Есть только деятельность и не-деятельность.


Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 168.]. Нацистские философы отличают фальшивую систему буржуазной безопасности от героической системы авторитарного вождизма.

Разные социологи оценивают обе системы по-разному. Но все они констатируют различие между ними и признают, что никакая третья система непредставима и неосуществима.
Западная цивилизация, как и цивилизация наиболее передовых народов Востока, является достижением людей, сотрудничество между которыми было построено на договорной основе. Конечно, эти цивилизации в некоторых отношениях восприняли и связи системы руководства. Государство как аппарат сдерживания и принуждения необходимо является гегемонической организацией, так же как и семья с ее домашним хозяйством.

Однако отличительной чертой этих цивилизаций является договорная природа взаимодействия между отдельными семьями. Когда-то преобладала почти полная автаркия и экономическая изоляция отдельных домашних хозяйств. Когда вместо экономической самодостаточности каждой семьи утвердился обмен товарами и услугами между семьями, во всех странах, считающихся цивилизованными, взаимодействие стало основываться именно на договоре.

Человеческая цивилизация, насколько это известно из исторического опыта, является преимущественно продуктом договорных отношений.

Любой вид человеческого сотрудничества и общественной взаимозависимости по существу является порядком мира и примирительного урегулирования разногласий. Во внутренних отношениях любой общественной единицы (и той, которая основана на договоре, и той, которая основана на гегемонии) должен сохраняться мир. Там, где существуют ожесточенные конфликты, нет ни сотрудничества, ни общественных связей. Те политические партии, которые, стремясь заменить договорную систему на гегемонию, указывают на разлагающее влияние мира и буржуазной защищенности, превозносят нравственное величие жестокости и кровопролития и восхваляют войну и революцию как в высшей степени естественные методы отношений между людьми, противоречат сами себе. Ибо их собственные утопии задуманы как царство мира.

Нацистский рейх и марксистские содружества проектируются как общества безмятежного мира. Они должны быть созданы путем умиротворения, т.е. насильственного подчинения всех тех, кто не готов уступить без сопротивления. В договорном мире вполне могут сосуществовать различные государства.

В мире, построенном на гегемонии, может быть только один рейх или сообщество и только один диктатор. Социализм должен сделать выбор между преимуществами разделения труда, охватывающего все страны и народы, и установлением гегемонии в мировом масштабе. Именно это делает русский большевизм, германский нацизм и итальянский фашизм динамичными, т.е. агрессивными. Когда признается принцип договора, империи превращаются в свободную лигу автономных государств-членов.

Гегемония вынуждена стремиться аннексировать все независимые государства.

Договорный порядок общества это порядок права и закона. Это правовое государство (Rechtstaat) в отличие от государства благосостояния (Wohlfahrtstaat) или патерналистского государства. Право или закон это комплекс правил, определяющих границы, в рамках которых индивиды свободны в своих действиях.

В условиях гегемонии у подопечных всякая свобода отсутствует. Здесь нет ни права, ни закона; есть только указания и инструкции, в которые руководитель может вносить изменения хоть каждый день и применять любые ограничения в правах, которые ему нравятся и которым его подопечные должны повиноваться. У подопечных есть только одна свобода: повиноваться, не задавая вопросов.
3. Вычислительная деятельность

Все праксиологические категории вечны и неизменны в том виде, как они однозначно определены логической структурой человеческого разума и естественными условиями существования человека. И в деятельности, и в теоретизировании о деятельности человек не может ни быть свободным от этих категорий, ни выходить за их пределы. Вид действия, категориально отличный от определяемого этими категориями, для человека не является ни возможным, ни представимым.

Человек никогда не сможет осмыслить нечто, не являющееся ни действием, ни не-действием. Истории деятельности нет, как нет и эволюции, которая бы вела от не-действия к действию; нет переходных этапов между действием и не-действием. Есть только деятельность и не-деятельность.

И для каждого конкретного действия остается в силе все, что категориально установлено относительно деятельности вообще.

Порядковые числительные может использовать любая деятельность. Для применения количественных числительных и арифметических расчетов на их основе требуются особые условия. Эти условия возникают по ходу исторической эволюции договорного общества. Так появился способ расчетов и вычислений при планировании будущей деятельности и установления результатов, достигнутых в прошлой деятельности. Количественные числительные и их использование в действиях арифметики также являются вечными и непреложными категориями человеческого разума.

Но их применимость к обдумыванию и регистрации деятельности зависит от определенных условий, которые не были даны на ранних этапах развития дел человеческих и которые могут снова исчезнуть.

Именно способность познать то, что происходит в мире, где деятельность поддается учету и исчислению, привела к разработке человеком таких наук, как праксиология и экономическая наука. Экономическая наука это по существу теория той части деятельности, где при соблюдении определенных условий применяется или может быть применимо вычисление. Как для жизни человека, так и для изучения человеческой деятельности никакое другое различие не имеет большего значения, чем различие между исчисляемой деятельностью и деятельностью, не поддающейся исчислению.

Современная цивилизация характеризуется тем, что она располагает тщательно разработанными методами, которые позволяют использовать арифметику в широком спектре видов деятельности. Именно это люди имеют в виду, когда приписывают ей не всегда оправданно свойство рациональности.

Мысленное схватывание и анализ проблем, существующих в исчисляющей рыночной системе, были отправным пунктом экономического мышления, которое в конце концов привело к праксиологическому знанию. Но не важность этого исторического факта делает необходимым начинать изложение всеобъемлющей системы экономической теории с анализа рыночной экономики и предварить этот анализ исследованием проблемы экономического расчета. Предписывают нам такой порядок не исторические или эвристические соображения, а требования систематичности и логической строгости. Затронутые проблемы являются очевидными и практическими только в области исчисляющей рыночной экономики.

Их использование для исследования проблем других систем организации общества, не допускающих никаких расчетов, может быть достигнуто только путем гипотетического и фигурального переноса. Экономический расчет является фундаментальным вопросом в понимании всех проблем, обычно называемых экономическими.




Содержание  Назад  Вперед