, назаконное и "неодолимое значение".
Но почему же в состоянии гипноза мы, как правило, добиваемся положительного эффекта даже в том случае, когда внушение находится в полном противоречии с действительностью, когда оно не соответствует раздражениям, идущим из внешней среды?
Этого мы добиваемся благодаря гипноидному состоянию, в частности парадоксальной фазе, которая возникла в коре больших полушарий гипнотика. При наличии этой фазы будут доминировать именно слабые раздражители (то есть слова гипнотизера).
Для подтверждения сказанного приведем мнение И.П. Павлова об отличии внушений от сновидений: "...сновидение есть следовое и притом большей частью давнее раздражение, а внушение - наличное. Даже гипноз представляет меньшую степень-торможения, чем сон, следовательно, внушение вдвойне по раздражающей силе больше сновидения.

И, наконец, внушение как раздражение - коротко, изолированно и цельно, а потому и сильно; сновидение обыкновенно представляет цепь разнообразных и противоположных следовых раздражений".
Восприятие информации без критической переработки свойственно маленьким детям и в этом возрасте биологически целесообразно. Лишь в дальнейшем, по мере накопления ими жизненного опыта и развития логических способностей, воспринимаемое начинает подвергаться ими критической переработке. В той или иной степени внушаемы и взрослые. Явления внушения, самовнушения, взаимовнушения чрезвычайно широко распространены и преследуют нас, по мнению В.М.

Бехтерева, с детских лет и до глубокой старости.
Интересно отметить, что писатель Л.Н. Толстой и психоневролог В.М.

Бехтерев в разное время и разными путями пришли к одной мысли о громадном значении внушения в воспитании. Л.Н. Толстой, не будучи врачом, с удивительной прозорливостью писал: "Дети всегда находятся, и тем более, чем моложе, в том состоянии, которое врачи называют первой степенью гипноза.

И учатся и воспитываются дети благодаря этому состоянию. Так что учатся люди и воспитываются всегда только через внушение, совершающееся сознательно и бессознательно".
Верификация информации затруднена, в связи с чем внушаемость повышена при неожиданности сообщения, а также в тех случаях, когда недостаточно развиты или ослаблены критические способности: при астении, суженном сознании, гипнотических состояниях. Отсюда понятно, почему внушаемость часто повышена у лиц суеверных, отсталых, истощенных, наркоманов, у страдающих импотенцией, улиц, астенизированных соматогенными заболеваниями или психогенными воздействиями, некоторых психопатов, находящихся в состоянии аффекта.
Внушающее влияние раздражителя будет сильнее, если вызываемое им действие усилится уже имеющимися представлениями. Так, например, человеку, постоянно опасающемуся за свое здоровье, легче могут быть внушены ипохондрические идеи, чем не опасающемуся за него.

Таким образом, внушаемость может оказаться избирательно повышенной лишь в отношении определенного круга представлений.
Внушение, производимое действием или каким-либо процессом, называют реальным внушением. Если же внушающее лицо пользуется речью, то говорят о словесном, вербальном внушении.
Различают внушение прямое и косвенное. При прямом внушении мы имеем непосредственное воздействие прямой речи с определенным смысловым значением и, как правило, приказом.

Прямое внушение может реализоваться либо непосредственно вслед за действием вызвавшего его слова (например, вы внушаете: "Теперь ваши руки стали совсем тяжелые, вы не можете их поднять. Они налились свинцовой тяжестью, стали грузными"), либо спустя некоторое время ("Как только я сосчитаю до трёх, руки станут совсем тяжелыми.

Раз... два... три... руки отяжелели совсем"), либо при условии действия добавочного раздражителя, ставшего условно-рефлекторным благодаря произведенному внушению ("Как только я дотронусь до ваших рук, вы не сможете их поднять", - после произнесенного внушения, необходимо подтвердить его прикосновением к рукам гипнотизируемого).
При прямом внушении в состоянии бодрствования или неглубокого гипнотического сна гипнотизируемый обычно может установить связь между произведенным прямым внушением и вызванным им действием, т.е. источник поступления информации им осознается. При прямом внушении во время глубокого гипнотического сна или естественного сна, когда при пробуждении наступает амнезии самого акта восприятия речи, гипнотизируемый может не знать, что наступившее действие вызвано внушением, и будет расценивать его как спонтанно возникшее или как произвольное действие, мотивы которого ему неясны.
При косвенном (опосредованном) внушении на субъекта воздействуют не прямо, а организуют определенные условия среды, производя внушение третьему лицу, то есть создают связь с той или иной процедурой или индифферентного лекарства, при помощи чего внушение реализуется. При косвенном внушении всегда прибегают к помощи добавочного раздражителя, наделяемого новым информационным значением, благодаря произведенному прямому внушению.
Так, например, для устранения головной боли при косвенном внушении говорят: "Вы сейчас примете вот этот порошок. Он обладает обезболивающими свойствами. Он подействует на вас через 10 минут и вызовет прекращение головной боли.

Для устранения бессонницы косвенным внушением указывают: "Сегодня вы примете порошок за 15 минут до сна. Запейте его половиной стакана горячей воды, и через 30 минут после приема у вас наступит сон!".

При этом в обоих случаях дается индифферентный порошок, не обладающий ни анальгезирующим, ни снотворным действием. В приведенном примере мы демонстрируем плацебо - эффект (от лат. placebo - поправляюсь) , в результате которого происходят изменения в физиологическом и психологическом состоянии субъекта, вызванные приемом безвредного препарата, назначенного под видом какого-либо лекарственного средства.
Таким образом, при косвенном внушении (в отличие от прямого) пациент всегда ошибочно приписывает наступившее лечебное действие какому-то раздражителю, который сам по себе, без участия внушения, не способен его вызвать. Им может стать любой раздражитель (лекарственные средства, физиотерапевтические процедуры и др.) - в зависимости от характера произведенного внушения.

При косвенном внушении представления обычно встречают меньшее противодействие со стороны имеющихся, а иногда даже поддерживаются или усиливаются ими. Так, у человека, у которого имеются представления о том, что головная боль может быть устранена только действием обезболивающего лекарства (анальгетика), внушение того, что она прекратится после приема порошка, не встретит противодействия со стороны имеющихся представлений, а, наоборот, усилится ими, в то время как прямое внушение, что боль прекратится по счету "три", вызовет противодействие.



Содержание  Назад  Вперед