РОССИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФОРУМ ДИСКУССИЯ О МАКРОЭКОНОМИКЕ


Современная жизнь в России все больше наполняется новыми институциональными явлениями. К их числу относится, например, создание Национального экономического совета (НЭС), постоянно действующего экспертно-консультативного органа. Инициатором его появления на общественной сцене выступил губернатор Свердловской области Э. Россель.

Его экономическими советниками стали известные специалисты О. Богомолов и Н. Шмелев. Задачи новой организации были сформулированы следующим образом: “Выявление и анализ важнейших проблем экономического развития РФ и ее регионов. Подготовка предложений по созданию политико-правовых, экономических механизмов решения социально-экономических проблем”. Членами экономического совета являются предприниматели, государственные, политические и общественные деятели, ученые, представители культуры.

В целом совет объединяет работу около 40 человек.
Помимо регулярных рабочих встреч НЭС ежегодно организует крупномасштабный деловой сбор  российский экономический форум. Впервые он состоялся весной 1996 г. в Екатеринбурге.

Есть намерение превратить этот город в место постоянных контактов государственных, предпринимательских и финансовых кругов. “Новая газета” предложила свой, журналистский вариант обозначения данного события  “российский Давос”. Весной 1997 г. наступил черед второго экономического форума.
Что удалось форуму?
Какое же впечатление произвел на его участников завершившийся в Екатеринбурге форум? По мнению ряда присутствовавших, восприятие проведенной встречи неоднозначно. Отметим прежде всего то, что безусловно имеет позитивный аспект. Сама идея создания совещательного органа, которая объединяет ведущих представителей делового мира, политических лидеров, ученых,  весьма толкова и рациональна.

Солидное впечатление произвел на многих слушателей документ, подготовленный в форме “Резолюции второго российского экономического форума”.

В его тексте дается взвешенная оценка достижений и потерь в отечественной экономике. Материал изложен в четкой профессиональной манере: емко, убедительно (к тому же в отличной стилистической проработке).

Прежде всего отмечены положительные сдвиги: “В ходе реформ стране удалось, несомненно, преодолеть некоторые глубоко укоренившиеся пороки прежней системы: ликвидировать почти все виды товарного дефицита; восстановить дееспособность денег; дать толчок развитию конкуренции; установить объективные ценовые пропорции; добиться конвертируемости национальной валюты; изменить систему собственности в стране в пользу частного сектора; создать основы развитой рыночной инфраструктуры; резко сократить военные расходы и начать длительный процесс давно назревшей структурной перестройки всей российской экономики; избавить Россию от непосильной роли донора для бывших советских республик и многочисленных клиентов по всему миру; наконец, заметно изменить менталитет российского общества в соответствии с демократическими, рыночными принципами”.
Все эти достижения, как отмечается в резолюции, достались дорогой ценой. К числу наиболее болезненных последствий реформ отнесен целый ряд действительно серьезных проблем.

Прежде всего  это падение производства. Стратегическим просчетом обозначена избранная в годы реформ политика во взаимоотношениях между властью и российским обществом (конфискация сбережений, фактически бесплатная раздача собственности, упадок социальных программ, размах коррупции и организованной преступности).

Не улучшилось, к сожалению, положение мелких и средних предприятий. Сверхжесткая денежно-кредитная политика вновь вернула страну к всеобщей демонетизации, к формам натурального обмена и денежным суррогатам.

Экономика страны, отмечается в документе, оказалась искусственно развалена на два параллельно существующих и лишь отчасти связанных между собой сектора  денежный и натуральный.
Делается вывод о том, что российская экономика задыхается от недостатка инвестиций. Налицо промахи и недостаточная рациональность в налоговой политике.

Произошло также обострение отношений между центром и периферией. Наиболее же опасные последствия выбранного курса реформ ощущаются, по мнению авторов, в социальной сфере.


Вполне обоснованна также мысль о том, что полнокровный переход к рынку займет, видимо, не несколько лет, а несколько десятилетий. В качестве первопричины нынешних неудач названо отсутствие продуманного, взаимоувязанного плана преобразований, приспособленного не к абстрактным схемам, а к российским реальностям.

