Неопределенность и деятельность



Отдельные действия человека следуют одно за другим; они никогда не могут производиться в одно и то же мгновение; они могут только идти одно за другим в более или менее быстрой последовательности. Есть действия, которые служат нескольким целям сразу. Было бы неверным относиться к ним как к совпадению различных действий.

Люди часто не понимают значение термина шкала ценности и не обращают внимания на препятствия, исключающие предположение синхронности различных действий индивида. Они объясняют различные действия человека как результат шкалы ценности, не зависящей от этих действий и предшествующих им, и предварительно разработанного плана, к реализации которого они стремятся. Шкала ценности и план, которому на определенное время приписывалось дление и неизменность, гипостазировались в причину и мотив действий индивида. Тогда синхронность, которая не может утверждаться относительно разных действий, легко обнаруживается в шкале ценности и в плане. Но при этом упускается из виду то, что шкала ценности не более чем созданный инструмент мышления.

Шкала ценности проявляется только в реальном действии; ее следует отличать от всего лишь наблюдения реального действия. Поэтому недопустимо противопоставлять ее реальному действию и использовать как критерий оценки реальных действий.

Не менее недопустимо проводить различие между рациональной и якобы иррациональной деятельностью на основе сравнения реальной деятельности с предварительными набросками и планами будущего поведения. То, что вчерашние цели, установленные для сегодняшней деятельности, отличны от тех, к которым стремятся сегодня, может быть весьма интересным. Но вчерашние планы не дают нам никаких более объективных и менее произвольных стандартов для оценки сегодняшнего реального действия, чем любые другие представления и нормы.

Предпринимались попытки получить понятие нерационального действия посредством следующего рассуждения: если а предпочитается b и b предпочитается с, логически а должно предпочитаться с. Но если в действительности с предпочитается а, то мы сталкиваемся с образом действий, которому нельзя приписать последовательность и рациональность[Cf. Kaufmann F. On the Subject-Matter of Economic Science//Economica. XIII. 390.].

Это рассуждение игнорирует то, что два действия индивида никогда не могут быть синхронными. Если в одном действии а предпочитается b, а в другом действии b предпочитается с, это не позволяет, каким бы коротким ни был интервал между действиями, построить общую шкалу ценности, на которой а предшествует b и b предшествует с. Недопустимо также рассматривать последующее третье действие как совпадающее с двумя предыдущими действиями. Этот пример доказывает только, что субъективные оценки не неизменны, поэтому шкала ценности, оторванная от разных, необходимо несинхронных действий индивида, может быть внутренне противоречивой[Cf. Wicksteed P.H.

The Common Sense of Political Economy. London: ed. Robbins, 1933.

I. 32 ff.; Robbins L. An Essay on the Significance of Economic Science. 2nd ed. London, 1935.

Р. 91 ff.].

Нельзя путать логическую концепцию последовательности (т.е. отсутствие противоречия) с праксиологической концепцией последовательности (т.е. постоянством и верностью одним и тем же принципам). Логической последовательности место в мышлении, постоянству только в действии.

Постоянство и рациональность абсолютно различные понятия. Если чьи-то оценки претерпели изменение, то упорное сохранение лояльности некогда разделяемым принципам деятельности только постоянства ради будет не рациональным, а всего лишь упрямым. Поведение может быть постоянным только в одном отношении: в предпочтении более ценного менее ценному. Если изменяются оценки, должно измениться и поведение.

Сохранение верности старому плану в изменившихся обстоятельствах будет неразумным. Логическая система должна быть последовательной и свободной от противоречий, так как она подразумевает сосуществование всех своих частей и теорем. В деятельности, необходимо находящейся во временном потоке, не должно возникать и вопроса о такой последовательности.

Деятельность должна удовлетворять целям, а целеустремленность требует приспособления к изменяющимся обстоятельствам.

Наличие разума считается достоинством действующего человека. Человек обладает разумом, если он обладает способностью думать и регулировать свои действия так быстро, чтобы интервалы между возникновением новых условий и адаптацией его поведения становились как можно короче. Если постоянство рассматривать как верность плану, некогда разработанному без учета меняющихся условий, то наличие разума и быстрой реакции как раз противоположно постоянству.

