ГРАНИЦЫ БИХЕВИОРИЗМА


Эти шесть вкусов таковы: сладкий, кислый, соленый, острый, горький и вяжущий. Четыре из них, разумеется, вам хорошо знакомы, а вот острый и вяжущий могут показаться чем-то новым. Вот несколько простых примеров всех шести вкусов:
Сладкий: сахар, мед, рис, мучные изделия, хлеб, молоко, сливки;
Кислый: сыр, йогурт, лимоны, сливы и другие кислые фрукты;
Соленый: все подсоленные блюда;
Острый: все блюда со жгучими специями, такими, как красный перец, соус чили, кайенский перец, имбирь;
Горький: шпинат, салат-латук и вся листовая зелень;
Вяжущий: фасоль, чечевица, гранаты, яблоки, груши, капуста.
Сладкий вкус по своей популярности в большинстве стран Запада намного обходит все остальные и потому заслуживает особого внимания. Наше «пристрастие к сахару» часто начинается в раннем детстве с завтраков из концентрата и конфет и сохраняется у многих людей всю жизнь. Кроме того, некоторые продукты, не будучи сладкими сами по себе, тем не менее порождают тягу к сладостям: поедание красного мяса (говядины, баранины и т.п.), например, вызывает у многих людей желание поесть на десерт сладкого.

Когда вы станете руководствоваться аюрведическим подходом к диете, начните с оценки той роли, которую сладости играют в ваших привычках в вопросах питания. Весьма вероятно, что на долю этого вкуса приходится весьма существенная часть потребляемой вами пищи. Чтобы уменьшить тягу к сладкому, попробуйте заменить содержащие очищенный сахар продукты небольшим количеством меда. Поскольку сахар вызывает желание съесть еще больше сахара, употребление меда за завтраком поможет разорвать «сахарную цепочку», которая в противном случае грозит протянуться через весь оставшийся день. Когда вы будете знать все о сладких продуктах в вашем рационе, то сможете отмечать присутствие или отсутствие в нем и других вкусов.

Приложив немного усилий, вы сможете распланировать свое питание так, чтобы включить в рацион их все или большинство из них. Вы будете удивлены тем разительным воздействием, которое это окажет не только на ваши привычки в еде, но и на всю вашу жизнь. Ведь вкусы способны непосредственно влиять на наши эмоции. Об этом говорит даже язык, которым мы их описываем.

Фразы «сладкие воспоминания», «горькая печаль» и «кислая мина» лишь несколько тому примеров. Вкусы могут также воздействовать на наше физическое состояние. Некоторые острые специи способны в буквальном смысле заставить человека облиться потом, а более «прохладные» вкусы, например мятный,  почувствовать себя совершенно освежившимся.
Включая в свой рацион все вкусы, вы сможете сделать его более полноценным и приносящим большее удовлетворение как с питательной, так и с эмоциональной точки зрения. Распланировать свой рацион вам поможет хорошая аюрведическая поваренная книга. Даже само такое планирование будет способствовать более сознательному отношению к тому, что вы едите.

Я особенно рекомендую поваренную книгу «Простая церемония», написанную Джинной Брэгг и моим коллегой доктором медицины Дэвидом Саймоном.

ГРАНИЦЫ БИХЕВИОРИЗМА 4
Будучи столь распространенными в нашем обществе, нарушения питания стали предметом пристального внимания со стороны как научных, так и деловых кругов. Огромные прибыли ждут того, кто сможет предложить быстрый и простой способ обуздать переедание, и известны случаи больших успехов в этой сфере по крайней мере если говорить об успехе сиюминутном. Тем не менее мне хотелось бы вновь подчеркнуть важность искреннего намерения и духовного осознания для сколь-нибудь долговременного решения проблемы аддиктивного поведения любого рода.
Я хочу рассказать историю, которая, как мне кажется, прекрасно иллюстрирует границы чисто механического подхода к пищевому пристрастию. Она приведена Эндрю Вейлом и Винифред Роузен в их замечательной книге «От шоколада к морфию».
Молодая женщина в течение ряда лет испытывала неодолимое влечение к шоколаду. Ей во что бы то ни стало было необходимо есть шоколад несколько раз в день, и вся ее жизнь в буквальном смысле была подчинена этому влечению. Если она просыпалась посреди ночи и обнаруживала, что в доме совсем нет шоколада, то не колеблясь садилась в машину и отыскивала круглосуточный супермаркет, дабы удовлетворить свою потребность.

Так продолжалось несколько лет, и она обратилась в клинику, занимавшуюся вопросами нарушений питания. Лечение оказалось вовсе не таким, как она, возможно, ожидала, но тем не менее весьма эффективным. В клинике с нее взяли обязательство посетить десять сеансов.

