Полезность принадлежащего кому-либо блага


В целом можно утверждать, что чем проще посторонним лицам влиять на полезность принадлежащего кому-либо блага, не неся при этом полных издержек, связанных с этим влиянием, тем ниже ценность блага. В результате этого максимизация ценности блага требует такой структуры собственности, при которой стороны, способные влиять на множество конкретных свойств блага, могут предъявлять остаточные (residual) права на пользование этими свойствами. Тогда они реально принимают на себя ответственность за свои действия, что заставляет их максимизировать потенциальные выгоды обмена. Обычно легко обеспечить право на благо, создающее поток услуг, если этот поток несложно оценить и измерить, потому что тогда можно установить плату, соответствующую объему услуг. Поэтому, если поток услуг известен и отличается постоянстве»!, права обеспечить нетрудно.

Если поток меняется, но в предсказуемых рамках, права тоже несложно обеспечить. Но если полезность блага может меняться под воздействием сторон-участников обмена, распределение прав собственности между сторонами становится более проблематичным. Когда поток услуг изменчив и не полностью предсказуем, то требуются специальные затраты, чтобы установить, действительно ли благо приносит надлежащую и ожидаемую полезность.

В этом случае обе стороны могут попытаться присвоить некоторую часть спорной полезности.
III
До сих пор наш анализ был сосредоточен на вопросах оценки. Однако издержки трансакции состоят из суммы издержек оценки и издержек обеспечения соблюдения условий трансакции. Для вышеописанной модели Вальраса -мы можем допустить отсутствие издержек контроля за выполнением соглашений.

В самом деле, до тех пор, пока мы придерживаемся фикции о том, что благо, обладающее только одним свойством, обменивается мгновенно, проблемы соблюдения условий обмена тривиальны. Но если мы добавим издержки получения информации и, в частности, оценки, то наши проблемы становятся далеко не такими просты-

Глава
51



„ц Именно потому, что нам не известны все свойства товара или услуги, или все характеристики деятельности наших агентов и нам приходится затрачивать ресурсы для оценки и контроля этих свойств и характеристик, именно потому возникают вопросы, связанные с соблюдением условий трансакции.
Один из этих вопросов кто обеспечивает соблюдение условий. Самый крайний пример это отношения между хозяином и пабом. Между ними существует неявно выраженный контракт: чтобы получить максимум отдачи от раба, хозяин должен тратить ресурсы для контролирования и измерения производимой им работы и продуманно применять награды и наказания в зависимости от результатов труда раба. Ввиду возрастающих предельных издержек осуществления оценки и контроля хозяину невыгодно устанавливать всеобъемлющий контроль за трудом раба, и он будет осуществлять контроль только до тех пор, пока предельные издержки не сравняются с дополнительным предельным доходом от контроля за рабом. В результате раб приобретает некоторые права собственности по отношению к собственному труду.

Иными словами, хозяева могут увеличить ценность своей собственности, предоставив рабам некоторые права в обмен за те результаты рабского труда, которые хозяева ценят больше всего. Следовательно, рабы тоже становятся собственниками. Именно эта собственность позволяла рабам выкупить свою свободу, что нередко имело место в античные времена, а также, иногда, и на американском Юге перед Гражданской войной4,
Хотя пример с рабами относится к числу крайних ситуаций, вопрос о деятельности агента имеет отношение ко всем иерархическим организациям. Проблемы контроля и измерения различных характеристик деятельности агента состоят в том, что, вопреки стандартной неоклассической модели, утверждающей, что вознаграждение рабочего равняется стоимости его предельного продукта, и не предусматривающей "трения"' в отношениях между работодателем и работником; на самом деле вознаграждение равно стоимости его предельного продукта минус издержки контроля за его трудом5. В приведенном выше примере, посвященном отношениям хозяина и раба, я в неявном виде ввел понятие прав собственности; во всех исследованиях по проблеме "принципал агент" и проблемам осуществления контроля, мы исходим из допущения, что принципал имеет власть, достаточную для подчинения себе

^гот вопрос более подробно рассмотрен в статье Барцеля 1977 года. Имеются в виду трансакционные издержки по найму рабочего, контролю ^а его работой, оценкой качества и количества его труда и т.п. Прим. перев.
В хорошо известной статье Йенсена и Меклинга (1976) подробно рассматриваются издержки, связанные с контролем за агентом и недопущением уклоне-™« агента от своих обязанностей.

