Шкала ценности



Смысл такого упорядочивания товаров состоит в том, чтобы обеспечить фундамент для теории ценности и цен факторов производства. Ниже будет показано, как определение ценности и цены благ более высоких порядков зависит от определения ценности и цен благ более низких порядков, произведенных путем их расходования. Первые и исходные оценки ценности внешних предметов относятся только к потребительским благам.

Ценность всех остальных вещей определяется в соответствии с ролью, которую они играют в производстве потребительских благ.

Поэтому нет необходимости выстраивать блага производственного назначения по порядкам от второго до n-го. Также излишне вдаваться в педантичные дискуссии о том, нужно ли присвоить конкретному товару низший порядок или его следует отнести к одному из более высоких порядков. Неважно, какой кофе следует называть потребительским благом, готовым к потреблению: сырые или жареные кофейные зерна, сваренный кофе или только что сваренный кофе после добавления сливок и сахара. Несущественно, какую манеру речи мы выберем.

Относительно проблем определения ценности все, что мы говорим о потребительском благе, приложимо к любому благу более высокого порядка (за исключением тех, которые относятся к высшему порядку), если рассматриваем его как продукт.

Экономическое благо необязательно должно быть воплощено в осязаемом предмете. Нематериальные экономические блага называются услугами.
2. Шкала ценности

Действующий человек выбирает между различными возможностями, предлагающимися на выбор. Он предпочитает один альтернативный вариант другому.

Обычно говорят, что действующий человек, выстраивая свои действия, держит в уме шкалу потребностей или ценности. Основываясь на этой шкале, он удовлетворяет то, что имеет большую ценность, т.е. более настоятельные потребности, и оставляет неудовлетворенным то, что имеет более низкую ценность, т.е. менее насущную нужду. Против такого представления положения дел не возникает возражений.

Однако не следует забывать, что шкала ценности и потребностей проявляет себя только в реальности деятельности. Эти шкалы не обладают независимым существованием в отрыве от действительного поведения индивидов. Единственным источником, из которого мы черпаем наше знание, касающееся этих шкал, является наблюдение за поведением человека.

Любое действие всегда в точности соответствует этим шкалам ценности или потребностей, поскольку эти шкалы не что иное, как инструмент объяснения действий человека.

Этические теории заняты установлением шкал ценности, в соответствии с которыми человек должен поступать, но не всегда поступает. Они заявляют претензии на право отделять правильное от неправильного и советовать человеку, к чему ему следует стремиться как к высшему благу. Они не являются нейтральными относительно фактов; они судят о них с точки зрения произвольно принятых стандартов.

Позиция праксиологии и экономической науки иная. Они полностью отдают себе отчет в том, что конечные цели человеческой деятельности не поддаются анализу на основе какой-либо абсолютной нормы. Конечные цели являются конечной данностью, чисто субъективны, они различны у разных людей и у одних и тех же людей в разные моменты их жизни.

Праксиология и экономическая теория изучают средства достижения целей, выбранных действующими индивидами. Они не высказывают никакого мнения относительно того, что лучше сибаритство или аскетизм, и тому подобных проблем. К средствам они применяют одну мерку, а именно: подходят они или нет для достижения целей, к которым стремятся действующие индивиды.

Поэтому понятиям ненормальности и порочности нет места в экономической науке. Она не говорит, что человек порочен, потому что предпочитает неприемлемое, вредное и неприятное приемлемому, полезному и приятному. Экономическая наука просто говорит: он отличается от других людей; ему нравится то, что другие отвергают; он считает полезным то, чего другие избегают, поскольку это причиняет им вред. Полярные понятия нормального и извращенного могут использоваться в антропологии для различения тех, кто ведет себя как большинство людей, и посторонними и нетипичными исключениями; они могут применяться в биологии для различения между теми, чье поведение сохраняет жизненные силы, и теми, чье поведение саморазрушительно; они могут применяться в этике для различения тех, кто ведет себя правильно, и тех, кто ведет себя не так, как им следовало бы.

Однако в структуре теоретической науки о человеческой деятельности нет места для такого разграничения. Любое исследование конечных целей оказывается чисто субъективным и потому произвольным.

