Каталлактическая конкуренция


В области каталлактики конкуренция всегда ограничена неумолимой редкостью экономических товаров и услуг. Даже при отсутствии институциональных барьеров, возведенных с целью ограничить число конкурирующих, обстоятельства никогда не складываются так, что позволяют любому конкурировать в любом секторе рынка. В каждом секторе в конкуренции могут участвовать лишь сравнительно небольшие группы людей.
Каталлактическая конкуренция как одна из отличительных черт рыночной экономики есть общественное явление. Это не право, которое гарантировано государством и законодательством и которое дало бы возможность каждому индивиду по собственному усмотрению выбирать наиболее понравившееся место в структуре разделения труда. Присваивать каждому соответствующее место в обществе это задача потребителей. Ведущую роль в определении социального положения каждого индивида играет их решение о совершении покупки или воздержании от таковой.

Главенствующее положение потребителей не может быть ущемлено никакими привилегиями, предоставленными индивидам в роли производителей. Фактически внедрение нового игрока в отрасль производства свободно только в той степени, в какой потребители одобряют расширение этой отрасли или насколько ему удастся потеснить тех, кто уже здесь присутствует, лучше и дешевле удовлетворяя требования потребителей. Дополнительные инвестиции оправданы только в том случае, если удовлетворяют наиболее насущные из еще неудовлетворенных нужд потребителей. Если существующих заводов достаточно, было бы расточительным вкладывать капитал в эту отрасль.

Структура рыночных цен толкает инвесторов в другие отрасли.

Этот момент необходимо подчеркнуть особо, потому что его непонимание лежит в основе многих распространенных жалоб на невозможность конкуренции. Около 60 лет назад люди говорили: невозможно конкурировать с железнодорожными компаниями; невозможно поколебать их позиции, построив новые пути; в сфере наземного транспорта конкуренции больше нет. Дело заключалось в том, что в то время уже существующих путей было достаточно. Более благоприятные перспективы для дополнительных капитальных вложений заключались в улучшении использования уже действующих путей и в других отраслях экономики, чем в строительстве новых железных дорог. Однако это не повлияло на дальнейший технологический прогресс в методах транспортировки.

Величина и экономическая мощь железнодорожных компаний не задержали появление автомобиля и самолета.

Точно так же сегодня люди рассуждают об отраслях большого бизнеса: невозможно поколебать их положение, они слишком велики и слишком сильны. Но смысл конкуренции не в том, что кто-либо может преуспеть, просто имитируя то, что делают другие люди. Ее смысл в том, что она дает шанс обслужить потребителей лучше и дешевле, без помех, создаваемых привилегиями, которыми наделены те, чьим имущественным интересам инновации наносят вред. Новичку, желающему бросить вызов имущественным интересам капиталовложениям старых признанных фирм, требуются прежде всего мозги и идеи.

Если его проект способен удовлетворить наиболее насущные неудовлетворенные нужды потребителей или снабжать их по более низкой цене, чем их старые поставщики, то он добьется успеха невзирая на все разговоры о размерах и мощи старых фирм.

Каталлактическую конкуренцию нельзя смешивать с боксерскими поединками и конкурсами красоты. Цель подобных боев и конкурсов заключается в том, чтобы выяснить, кто является лучшим боксером и самой красивой девушкой. Социальная функция каталлактической конкуренции, естественно, не состоит в том, чтобы установить, кто является самым сильным, и наградить его титулом и медалями.

Ее функция обеспечить наивысшее удовлетворение потребителей, которое только может быть достигнуто при данном состоянии экономической информации.

Равенства возможностей не существует ни в боксерских поединках, ни в конкурсах красоты, ни в любой другой области конкуренции, биологической или социальной. Физиологическое строение тела лишает подавляющее большинство людей шансов добиться наград чемпионатов по боксу или конкурсов красоты. Лишь немногие могут конкурировать на рынке труда в качестве оперных певцов и кинозвезд.

Самыми благоприятными возможностями конкурировать в области научных свершений обладают профессора университетов. Тем не менее тысячи и тысячи профессоров проходят, не оставив следа в истории идей и развитии науки, в то время как многие люди со стороны, да к тому же часто имеющие физические недостатки, обретают славу благодаря своим удивительным достижениям.

