Могущество


Эта теория абсолютно иллюзорна[См. гл. ХХ.]. Но она лежит в основе денежной и кредитной политики почти любого современного правительства.

На основе этой порочной идеологии нельзя сделать никакого обоснованного возражения против планов, выдвигавшихся Пьером-Жозефом Прудоном, Эрнестом Сольви, Клиффордом Хью Дугласом и множеством других кандидатов в реформаторы. Они лишь более последовательны, чем остальные. Они хотят снизить ставку процента до нуля и вообще ликвидировать редкость капитала.

Тот, кто хочет доказать их несостоятельность, должен критиковать теории, лежащие в основе монетарной и кредитной политики великих государств.
Психиатры могут возразить, что признаком, характеризующим человека как душевнобольного, является недостаток выдержки. Там, где нормальный человек достаточно благоразумен, чтобы сдержаться, параноик переходит все допустимые границы. Это недостаточно удовлетворительный ответ на критику.

Все аргументы, выдвигаемые в пользу тезиса, что путем кредитной экспансии ставка процента может быть снижена с 4 или 5 до 3 или 2%, имеют силу и для снижения до нуля. Денежные маньяки абсолютно правы с точки зрения денежных заблуждений, разделяемых широко распространенным мнением.

Некоторые психиатры называют немцев, разделяющих нацистские принципы, душевнобольными и хотят лечить их терапевтическими методами. Доктрины нацизма порочны, но в сущности они не противоречат идеологиям национализма и социализма в том виде, в каком их одобряет общественное мнение других народов. То, что отличало нацистов, было лишь последовательным применением этих идеологий к особым условиям Германии. Как и все остальные правительства, нацисты хотели правительственного контроля над экономикой и экономической самодостаточности, т.е. автаркии, своего государства.

Отличительной чертой их политики стало то, что они отказались соглашаться с ущербом, наносимым им в том случае, если бы все остальные государства установили у себя такую же систему. Они не были настроены на то, чтобы навечно быть запертыми, как они говорили, на относительно перенаселенной территории, материальные условия которой делают усилия людей менее производительными, чем в других странах. Они считали, что большое население их страны, благоприятное географическое положение и прирожденная мощь и доблесть вооруженных сил дают им хороший шанс с помощью агрессии исправить эту несправедливость.

Таким образом, кто считает идеологии национализма и социализма истинными и принимает их в качестве стандарта для собственной государственной политики, не в состоянии опровергнуть заключения, выведенные из этих идеологий нацистами. Для иностранных государств, разделяющих эти два принципа, оставался единственный способ опровергнуть нацизм победить нацистов в войне. И до тех пор, пока идеология социализма и национализма будет преобладать в мировом общественном мнении, немцы или другие народы, как только им представится соответствующая возможность, всегда могут еще раз попытаться добиться успеха путем агрессии и завоеваний. Пока не будут полностью разоблачены заблуждения, порождающие агрессивные умонастроения, нет никакой надежды на их искоренение. Это задача не психиатров, а экономистов[Cf.

Mises. Omnipotent Government. New Haven, 1944.

P. 221228, 129131, 135140.].

У человека есть только одно средство борьбы с ошибками разум.
3. Могущество

Общество является продуктом человеческой деятельности. Человеческая деятельность направляется идеологиями. Таким образом, общество и любой конкретный общественный строй являются результатом идеологий; вопреки утверждениям марксистов идеологии не являются продуктом определенной структуры общества.

Разумеется, мысли и идеи людей не являются достижением изолированных индивидов.

Размышление точно так же добивается успеха только посредством сотрудничества мыслителей. Ни один индивид ни на шаг не продвинулся бы в своих рассуждениях, если бы был вынужден начинать с самого начала. Человек может добиться прогресса в размышлении только потому, что его усилия облегчаются людьми из прошлых поколений, создавших инструменты размышления, концепции и терминологию и поднявших определенные проблемы.


Любое данное общественное устройство было продумано и спроектировано, прежде чем быть реализованным. Это временное и логическое предшествование идеологического фактора не подразумевает утверждения, что люди разрабатывают полный план общественной системы подобно тому, как это делали утописты. Заранее должна быть продуманы не договоренность о включении действий индивида в интегрированную систему общественной организации, а действия индивидов в отношении окружающих его людей и групп индивидов в отношении других групп. Прежде чем человек поможет кому-либо спилить дерево, такое сотрудничество должно быть обдумано.

