Добровольное рабство


Теперь вы полностью зависите от нее. Вы никогда не выходите на улицу, не проверив, взяли ли тюбик с собой. Если вы едете за границу, то берете несколько упаковок.

Более того, в довершение ко всем вашим тревогам о здоровье я выставляю вам порядочный счет — 100 долларов за каждый тюбик. Но у вас нет выбора, кроме как платить.
Позже вы читаете в медицинской колонке в газете, что подобное случилось не только с вами: многие люди страдают от той же самой проблемы. Фармацевты обнаружили, что эта мазь не лечит герпес. Все, что она делает, — загоняет лихорадку под поверхность кожи.

Именно мазь вызвала разрастание лихорадки, и теперь, чтобы избавиться от герпеса, вам необходимо перестать применять мазь: тогда лихорадка, в конце концов, исчезнет.
Станете ли вы после этого продолжать применять мазь? Нужна ли вам особенная сила воли, чтобы не применять ее? Если вы не поверили статье, возможно, еще несколько дней вы будете сомневаться; но как только увидите, что лихорадка уменьшается, то потребность и желание использовать мазь немедленно пропадут.
Будете ли вы чувствовать себя несчастным? Конечно же нет. У вас была ужасная проблема, вы считали ее неразрешимой, а теперь нашли решение.

Даже если на то, чтобы лихорадка исчезла полностью, уйдет год, каждый день, видя, как ваше состояние улучшается, вы будете думать: «Ну, не чудесно ли это? Я вовсе не собираюсь умирать».
Именно это чудо и произошло со мной, когда я затушил свою последнюю сигарету. Позвольте мне пояснить вам аналогию с герпесом и мазью. Лихорадка — это не рак легких и не склероз артерий, не эмфизема, не стенокардия, не хроническая астма, не бронхит и не коронарная болезнь сердца.

Все это лишь приложения к лихорадке. И это не тысячи выброшенных на ветер фунтов стерлингов, и не зловонное дыхание, и не пожелтевшие навсегда зубы, не апатия, не свистящее дыхание и кашель. Это не десятки лет, в течение которых мы сами себя душим, мечтая перестать делать это. И это не все те случаи, когда нас наказывали за курение в неположенном месте. И это не постоянное ощущение презрения окружающих, да и своего собственного в придачу.

Это все лишь последствия лихорадки.
Лихорадка — это то, что заставляет нас закрывать глаза на все эти вещи. Это паника, знакомая всем курильщикам. «Я хочу сигарету!». Некурящие не испытывают этого ощущения.

Самое сильное чувство, которое вы когдалибо переживали, — страх, а самая большая выгода, которую вы при обретете, — избавление от него.
Я ощущал себя тогда так, как человек, неожиданно вынырнувший из густого тумана. Я вдруг ясно увидел, что чувство панического желания закурить не было следствием моей особой слабости или неким волшебным свойством самой сигареты. Его вызвала первая сигарета, а каждая последующая не только не облегчала это чувство, а усиливала его.

Неожиданно я понял, что все остальные «счастливые» курильщики живут в том же кошмаре, что и я. Все они придумывают малоправдоподобные объяснения (впрочем, не хуже придуманных мною), пытаясь оправдать собственную глупость.
КАК ПРЕКРАСНО БЫТЬ СВОБОДНЫМ!


15. Добровольное рабство

Обычно курильщики пытаются перестать курить, выдвигая основными причинами здоровье, деньги и социальное неодобрение этой пагубной привычки.
В прошлом столетии люди упорно боролись за отмену рабства, и все же курильщик живет, по доброй воле продав себя под ярмо. Кажется, он даже не осознает, что в те моменты, когда ему разрешено курить, хотел бы быть некурящим. Для большинства сигарет, выкуренных нами в течение жизни, справедливо утверждение, что мы не только не получаем от них никакого удовольствия, но даже не осознаем, что курим их.

И только после некоторого периода воздержания мы начинаем обманывать самих себя, считая, что сигарета доставляет нам удовольствие (например, первая утренняя, послеобеденная и т.д.).
Сигарета только тогда приобретает для нас огромную ценность, когда мы пытаемся курить меньше или перестать курить совсем, или тогда, когда общество силой принуждает нас к этому (например, в церкви, больнице, супермаркете, театре и т.п.). Заядлый курильщик должен учитывать, что подобная тенденция все усиливается. Сегодня она коснулась вагонов метро.