У правительства страны не было и до сих пор нет серьезной индустриальной (структурной) политики, нет видения будущего социального устройства России.
Комментируя данный документ, следует отметить, что он построен не в одном только минорном стиле. После раскрытия наиболее острой и опасной на данном этапе проблемы  кризиса неплатежей (и в этой связи роли взвешенной политики Центрального банка в ее решении) говорится о явлении, внушающем определенный оптимизм. Речь идет о том, что несмотря на сложности, имеются некоторые признаки того, что в ближайшие год-два в стране может наконец начаться экономический рост.

Но будет крайне печально, если из-за негибкости проводимой политики этот шанс будет упущен.
Завершается резолюция в целом позитивной мыслью о том, что путь выхода из сегодняшнего кризиса  создание нового экономического и социального образа России, великого и могущественного федеративного государства. Это и есть та национальная идея, национальная цель, которая объединит страну.
Размышление о предложенной авторами формулировке рождает, однако, и определенные сомнения. Следует ли непременно связывать стремления людей с понятием могущественного государства?

Не приведет ли это опять к тому, что ради этого могущества им снова придется забыть о своих, соразмерных простому человеку потребностях, забыть о возможности (и умении) радоваться уже достигнутому, тому, что уже есть и что в скором времени будет. Может быть, лучше звучала бы идея не о могущественной державе, а о стране, создающей экономическую модель с человеческим лицом?
Отметим еще одну, чисто психологическую деталь. Акцент на слове “могущественный” формирует в подсознании человека скорее ощущение противоборства, чем контактности и взаимодействия. Если данный смысл специально заложен в формулировке, то следует признать: предлагаемая идеология вновь строится на самоизоляции и противостоянии другим странам.

Если же предлагаемый термин не включает данной целевой ориентации, то это означает, что у авторов столь эмоционального образа, очевидно, скрыто превалирует стремление к относительно замкнутой экономической модели.
Форум  через призму сравнений
Как оценить сам факт появления Национального экономического совета, экономического форума, а также степень эффективности данного начинания? Ответу на этот вопрос может способствовать сравнение методов общественного воздействия на экономическую политику страны у нас и в Западной Европе, например в ФРГ.
В немецкой практике большую популярность приобрел способ оценки состояния экономики и проводимых государством мер с помощью такого института, как Экспертный совет, в работе которого участвуют пять лучших на данный момент экономистов страны. Они должны обладать независимым от деловых кругов статусом и быть достаточно обеспеченными. Раз в год совет получает задание от правительства по подготовке широкого исследования о состоянии экономики и предложений о рациональных вариантах решения наиболее острых проблем экономической политики (читателям, интересующимся данным опытом, советуем обратиться к “Российскому экономическому журналу”, 1994, № 6).

Таким образом, ежегодно в течение нескольких месяцев группа “пяти мудрецов” (как их принято называть в Германии) разрабатывает свое видение перспектив развития страны, дает характеристику проводимого экономического регулирования.
Интересно, что работа делается на общественных началах. Примечателен и другой факт: государство безусловно заинтересовано в объективном анализе экспертов.

Но принятие решений  всегда дело самого правительства, а не Экспертного совета. Его задача лишь дать “информацию к размышлению”.
Думается, что для России было бы разумным ориентироваться на подобный опыт взвешенного подхода. Имеются, правда, и определенные трудности на этом пути. Прежде всего отрицательно сказывается поляризация позиций многих крупных экономистов. Персональная дистанцированность во многом объясняется чисто психологическими причинами (особенно в том случае, когда речь идет об экономистах, ориентирующихся на рыночный вариант).

Составить команду из нескольких “звезд” практически пока в России не удается (о причинах этого явления см. “Федеральную газету”, 1996, № 1).
Не секрет, однако, что в ФРГ в рамках ведущей группы экономистов тоже могут быть разногласия. Однако, как показывает многолетний опыт, верх берет желание найти взаимоприемлемое решение.

Сказывается и то обстоятельство, что на роль экономических советников правительства на конкурсной основе делается отбор среди нескольких десятков лучших экономистов страны. В наших же условиях разработчиками альтернативных экономических моделей и проектов становятся не те, кому на основе конкурса выпадает честь изложить свое видение перспективы, а те, кто смог за счет активности закрепить свое имя в экономическом и политическом истеблишменте.



Содержание  Назад  Вперед