Ценность это важность, которую деятельный человек приписывает конечным целям. Только конечным целям присваивается первичная и подлинная ценность. Соответственно средства оцениваются относительно полезности их участия в достижении конечных целей. Их оценки производное от оценок соответствующих целей.

Они важны для человека только в той степени, в какой делают возможным достижение некоторых целей.

Ценность не является внутренне присущей, она не находится внутри предмета. Ценность в нас; она суть способ, которым человек реагирует на окружающие его обстоятельства.

В словах и теориях нет ценности. Она отражается в человеческом поведении. Имеет значение не то, что человек или группа людей говорят о ценности, а то, как они действуют. Красноречие моралистов и великолепные партийные программы важны и сами по себе.

Но они оказывают влияние на ход человеческих событий только в том случае, если реально определяют поведение людей.
3. Шкала потребностей

Несмотря на все заявления об обратном, подавляющее большинство людей прежде всего желает улучшения материального благополучия. Они хотят больше хорошей еды, лучшие дома и одежду и тысячи других удовольствий. Они стремятся к изобилию и здоровью. Принимая эти цели как данность, прикладная психология пытается определить, какие средства больше всего подходят для обеспечения как можно более высокой степени удовлетворения. С этой точки зрения она разграничивает реальные нужды человека и мнимые и ложные аппетиты.

Она учит людей как они должны поступать и что они должны иметь в виду в качестве средств.

Важность таких теорий очевидна. С их точки зрения физиолог прав, когда разграничивает благоразумную деятельность и деятельность, противоречащую намерениям. Он прав, противопоставляя здравомыслящие способы питания и неблагоразумные.

Он может осуждать определенные образцы поведения как абсурдные и противоречащие реальным нуждам. Однако для науки, изучающей реальность человеческой деятельности, такие оценки неуместны. Для праксиологии и экономической науки имеет значение то, что человек делает, а не то, что ему следует делать.

Гигиена может быть права или не права, называя алкоголь и никотин ядами. Но экономическая теория должна объяснять цены на табак и ликер такими, какие они есть, а не такими, какими они будут в иных обстоятельствах.

В сфере экономической науки нет места для шкалы потребностей, отличной от шкалы, отражающейся в реальном поведении человека. Экономическая наука изучает реального человека как он есть, слабого и подверженного ошибкам, а не идеальные существа, всеведущие и совершенные, какими могут быть только боги.
4. Деятельность и обмен

Деятельность является попыткой привести менее удовлетворительное состояние дел к более удовлетворительному. Мы называем такое намеренно вызванное изменение обменом. Менее желательное состояние обменивается на более желательное. От того, что удовлетворяет меньше, отказываются для того, чтобы достичь чего-нибудь, что нравится больше.

То, от чего отказываются, называется ценой, уплачиваемой за достижение преследуемой цели. Ценность уплаченной цены называется издержками. Издержки равны ценности, приписанной удовлетворению, от которого нужно отказаться, чтобы достигнуть преследуемую цель.

Разница между ценностью уплаченной цены (понесенные издержки) и ценностью достигнутой цели называется выигрышем, прибылью или чистым доходом. Прибыль в этом простейшем смысле является чисто субъективной, это увеличение счастья действующего человека, это психическое явление, которое нельзя ни измерить, ни взвесить. Степень устранения ощущаемого беспокойства может быть большей или меньшей; но насколько одно удовлетворение превосходит другое, можно только почувствовать; этого нельзя установить или определить объективно. Субъективная оценка не измеряется, она помещается на шкале степеней, ранжируется. Она суть отражение порядка предпочтений или последовательности, но не меры и веса.

К ней можно применять только порядковые, а не количественные числительные.

Бессмысленно говорить о вычислении ценности. Вычисления возможны только с количественными числительными. Различие оценок двух состояний дел имеет психический и личный характер. Оно не открыто для проекций во внешний мир, а может ощущаться только индивидом.

Оценки ценности нельзя сообщить или передать другому человеку. Это интенсивные величины.

Физиология и психология разработали многочисленные методики, используя которые они делают вид, что нашли замену неосуществимым измерениям интенсивных величин.



Содержание  Назад  Вперед