Завтра — всех общественных мест.
Ушли те времена, когда курильщик мог зайти к другу или незнакомому человеку и спросить: «Не возражаете, если я закурю?» Сегодня бедный курильщик, приходя в дом незнакомого человека, судорожно оглядывается вокруг в поисках пепельницы в надежде увидеть в ней окурки. Если пепельницы не видно, он пытается продержаться, а если не может, то просит разрешения закурить и, вероятнее всего, слышит в ответ: «Курите, если это вам необходимо», или «Ну, мы предпочли бы, чтобы вы не курили. Знаете, запах табака потом долго не выветривается».
Бедняга и так уже чувствует себя ничтожеством, а тут и вовсе молит, чтобы земля разверзлась и поглотила его.
Помню, что когда я был курильщиком, каждое посещение церкви становилось для меня суровым испытанием. Даже во время свадьбы дочери, выступая в роли гордого отца, я стоял и думал: «Хоть бы все это побыстрее закончилась тогда мы сможем выйти на улицу и устроить перекур».
Вам поможет наблюдение за курильщиками во время подобных церемоний. Они толпятся вместе, и у них обязательно много сигарет. Пачек двадцать ходит по кругу, а разговор всегда один и тот же:
— Вы курите?
— Да, хотите сигаретку?
— Спасибо, я угощусь попозже.
Они прикуривают и глубоко затягиваются, думая про себя: «Какие же мы счастливые! Мы получили свою маленькую награду. А беднягам некурящим ничего не досталось».
Но «бедняге» некурящему такая награда и не нужна. Мы были созданы не для того, чтобы жить, постоянно отравляя собственный организм. Грустно, что даже в тот момент, когда курильщик курит сигарету, он не ощущает тех чувств покоя, уверенности в себе и спокойствия, которые некурящий испытывает всю свою свободную от курения жизнь.

Сидя в церкви, некурящий не чувствует беспокойства и не хочет, чтобы происходящее поскорее закончилась. Он может полностью наслаждаться каждым моментом жизни.
Я помню, как зимой, во время перестрелки снежками, я притворялся, что у меня слабый мочевой пузырь, чтобы смыться и перекурить. Увы, я не был четырнадцатилетним школьником, — но сорокалетним бухгалтером. Грустно… И даже когда я вновь присоединялся к игре, то не получал от нее удовольствия.

Я вновь с нетерпением ждал ее окончания, когда снова мог бы покурить, хотя и предполагалось, что курение — способ расслабиться и получить удовольствие от любимого занятия.
Для меня самой потрясающей радостью бытия некурящего стала свобода от этого рабства, возможность жить на «полную катушку», а не проводить большую часть времени, страдая от необоримого желания закурить, а потом закурив, думать, что лучше бы я этого не делал!


16. Сколько денег я сэкономлю?

Я не могу перестать постоянно твердить, что именно « промывание мозгов» мешает прекращению курения и что чем больше заблуждений, созданных им, нам удастся рассеять прежде, чем мы начнем, тем легче вам будет достичь цели.
Время от времени я вступаю в споры с людьми, которых называю «заядлыми курильщиками». В соответствии с моим определением, заядлый курильщик — человек, который может себе это позволить, не верит в то, что курение наносит вред его здоровью и которого не волнует общественное порицание. (Впрочем, в наши дни таких людей становится все меньше.)
Если курильщик — молодой человек, я говорю ему: «Не могу поверить, что вас не волнуют деньги, которые вы тратите на курение».
Обычно его глаза загораются. Если бы я приступил к нему с позиции здоровья или общественного неодобрения, он почувствовал бы себя в невыгодном положении, но с позиции денег — «О! Я могу себе это позволить.

Это всего столькото фунтов стерлингов в неделю, и я думаю, что оно того стоит. Это мой единственный недостаток (или удовольствие)…» и т.д.
Если он — курильщик, высаживающий около двадцати сигарет в день, я говорю ему: «Я всетаки не могу поверить, что вы не волнуетесь по поводу денег. За свою жизнь вы собираетесь потратить более 40 000 фунтов стерлингов. Что вы делаете с этой суммой денег?

Вы не просто поджигаете их и даже не выбрасываете. По сути, вы используете эти деньги, чтобы разрушить свое здоровье, расшатать нервы и потерять уверенность в себе, проводя всю жизнь в рабской зависимости, живя со зловонным дыханием и пожелтевшими зубами. Этото должно вас беспокоить?»
В этот момент, особенно если дело касается молодых курильщиков, становится очевидным, что они никогда не рассматривали курение с точки зрения пожизненных расходов. Большинству курильщиков достаточно знать цену одной пачки сигарет. Время от времени мы подсчитываем, сколько тратим в неделю, и тогда эта сумма нас слегка тревожит.

Очень редко (и только когда подумываем перестать курить) мы прикидываем, сколько тратим на сигареты в год — и эта цифра нас пугает, а уж траты за целую жизнь просто ужасают.
Однако поскольку это спор, убежденный курильщик ответит: «Это мне по карману. Ведь я трачу эти деньги за целую неделю». Он словно сам себя убеждает.
Тогда я продолжаю: «Я сделаю вам предложение, от которого вы не сможете отказаться. Вы платите мне сейчас 1000 фунтов, а я обеспечиваю вас бесплатными сигаретами до конца жизни».



Содержание  Назад  Вперед