Постгипнотические феномены


Следует подчеркнуть, что требования, предъявляемые в гипнотическом трансе играть на инструменте или рисовать как можно лучше, оказываются значительно менее результативными, чем внушение образа великого музыканта или
художника. При чувственном отождествлении себя с этим образом как бы автоматически, без дополнительных уточняющих инструкций, реализуется потенциальное множество заложенных в личности возможностей.
Гипнотический транс “извлекает” из субъекта значительно больше, чем сам субъект в состоянии осознать.
Постгипнотические феномены
Человеку, находящемуся в состоянии гипнотического транса, можно внушить, чтобы в определенный момент после пробуждения или же в ответ на определенный сигнал, он выполнил ряд действий. Соответствующая реакция обычно носит автоматический характер, причем даже, если она ничему не служит, субъект как бы защищает и рационализирует ее не осознавая того, что импульс к реализации этой реакции был “заложен” в него гипнотизером.
Я приведу пример постгипнотической отрицательной галлюцинации, внушенной одному испытуемому в присутствии психолога К. Я внушил испытуемому, что когда он выйдет из транса, то не будет ни видеть, ни слышать К. После пробуждения испытуемый начал рассказывать мне о том, что он чувствовал в состоянии транса. Мой знакомый К. стоял у окна, и я попросил испытуемого посмотреть через окно на улицу, не идет ли дождь.
Он встал, подошел к окну, посмотрел прямо на К. и сказал: “Нет, дождя нет!”.
Я спросил, что он видел, он заявил, что видел, как обычно, здания, людей и машины. В этот момент К. стал
громко говорить и обращаться к испытуемому, но он не обращал на него ни малейшего внимания: он вел себя так, как будто К. не было в комнате. Я взял книгу, поднял ее вверх и спросил его, видит ли он ее.
Испытуемый ответил, что, естественно, видит и удивляется, почему я задаю ему такой вопрос.
Вслед за этим я передал книгу К. и вновь спросил его, видит ли он книгу. Испытуемый округлил глава и вскричал: “Боже мой!
Книга висит в воздухе!
Левитация!”. Он был убежден, что в комнате нет никого, кроме нас двоих, и сохранял эту уверенность до тех пор, пока я не загипнотизировал его повторно для устранения действия внушения.
Сущность постгипнотических форм поведения анализировали многочисленные специалисты, единодушно пришедшие к выводу, что внушаемое гипнотизером выполняется испытуемым не в нормальном состоянии, а в состоянии, напоминающем гипнотическое. Согласно этой гипотезе, при выполнении того, что было внушено в гипнозе, происходит спонтанное, самопроизвольное развитие локального постгипнотического транса.
Нужно заметить, что некоторые испытуемые при выполнении того, что содержится в постгипнотическом внушении, действуют как бы будучи ошеломленными, выполняют соответствующие акты как бы автоматически. Так бывает прежде всего в тех случаях, когда индивида что-то заставляет прервать выполнение одного действия и перейти к выполнению другого действия, значительно отличающегося от того, что выполнялось данным индивидом ранее. Забывание того, что выполнялось в соответствии с постгипнотическим
внушением, особенно часто встречается в тех случаях, когда соответствующее действие необычно, странно или противоречит навыкам поведения данного индивида.
В других случаях, когда данное действие по своему содержанию соответствует личности пациента и особенностям его окружения, при его выполнении он может казаться полностью осознающим то, что сделал, а свое поведение нередко рационализирует, выдавая его за продукт собственных намерений. Особенно часто так бывает в тех случаях, когда внушение формируется таким образом, что испытуемый получает возможность выполнения навязываемого ему действия в соответствии с собственной мерой времени.
Он неосознанно ожидает момента, благоприятствующего выполнению этого действия, как можно более незаметным образом с тем, чтобы избежать конфликта с собственными нормами поведения и не мешать другим заниматься их делами в данном временном промежутке.
Отсюда не следует, что пациент, действующий в соответствии с постгипнотическим внушением, не находится в особом виде транса. Обычно его поведение неотличимо от того, что он совершает в обычном состоянии бодрствования. В соответствии с реальной сферой влияния и продолжительности действия постгипнотического внушения возникает интересный вопрос:

проходит ли действие внушения само по себе или же можно добиться того, чтобы оно стало устойчивым?
Многие гипнологи приводят доказательства того, что, когда постгипнотическое внушение должно быть реализовано по истечении более или
менее длительного временного промежутка, проходящее время не ослабляет силу постгипнотического внушения. Интересный пример приводит известный психолог Д. Г. Истебрукс, описав случай с человеком, на которого постгипнотическое внушение повлияло по истечении 20 лет.
Этот исследователь убежден, что при периодическом подкреплении постгипнотическое внушение может сохранять свою силу в течение неограниченного времени.
Другой психолог, У. Р. Уэллс, побудил трех своих испытуемых, находящихся в гипнотическом трансе, запомнить ряд бессмысленных слогов. Далее им была внушена постгипнотическая амнезия (забывание) на протяжении одного года, причем было подчеркнуто, что эти слоги всплывут в памяти испытуемых в определенный час.
Каждый из испытуемых выполнил то, что ему было внушено, в точности.
Результаты других экспериментов Уэллса свидетельствуют, что внушение, осуществленное в гипнотическом трансе пациента, с течением времени исчезает или стирается не всегда, что может иметь большое терапевтическое значение.
Необходимо рассмотреть проблему постгипнотического забывания (амнезия), происходившего в трансе, имеющего место у немногочисленных индивидов, способных к вхождению в глубокий гипнотический транс. Такой субъект после пробуждения может помнить все детали того, что происходило в трансе, а затем забыть все или некоторые впечатления об этом.
Он может не помнить ничего, а в последующем припомнить все или некоторые из этих событий.
Постгипнотическая амнезия зависит от
прямого или косвенного внушения, содержание которого сводится к забыванию того, что происходило. Поскольку многие индивиды автоматически отождествляют гипноз со сном, они предполагают, что происходящее в трансе запомнить невозможно.
Полная постгипнотическая амнезия отличается лишь в случае достижения наиболее глубоких гипнотических состояний.
Если испытуемому, находящемуся в глубоком гипнотическом трансе, приказать помнить то, что происходит, то амнезии у него не будет. Можно целенаправленно в гипнотическом трансе вызвать амнезию на имя, адрес или события более или менее отдаленного прошлого.
nbsp;
4. Гипнтический транс - лекарство или яд?
После нашумевших телесеансов А. Кашпировского в печати стали высказываться различные предположения, что гипнотический транс является потенциально опасным и может причинять людям вред. Эта возможность подчеркивалась в газетных публикациях: “Изнасилование в гипнотическом трансе...”, “После телесеанса в течение нескольких дней ученицу пытаются вывести из гипнотического транса...”, “Убийство, совершенное в гипнотическом трансе...”.
Представленные выдержки соответствующих статей обязаны своим происхождением теориям, согласно которым людьми можно манипулировать, как марионетками, с помощью гипнотических сил и заставлять людей совершать чудовищные злодеяния.
Большое беспокойство вызывает то, что время от времени авторами мрачных предостережений по поводу гипноза оказываются некоторые отечественные ученые, например, И. М. Аптер. За рубежом по этому поводу пишут и ставят фильмы.
Например, в фильме о Джеймсе Бонде красивых женщин, введенных в гипнотическое состояние, обучают, как свергать правительство своей страны.
Датский психиатр П. Д. Рейтер описал случай, когда один учитель в гипнотическом состоянии совершил несколько правонарушений и прострелил себе руку. Другой человек, находясь под влиянием гипнотизера, пытался ограбить банк и при этом убил двух полицейских.
Требуется выяснить, являются ли эти преступления следствием применения гипноза. В нашей жизни существует огромное множество людей,
которые настолько послушны авторитетам, что готовы сделать все, что от них потребуют, даже если при этом их поступки будут противоречить их принципам.
Каждый человек должен следовать тем принципам и законам, которые формируются обществом. Поэтому некоторые люди испытывают безоговорочное и неколебимое уважение к авторитетам или к мнению большинства.
Убедительные опыты провел американский психолог Аш. Начатые в 50-х годах, эти опыты продемонстрировали коллективное влияние.
Небольшая группа испытуемых: семьдевять человек. Им предлагаются (каждому по очереди) две лежащие рядом карточки.
На левой изображена всего одна линия, на правой прочерчены три.
Одна из трех этих линий на правой карточке по длине равна той единственной, что изображена на левой карточке. Которая из них?
Разница довольно значительна, совершенно нетрудно увидеть справа одну из трех линий, равную одинокой левой.
Но испытуемый, стоящий последним в группе, удивляясь простоте задачи и легко готовясь дать безошибочный ответ, вдруг с ужасом слышит, что все предыдущие один за другим уверенно и единодушно называют равной совсем другую линию, явно с очевидностью большую (или меньшую, но все одну и ту же!).
Доходит очередь до него, до последнего из этой группы. И он уступает общему мнению.
Называет ту линию, которую обозначали все.



Содержание  Назад  Вперед