Зависимость от выбранной траектории


Очевидно, что мы не обладаем информацией, необходимой для модернизации субъективных теорий, которая способствовала бы выявлению единственно верной модели. В результате единственно возможное равновесие не достижимо, существует скорее множественность равновесий, которые могут нас повести по разным направлениям, включая застой и упадок экономики. Именно поэтому важна идеология.

Но как возникают субъективные индивидуальные модели и как их можно изменить? Использование субъективных индивидуальных моделей для объяснения окружающей среды – это, в некотором роде, последствие растущего и передающегося научного знания, а частично это является последствием передачи социального знания, которое представляет собой культурное наследие любого общества. Чем в большей степени прежние знания определяют выбор, тем более верным является постулат о рациональности при анализе экономики. Но со времен человеческой социализации люди придумали множество мифов, табу, религий и догм для объяснения окружающей среды, которые, можно сказать, бросили вызов научному объяснению. И люди до сих пор этим занимаются.

Культура - это просто смесь различных знаний. Культура переплетена со стандартами поведения, которые применялись для решений локальных проблем, связанных с обменом (будь то обмен социальный, политический или экономический). В любом обществе развиваются неформальные правила для структуризации человеческого взаимодействия. Эти правила как бы являются основным акционерным капиталом, который формирует культуру общества. Культура также предоставляет языковую основу для интерпретации информации уже не чувствами, а мозгами.

Таким образом, культура играет важную роль при формировании не только формальных правил, но и неформальных ограничений, которые также являются частью институциональной структуры.
Идеологические догмы индивидов помогают им объяснить изменения окружающего их мира. Эти изменения формируются под влиянием фундаментальных изменений относительных цен, что в итоге приводит к несогласованности результата, который предсказывается в рамках субъективных индивидуальных моделей, и реально полученного результата. Но это еще не все.

Важны сами идеи, которые являются некоторой комбинацией изменения относительных цен, которые интерпретируются в соответствии с культурными ценностями в субъективных индивидуальных моделях, определяющих выбор в обществе.
Вторая экономическая революция привела не только к институциональным изменениям, но и повлияла на индивидуальное восприятие мира. Это поставило под вопрос значимость многих традиционных ценностей, которые были тесно связаны с традиционной ролью семьи, государства и экономической организации. Действительно, интеллектуальное развитие общества на протяжении 150 лет, начиная от идей Маркса и вплоть до Кейнса и Хайека, является неотъемлемой частью этих изменений в мировосприятии людей, которые, в свою очередь, формируют идеологический стереотип и, следовательно, выбор экономических агентов.

Следует иметь в виду, что ни модели, построенные экономистами, ни субъективное мировосприятие экономических агентов не могут быть независимыми от развивающейся внешней политической и экономической окружающей среды. Или, чтобы вновь сформулировать утверждение, сделанное выше, можно сказать, что имеет место взаимодействие между развитием культурных идей, ограничениями, наложенными институциональной структурой, согласованностью или несогласованностью предсказанных и полученных результатов из субъективных индивидуальных моделей, которые используются для осуществления выбора экономическими агентами.
Институциональное устройство рыночной экономики способствовало решению сразу двух вопросов. Во-первых, оно позволило частично решить проблему издержек, связанных со второй экономической революцией. И, во-вторых, позволило максимально использовать потенциал новой технологии для увеличения дохода в обществе, чем и характеризуются страны Запада.

Что касается стран Третьего Мира и стран, где существует экономика переходного типа, то там институциональное устройство наложило такие высокие трансакционные издержки, что эти страны не только понесли большие затраты, связанные со второй экономической революцией, но и смогли только частично использовать потенциал новой технологии.



Зависимость от выбранной траектории.

Зависимость от выбранной траектории или зависимость от выбранного маршрута - это термин, который первоначально был призван объяснять, как специфическое технологическое развитие формировало впоследствии выбор технологии. Здесь же этот термин мы используем для того, чтобы объяснить характеристику институционального устройства, связанную с тем, что институты формируют институциональный выбор и, как следствие этого, усложняют изменение управления экономикой, как только выбран какой-то один институциональный маршрут. Причиной этого является тот факт, что экономические организации и группы интересов, которые возникают с помощью этих организаций, являются лишь следствием ограниченных возможностей, которые диктуются непосредственно существующей институциональной структурой.

В результате экономия от масштаба и внешние эффекты отражают символическую взаимозависимость между существующими правилами, дополнительными неформальными ограничениями и интересами членов организаций, созданных вследствие функционирования существующих институтов. На самом деле интитуты создают организации и группы интересов, чье благосостояние непосредственно зависит от функционирования этих же институтов.
Драматическое снижение информационных затрат в результате использования современной технологии не только обострило проблему несоответствия предсказанных и полученных результатов, но и способствовало возникновению такого типа людей, которые достаточно хорошо разбираются в альтернативных моделях. Возможно, это будет способствовать улучшению решений экономических проблем. Но это лишь малое объяснение тому, почему люди разочаровались в старых субъективных моделях. Гораздо более сложным теперь представляется достижение нового равновесия в условиях быстро меняющихся внешних событий. Мало того, что надо менять формальные правила, должно еще измениться и идеологическое мировосприятие экономических агентов.

