Необходимо на какое-то время.


На только что приведенные аргументы ответил опять Крейссиг (стр. 638):
«Аргументы, которые были нам только что представлены, как раз затрагивают вопрос, на который я хотел бы обратить внимание, когда говорил о «стальном душе свободных цен» для предпринимателей. Мне кажется, что это весьма сомнительный способ - бросить в холодную воду смертельно больного человека, а ведь германское хозяйство является этим смертельно больным человеком уже в течение трех лет. Настоящий размер болезни и слабость пульса этого больного хозяйства мы четко сможем установить в день валютной реформы.
Я заявляю, что моя фракция в этом не намерена участвовать...
То «немножечко» в повышении заработной платы, которое отвоюют себе рабочие после валютной реформы, ограничится для каждого в отдельности, примерно, размерам лишней пары чулок или лишней рубашки ...»
Подтвердила ли практическая жизнь этот пессимизм, который ожидал лишь этого «немножечко» в повышении заработной платы?
Федеральное статистическое бюро сообщает следующее:
Данные о часовой заработной плате - брутто - рабочих-мужчин (без горной промышленности)

1948г. - 1.12 НМ1954г. - 1.84 НМ
1950г. - 1.38 НМ 1955г. - 1.96 НМ
1952г. - 1.71 НМ 1956г. - 2.13 НМ
Февраль 1957 г. - 2.23 НМ


Источник: Федеральное статистическое бюро)
СДПГ поспешила осудить первые проявления рыночного хозяйства, может быть, предугадывая, что в недалеком будущем ее резкую критику больше не будут принимать всерьез. Едва три недели после проведения валютной реформы оратор СДПГ - Зайферт (член Бундестага первого и второго созывов от СДПГ и специалист по финансовым вопросам) заявил на XIX пленуме Хозяйственного совета 8 и 9 июля 1948 года (стр. 700):
«Господин д-р Пюндер нам доложил, что люди с какой-то новой верой, с чувством внутреннего облегчения стоят перед витринами. Я думаю, настоящие чувства другие. То, что здесь произошло, вызвало раздражение, за немногие дни углубило социальные противоречия, что представляет собой опасность и является предостережением против дальнейшего следования по этому пути.
Какова же действительность?
Может быть и верно, что те или иные граждане, даже самые мелкие потребители, не без радости ощущают возможность купить снова то или другое, к улучшению снабжения это еще не привело...»
Перед лицом эволюции народного хозяйства в эти первые недели и месяцы после валютной реформы, СДПГ, которая, очевидно, не могла отойти от своей принципиально оппозиционной тактики, стала впадать во все большие противоречия. На XX пленуме Хозяйственного совета (17-20 августа 1948 г.) социал-демократический эксперт по вопросам права д-р Арндт констатировал (стр. 785):
«Если мы хотим остаться верными исторической правде, то мы не должны забыть об одном событии, которое было вызвано к жизни не профессором Эрхардом, а также и не нами всеми, потому что мы его вызвать не могли, а именно, - о валютной реформе. Если улучшения наступили, то они наступили в результате валютной реформы» ...
Д-р Арндт забывает, что его коллега д-р Крейссиг еще 17 и 18 июня 1948 года (как только что упоминалось) заявлял:
«Мы увидим, что валютная реформа не принесет с собой никакого чуда, мы не ожидаем также чудес от влияния валютной реформы на нормальный ход первоначального развития народного хозяйства, и, в частности, производства. Новая валюта ничего не меняет в производственной базе Германии».
СДПГ не оставляла сомнений в том, что она стремилась низвергнуть инициатора социального рыночного хозяйства. Она все больше чувствует, насколько результаты экономической политики отразятся на ней, как партии. На этом XX пленарном заседании СДПГ вносит предложение, чтобы директор Управления по делам хозяйства был смещен со своего поста. Это предложение было отклонено после страстной дискуссии большинством 47 голосов против 35.