Прежде чем произойдет акт мены, необходимо постигнуть идею взаимного обмена товарами и услугами. Необязательно, чтобы соответствующие индивиды осознавали, что такая взаимность приводит к установлению общественных обязательств и возникновению общественной системы. Индивид не планирует и не выполняет действий, направленных на построение общества.

Его поведение и соответствующее поведение других порождают общественные образования.

Любая существующая структура общества является продуктом предварительно продуманных идеологий. В обществе могут возникнуть новые идеологии и вытеснить старые, тем самым преобразовав общественную систему. Однако общество всегда является творением идеологий, предшествующих ему по времени и логически.

Деятельность всегда направляется идеями; она реализует то, что спланировало мышление.

Если мы наделим понятие идеологии самостоятельным бытием или человеческими качествами, то можем сказать, что идеологии обладают могуществом по отношению к людям. Могущество это способность или сила направлять действия. Как правило, только о людях и о группах людей говорят, что они могущественны. Тогда могущество можно определить следующим образом: могущество это сила направлять поведение других людей.

Тот, кто является могущественным, обязан своим могуществом идеологии. Только идеология может сообщить человеку силу влияния на выбор и поведение других людей. Лидером можно стать лишь при поддержке идеологии, которая делает других людей сговорчивыми и смиренными. Поэтому могущество не является материальной и осязаемой вещью, а суть моральное и духовное явление.

Королевское могущество зиждется на признании его подданными монархической идеологии.

Тот, кто использует свое могущество для управления государством, т.е. общественным аппаратом сдерживания и принуждения, правит. Правление это использование могущества в политическом органе. Правление всегда основано на могуществе, т.е. силе направлять действия других людей.

Конечно, можно установить руководство путем жестокого подавления сопротивляющихся людей. Отличительной чертой государства и руководства как раз и является применение насильственного принуждения или его угрозы против тех, кто не желает подчиниться добровольно. Но подобное жестокое подавление точно так же основывается на идеологическом могуществе. Те, кто желает применить насилие, нуждаются в добровольном сотрудничестве определенного количества людей.

Индивид, целиком полагающийся на себя, никогда не сможет править при помощи только физического насилия[Бандит может одержать верх над более слабым или невооруженным человеком. Однако это не имеет ничего общего с жизнью в обществе. Это отдельный асоциальный случай.]. Для того чтобы покорить группу людей, он нуждается в идеологической поддержке другой группы людей.

Тиран должен быть окружен сторонниками, которые повиновались бы его приказам по собственной воле. Их добровольное повиновение обеспечивает тирана аппаратом, в котором он нуждается для покорения других людей. Сможет ли он продлить свое господство, зависит от численного соотношения двух групп, тех, кто поддерживает его добровольно, и тех, кого он заставляет подчиняться. Хотя тиран и может временно править с помощью меньшинства, если это меньшинство вооружено, а большинство нет, в долгосрочной перспективе меньшинство не может держать большинство в подчинении.

Угнетенные поднимут мятеж и сбросят ярмо тирании.

Долговечная система правления должна опираться на идеологию, признаваемую большинством. Реальный фактор, реальные силы, лежащие в основе руководства и дающие правителям власть использовать насилие против оказывающих сопротивление различных групп, представляющих меньшинство, по своей сущности являются идеологическими, моральными и духовными. Правители, не способные осознать этот первый принцип руководства, полагающиеся на мнимую неотразимость своих вооруженных сил, пренебрегающие духом и идеями, в конце концов свергаются в результате вооруженного выступления своих противников. Вполне обычная для многих политических и исторических сочинений интерпретация могущества как реального фактора, не зависящего от идеологий, является ошибочной.

Термин Realpolitik [50] имеет смысл только в том случае, если используется для обозначения политики, берущей в расчет общепринятые идеологии, в противоположность политике, основывающейся на недостаточно признанных идеологиях и поэтому не годящейся для поддержки долговечной системы правления.



Содержание  Назад  Вперед