Принято придираться к тому, что каталлактическая конкуренция не открыта для всех в одинаковой степени. Стартовые условия у небогатого молодого человека гораздо менее благоприятны, чем у сына состоятельных родителей. Однако потребителей не волнует, начинали ли те, кто их обслуживает, свою карьеру в равных условиях. Их интересует только максимально возможное удовлетворение своих нужд.

Поскольку система передаваемой по наследству собственности является более эффективной в этом отношении, они предпочитают ее по сравнению с другими менее эффективными системами. Они смотрят на проблему с точки зрения общественной целесообразности и общественного благосостояния, а не с точки зрения мнимых, воображаемых и неосуществимых естественных прав каждого индивида обладать равными возможностями в конкуренции. Чтобы реализовать это право, потребовалось бы поместить в неблагоприятное положение тех, кто родился с более высокими умственными способностями и силой воли, чем средний человек.

Очевидно, что это выглядело бы нелепо.

Термин конкуренция употребляется главным образом в качестве полной противоположности монополии. При этом термин монополия применяется в различных значениях, которые необходимо четко различать.

В первом значении, очень часто подразумеваемом при повседневном употреблении, монополия обозначает состояние дел, при котором монополист, неважно, индивид или группа индивидов, единолично контролирует обстоятельства, обеспечивающие человеческое выживание. Такой монополист обладает властью уморить голодом всех, кто не повинуется его приказам. Он диктует условия, а остальные не имеют иной альтернативы, кроме как сдаться или умереть.

Здесь нет ни рынка, ни какой-либо каталлактической конкуренции. Монополист господин, а все остальные рабы, полностью зависящие от его благосклонности. Нет нужды широко распространяться об этом типе монополии.

К рыночной экономике она не имеет никакого отношения. Достаточно привести один пример. Социалистическое государство, охватывающее весь мир, будет обладать такой абсолютной и тотальной монополией; оно будет иметь возможность подавить оппонентов, уморив их голодом[Цит. по: Хайек Ф. Дорога к рабству.

М.: Экономика, 1992. С. 94.].

Второе значение монополии отличается от первого тем, что описывает положение дел, которое совместимо с условиями рыночной экономики. В этом смысле монополист представляет собой индивида или группу индивидов, которые полностью объединились для совместной деятельности и которые единолично контролируют предложение определенного товара. Если мы определим термин монополия таким образом, то территория монополии окажется очень широкой. Изделия отраслей обрабатывающей промышленности в той или иной степени отличаются друг от друга.

Каждая фабрика выпускает изделия, отличные от тех, которые выпускаются на других заводах. Каждый отель обладает монополией на продажу услуг в пределах своих владений. Услуги, оказываемые врачом или адвокатом, никогда в точности не эквивалентны услугам, оказываемым другими врачами и адвокатами.

За исключением определенных видов сырья, продовольствия и других массовых товаров, монополия существует на всех рынках. Однако сам по себе феномен монополии не имеет существенного значения для действия рынка и определения цен. Он не дает монополисту никаких преимуществ при продаже его продукции. В условиях существования авторских прав любой графоман обладает монополией на продажу своих произведений. Но это не оказывает никакого влияния на рынок.

Может случиться так, что за эту чепуху вообще ничего нельзя выручить, а книгу удастся продать только по цене макулатуры.

Монополия во втором значении этого термина становится фактором, определяющим цену, только в том случае, если кривая спроса на данный монопольный товар имеет определенную форму. Если обстоятельства таковы, что монополист способен обеспечить себе более высокую чистую выручку, продавая меньшее количество своих изделий по более высокой цене, чем продавая большее их количество по более низкой цене, то возникает монопольная цена, более высокая, чем могла бы быть рыночная цена при отсутствии монополии. Именно монопольные цены выступают значимым рыночным явлением, в то время как монополия как таковая важна, только если может привести к формированию монопольных цен.

Цены, не являющиеся монопольными, обычно называют конкурентными. Несмотря на сомнительную целесообразность этой терминологии, она является общепринятой и изменить ее нелегко. Однако необходимо остерегаться неправильного ее понимания.



Содержание  Назад  Вперед