Часть I
агента и тем самым соблюдения условий соглашения. Аналогичным образом агент имеет возможность наблюдать за соблюдением принципалом своих обязательств и обеспечивать свои (агента) права и интересы, вытекающие из соглашения.
Соблюдение условий соглашения может вытекать и из опасения ответных действий второй стороны. Оно может быть также следствием убеждении и кодексов поведения участников соглашения, социальных санкций или принуждения со стороны третьей силы (государства).
Однако вопросы соблюдения условий соглашения нельзя принимать как само собой разумеющееся для любой трансакции. Эти вопросы являются (и всегда были) очень серьезным препятствием для развития специализации и разделения труда. Соблюдение соглашений нс представляет проблемы, если в этом заинтересована как одна, так и другая сторона. Но в отсутствие институциональных ограничений преследование только собственных интересов тормозит сложные формы обмена из-за сомнений по поводу того, что другая сторона сочтет для себя выгодным соблюдать соглашение. Трансакционные издержки отражают эту неопределенность путем включения премии за риск, размеры которой зависят от вероятности нарушения партнером соглашения и, соответственно, возникновения дополнительных издержек у другой стороны.

На протяжении всей истории размер этой премии был настолько высок, что мешал развитию сложных форм обмена и таким образом ограничивал возможности экономического роста.
IV
Теперь мы уже можем рассмотреть связь между поведенческими постулатами, изложенными в главе 3, свойствами трансакций, проанализированными в предыдущих разделах этой главы, и институциональной структурой общества.
Права собственности это права, которые индивиды относят к своему труду, к товарам и услугам, находящимся в их владении. Отнесение прав собственности к объектам собственности это функция юридических правил, организационных форм, методов правового контроля и норм поведения, иными словами институциональной системы. Поскольку при любой структуре прав собственности Трансакционные издержки больше нуля, определение прав и контроль за их соблюдением никогда нс бывают полными;
некоторые блага находятся в общественной собственности, и индивидам пришлось бы понести расходы, если бы они захотели взять эти блага в свою собственность. Так как на протяжении истории издержки осуществления трансакций претерпевали коренные изменения, и столь же коренным образом эти издержки сегодня отли-

S3
этотся ДРУ1' от ДРУ" в разных странах, очень велики и различия в попорцяях сочетания между юридической зашитой прав, индиви-"дяыми попытками присвоить себе некоторые права и индивидуальными усилиями по защите собственных прав. Достаточно спавнить права собственности в Бейруте 80-х годов нашего столе-" с правами собственности в современной общине, находящейся маленьком американском городе, чтобы увидеть весь спектр различий. В первом случае наиболее ценные права находятся в общественной собственности и подвергаются угрозе насильственного захвата теми, кто достаточно уверен в своих силах; во втором случае юридическая структура определяет и защищает большую часть прав, и наиболее ценные права, остающиеся в общественной собственности, постепенно распределяются среди членов общины с помощью традиционных норм поведения.

Источник различий разная институциональная структура.
Институты образуют структуру для обмена, которая (наряду с применяемыми технологиями) определяет издержки осуществления трансакций и издержки трансформации. Насколько успешно институты решают задачу координации и производства зависит от мотивации игроков (их функций полезности), сложности внешнего мира и способности игроков понимать и структурировать внешний мир (оценивать и обеспечивать соблюдение условий трансакций).
Институты, необходимые для осуществления экономического обмена, различаются по сложности от тех, которые решают простые проблемы обмена до тех, чье действие охватывает большое пространство и время и затрагивает большое коли* чество людей. Степень сложности экономического обмена является функцией от уровня контрактов, необходимых для предпринятого обмена в экономиках с различной степенью специализации. Отсутствие специализации это форма страхования в тех случаях, когда высоки издержки и неопределенности трансакций, Чем выше специализация и чем больше численность и разнообразие полезных свойств, тем большее значение приходится придавать надежным институтам, которые позволяют индивидам вступать в сложные контрактные отношения с минимумом неопределенности по поводу возможности выполнения условий контракта.

Обмен в современных экономиках, для которых характерно множество различных свойств, сохраняющих значение на протяжении долгих периодов времени, вызывает потребность в институциональной надежности, которая только Постепенно возникла на Западе. Развитие человеческого сотрудничества от простых форм соглашений и обмена до сложных форм, отличающих современные процветающие экономики, Происходит отнюдь не автоматически.



Содержание  Назад  Вперед