Кроме того, информация может давать неоднозначные сигналы, которые будут интерпретироваться по-разному разными индивидами и группами. В результате появится политическая и социальная раздробленность, а также политическая нестабильность. Например, изменение формальных правил, и особенно прав собственности, должно сопровождаться последовательными неформальными ограничениями и эффективным управлением для достижения желаемого результата.

Но нормы поведения, различные соглашения и сами кодексы поведения изменяются очень медленно, кроме того, проводить эти изменения должны, хотя бы частично, и организации, и группы интересов, чьи взгляды остались как бы в прошлом институциональном устройстве.






ЧАСТЬ 4.

Понимание экономики переходного периода.

Давайте сформулируем коротко и ясно фундаментальную политическую проблему. Если существующие институты не привели к тому феномену, который мы назвали зависимость от выбранного маршрута, то есть не способствовали появлению взаимодополняемости между экономией от масштаба и внешними эффектами, и если выбор осуществляется в соответствии с принципом рациональности, тогда институты не имеют значения. В этом случае политический деятель может внезапно ввести какие-то эффективные правила в экономике, внезапно изменить политический курс, например в сторону увеличения производительности.

По сути, именно это неявное предположение лежит в основе неоклассической теории и ведет к необходимости осуществления приватизации в ответ на проблемы экономики переходного периода.
Упадок коммунизма в Восточной Европе в 1989 году - это отражение коллапса, краха законного обоснования существующей системы веры и системы ценностей и последовательного снижения роли поддерживающих организаций. В результате имело место разрушение большинства формальных институтов, но многие неформальные ограничения выжили. Политические деятели столкнулись не столько с проблемой реструктурирования всего общества в целом, но с достаточно грубым инструментом, присущим всем политическим изменениям, который способствует изменению не только формальных правил, но также изменяет связанные с ними общепризнанные нормы и даже может влиять на эффективность проводимой политики.

Относительный успех политических мер (таких как продажа на аукционе государственных активов и учреждение заново всей юридической системы) в Республике Чехия сравним с Россией. И в Чехии, и в России этот успех следовал из наследия неформальных норм от докоммунистической (и нацистской) эры, которые способствовали гармоничному насаждению новых правил в прежней стране. В России (и в других республиках бывшего Советского Союза) не было даже намека на наследие рыночной экономики или демократии, там не было норм, которые могли бы обеспечить хорошую основу для учреждения новых формальных правил в таком государстве.
Основная наша проблема была в недопонимании политической экономии.Мы просто не знаем, как создать эффективные политические рынки. Они влекут за собой не просто набор формальных правил, но и дополнительные нормы, которые будут поддерживать эти правила, а также механизмы управления и контроля (такие как законодательство или правовые нормы). Ничего из этого не существовало в России и других республиках, в результате это привело к высоким трансакционным издержкам, неполной спецификации прав собственности и регулированию экономического процесса мафиозными группировками.

По сути, не существует подходящих теоретических моделей для стран Третьего Мира, для экономик переходного периода или других экономических систем. Связующее звено между экономикой и политикой все еще находится на примитивном уровне в наших теориях, но его развитие является достаточно существенным и необходимым, если мы хотим осуществлять политику в соответствии с нашими идеями.
Давайте сделаем некоторые заключения. Если вы принимаете грубую схему процесса изменений, о котором говорилось выше в ЧАСТИ 2, то становится ясно, что изменение - это процесс во времени, не являющийся мгновенным, что все институциональные предписания отражают наш прошлый опыт. Но нет никакой гарантии, что полученный в прошлом опыт и знания позволят решать новые проблемы. В действительности важная историческая дилемма заключалась в трудности перемещения от политической экономики, основанной на персонифицированном обмене, к экономике, основанной на безличном неперсонифицированном обмене. В равной степени сложным является движение от командной экономики к рыночной.

В обоих случаях необходимые институциональные изменения (экономические и политические) являлись основным препятствием для развития, и до сих пор являются таковыми для экономик переходного периода. Вся сложность заключается в том, что система веры и ценностей, которая сформировалась на основе прошлого опыта, не может помочь экономическим агентам решать новые проблемы. Поэтому опять же зависимость от выбранного маршрута является важным фактором в ограничении наших способностей изменить ситуацию к лучшему в краткосрочном периоде.


Использованная литература:

  1. 1. Denzau, A., W. Riker and K. Shepsle (1985) 'Farquharson and Fenno: Sophisticated Voting and Home Style', American Political Science Review, 79, pages 1117-34.


  1. 2. Kalt, M., and M. Zupan (1984) 'Capture and Ideology in the Economic Theory of Politics', American Economic Review, 75, pages 279-300.


  1. 3. Nelson, D., and E. Silberberg (1987) 'Ideology and Legislator Shirking', Economic Inquiry, 25, pages 15-25.


  1. 4. Wallis, J., and D. North (1986) 'Measuring the Transaction Sector in the American Economy', pages 95-148 in S. Engerman and R. Gallman (eds), Long-term factors in American Economic Growth. Chicago: University of Chicago Press.


Содержание  Назад  Вперед