Ей предложили сесть перед большим зеркалом, а затем вручили порцию шоколадных конфет и прикрепили к запястью прибор, который непрерывно подавал слабые, совершенно безболезненные электрические разряды.
В течение тридцати минут она должна была наблюдать в зеркале, как она ест шоколадные конфеты,  однако ей было велено не проглатывать их, а выплевывать на бумажную тарелку. Поначалу эта процедура казалась ей чем-то абсурдным. Первые семь сеансов не принесли никакого результата. Тяга молодой женщины к шоколаду была столь же сильной, как и прежде, и только внесенная наперед плата заставляла ее продолжать посещать клинику.

Но после восьмого сеанса она заметила, что ее интерес к шоколаду ослаб, а к концу десятого сеанса ее пристрастие, сколь бы невероятным это ни показалось, исчезло совершенно. Прошло несколько лет, и оно не восстановилось. Увы, спустя какое-то время она пристрастилась к пирожным!
Я пересказал здесь эту историю с тем, чтобы показать как возможности, так и границы чисто поведенческого подхода к пищевому пристрастию и, в сущности, к любому пристрастию вообще. Такие подходы, несомненно, могут быть весьма оригинальны. Они могут даже оказаться эффективными, если говорить о решении проблемы в достаточно узком смысле. Однако аддиктивное поведение таким образом лишь подавляется, а стоящие за ним духовные потребности остаются неудовлетворенными.

Основа пристрастия остается незатронутой и неизбежно находит новые пути для своего проявления.
Доступ к подлинному источнику любого пристрастия и действительной возможности позитивного роста человека возможен только через посредство Духа. В связи с этим я часто рассказываю анекдот о человеке, который, услышав по радио музыку Бетховена, начал разбирать приемник, пытаясь найти там Бетховена. Но Бетховен это не радио.

А мозг, центральная нервная система, пищеварительная система и прочие «винтики» человеческого тела это вовсе не «винтики». Это проявления высшего «Я». Они доступны через посредство искреннего намерения.

И не важно, насколько глубоко укоренилось пристрастие,  вы можете сделать так, что оно не устоит перед скрытой в вас духовной силой.


ДРУГИЕ ИСТОЧНИКИ ПРИСТРАСТИЯ
До сих пор мы имели дело с пристрастиями, обусловленными тем или иным веществом, и выяснили, каким образом они оказались частью человеческой истории почти с самого ее начала. Современное общество, однако, представляет собой среду, в которой возникли совершенно новые категории аддиктивного поведения. В этой главе мы вкратце рассмотрим три примера таких «современных» пристрастий. И хотя они не связаны со злоупотреблением теми или иными веществами и не представляют непосредственной угрозы для жизни, эти модели поведения обладают всеми характерными чертами классического пристрастия. Распознать их и им противостоять бывает, между тем, едва ли не трудней.

Пристрастие к работе, к беспорядочным половым связям или телевизору не предполагает какой-либо противозаконной деятельности. Подобные модели поведения являются аддиктивными в том смысле, что могут захватывать непропорционально большую часть жизни человека а то и всю ее целиком.

ПРИСТРАСТИЕ К РАБОТЕ
Слово трудоголик известно каждому, но мне этот термин кажется не вполне точным. Он предполагает аналогию между пристрастиями к работе и алкоголю, однако это, несомненно, совершенно разные вещи.
Так, мы можем сказать о слишком много пьющем человеке, что он «себя не контролирует». Алкоголик не способен управлять своим поведением в отношении пития. По мере того как пристрастие к алкоголю прогрессирует, такая неспособность к самоконтролю начинает проявляться вполне зримо: дрожь в руках, нарушение координации движений, затрудненное засыпание или пробуждение, свидетельствующие, что физические, интеллектуальные и эмоциональные управляющие системы человека не работают должным образом.

У некоторых алкоголиков неспособность к самоконтролю может даже представлять собой своего рода подсознательную цель или стратегию так, в психоанализе алкоголизм рассматривается как попытка совладать с неудовлетворенными потребностями, уходящими своими корнями в раннее детство. Утрачивая контроль над собой, алкоголик возвращается в состояние, в котором о нем вынуждены заботиться другие люди. Они могут соглашаться либо не соглашаться это делать, но не контролирующий себя алкоголик просит их о помощи в решении элементарных жизненных задач, а то и настойчиво требует оказать ему помощь.
Трудоголик же ведет себя совершенно по-другому. В то время как алкоголизм часто представляет собой практически совершенно детский способ приблизиться к людям, непрерывная работа является способом отдаления от них. Это уход в ту область жизни, где от человека требуется самоконтроль и весьма почитается мастерство.

В основе поведения алкоголика могут лежать детские фантазии, трудоголик же представляет себе себя абсолютно взрослым.



Содержание  Назад  Вперед