Когда спекулянт приходит на фондовую биржу, он может набросать для себя план действий. Независимо от того, придерживается ли он этого плана, его поведение рационально и в том смысле, в котором отдельные люди стремятся отделить рациональное действие от иррациональных черт термина рациональный. Спекулянт в течение дня может вступать в сделки, которые наблюдатель, не берущий в расчет изменения, происходящие на рынке, не сможет объяснить как результат постоянного поведения. Но спекулянт непоколебим в намерении получить прибыль и избежать убытков.

Соответственно он должен приспосабливать свое поведение к изменениям в условиях рынка и своих оценок относительно будущей эволюции цен[Планы, разумеется, также могут быть внутренне противоречивыми. Иногда их противоречия могут быть результатом ошибочных оценок. Но иногда такие противоречия могут быть намеренными и служить определенным целям.

Если, например, провозглашаемая программа правительства или политической партии в одно и то же время обещает высокие цены производителям и низкие цены потребителям, такое сочетание несовместимых целей может быть демагогическим. Тогда программа, рекламируемый план будут внутренне противоречивы; но планы его авторов, которые хотят достичь определенных результатов с помощью такого поддержания несовместимых устремлений и их публичного объявления, будут свободны от любых противоречий.].

Как бы кто ни извращал вещи, он не сможет сформулировать понятие иррационального действия, не основанного на произвольном ценностном суждении. Предположим, что некто решил действовать непостоянно только ради того, чтобы опровергнуть праксиологическое утверждение о том, что иррациональной деятельности не существует. Все, что здесь происходит, то, что человек стремится к своеобразной цели, а именно опровержению теоремы праксиологии, и соответственно поступает не так, как он поступал бы в противном случае.

Он выбрал неподходящее средство для опровержения праксиологии, вот и все.

VI. НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

1. Неопределенность и деятельность

Неопределенность будущего уже подразумевается самим понятием деятельности. То, что человек действует, и то, что будущее неопределенно, ни в коем случае не являются двумя независимыми проблемами. Это лишь два разных способа установления одной вещи.

Мы можем предположить, что результаты всех событий и изменений однозначно предопределены вечными неизменными законами, которые управляют становлением и развитием всей Вселенной. Мы можем считать все необходимые связи и взаимозависимость всех явлений, т.е. их причинную связь, фундаментальным и исходным фактом. Мы можем полностью отбросить понятие неопределенного случая.

Но как бы то ни было или ни казалось мыслителю с совершенным интеллектом, фактом остается то, что от действующего человека будущее скрыто. Если бы будущее было известно человеку, то он бы не стоял перед выбором и не действовал. Он реагировал бы на раздражители как автомат, помимо собственной воли.

Некоторые философы даже готовы развенчать понятие человеческой воли как иллюзию и самообман, поскольку человек должен непроизвольно вести себя в соответствии с незыблемыми законами причинности. Они могут быть правы или ошибаться с точки зрения перводвигателя или самой причины. Однако с человеческой точки зрения деятельность представляет собой конечную данность. Мы не утверждаем, что человек свободен в выборе и действии.

Мы просто устанавливаем тот факт, что он выбирает и действует и что мы не можем использовать методы естественных наук для ответа на вопрос, почему он действует именно так, а не иначе.

Естественные науки не делают будущее предсказуемым. Они позволяют предсказать результаты, получаемые посредством определенных действий. Но две области остаются непредсказуемыми: недостаточно изученные явления природы и акты человеческого выбора. Наше невежество в этих двух сферах заражает все человеческое поведение неопределенностью.

Аподиктическая определенность присутствует лишь в рамках дедуктивных систем априорных теорий. Самое большее, чего можно добиться относительно реальной действительности, это вероятность.

В задачу праксиологии не входит исследовать, допустимо или нет считать верными те или иные теоремы эмпирических естественных наук. Эта проблема не имеет практического значения для праксиологических рассуждений. В любом случае теоремы физики и химии обладают такой высокой степенью вероятности, что мы имеем право считать их верными для любых практических целей.



Содержание  Назад  Вперед