Депутат СДПГ Шеттле произнес длинную и яростную обвинительную речь (стр. 786);
«... известно, что с самого начала мы не имели никакого доверия к политике господина профессора Эрхарда ...
Мы предостерегали от темпа, с которым господин директор Управления по делам хозяйства хотел пойти по пути отмены предписаний, касающихся принудительного распределения и твердых цен ...
Мы указывали на то, что мы против принудительного хозяйства, как мы его унаследовали от национал-социализма, и на то, что недостаток на протяжении ряда лет во многих областях нашего хозяйства будет постоянным явлением, и что ограничение свободы лежит в интересах справедливого снабжения широких масс нашего трудящегося населения, в интересах социального мира. Это необходимо на какое-то время. Мы без стыда признаем необходимость этого ограничения свободы».
Насколько было справедливо это предсказание, что недостаток будет в течение ряда лет постоянным явлением? Из обильного статистического материала возьмем некоторые данные:

19491951195319551956
Обувь кожаная в млн. пар41,3448,1656,1166,9471,72
Выработка шерст. пряжи (в тоннах) 4339365106680697174672016
Выработка хлопч.-бумажн. пряжи (в тоннах) 141729216944238285258959277049
Дамские чулки (млн. пар) 23,0*)46,779,2125,1151,8
Фарфор для домашн. хоз. (в тоннах) 3815449194598107408776399
Папиросы (млн. шт.) (Потребление) 22,0926,6434,7642,0948,86
Кофе (в кг.) на душу населения (Потребление) 0,480,741,371,862,03
<
p>
*) 1950, цифры за 1949 нет.
С 1955 на 1956 гг. производство товаров широкого потребления выросло еще на 8,34%.
(Источник: Федеральное статистическое бюро)

Оратор фракции СДПГ Шеттле продолжает:


«Вы намечаете для значительной части нашего населения уровень жизни, который далеко ниже прожиточного минимума, и вы знаете, что это так. Мы предостерегали от прыжка в холодную воду .. .
Я вполне уверен, что вы будете верить в свои теории до тех пор, пока реальность вас не приведет к абсурду...
В Германии миллионы людей надолго не будут в состоянии принимать участие в каком-либо соревновании, если на основании рецепта господина профессора Эрхарда деньги будут единственным боном (бецугшейн) на получение товара»...
Это замечательное утверждение Шеттле приводит к единственному логическому выводу, что СДПГ хотела бы дать в руки потребителя иной бон («бецугшейн»), нежели деньги, с тем, чтобы этот другой бон, независимо от денег, давал бы окончательное право и возможность купить желаемый предмет. Здесь ясно, что СДПГ чувствовала, что ее постоянное отрицание свободного образования цен привело бы к карточной системе («бецугшейнов»). Шеттле продолжал:
«Вы пытаетесь в Германии делать политику, которая на самом деле является не чем иным, как материальной и психологической подготовкой широких слоев нашего народа к инфильтрации с востока. Практический результат вашей политики заключается в том, что вы доведете людей до отчаяния в результате того, что вы называете свободой .. .»
В объятия коммунизму?
Как в действительности обстояло дело с «отчаянием», которое должно было привести людей в объятия коммунизма? Коммунистическая партия получила на выборах в первый германский парламент 14 августа 1949 г. 1.362 тыс. голосов, или 5,7% всех голосов, при следующих выборах в парламент 6 сентября 1953 года только 2,2% (607.860) голосов. В связи с упомянутым утверждением казалось уместным повторно выразить мою приверженность к принципу рыночного хозяйства (стр. 797):
«Я представляю себе, что бы произошло, если бы мы не пошли этим путем, а действовали более осторожно, т. е. провели бы валютную реформу при помощи полумер - неполной отмены карточной системы и принудительного ценообразования. Какое учреждение было бы в состоянии давать боны («бецугшейны») без знания рынка? . .
Здесь было сказано, будто возможно отделить одно от другого принудительное распределение и образование цен, будто возможно ввести одно и опустить другое. При ближайшем рассмотрении и это оказывается полнейшей иллюзией. Принудительное распределение и политика установления цен связаны друг с другом как сиамские близнецы, но как и эти близнецы являются совместно не чем иным, как уродством».
На XXII пленуме Хозяйственного совета (27 сентября -1 октября 1948 года) эксперт СДПГ по делам сельского хозяйства - Герберт Кридеманн - поставил еще раз щекотливый вопрос:
«Разве что-нибудь улучшилось, что имело бы решающее значение?»
Он заявил (стр. 990):
«Профессор Эрхард сегодня снова преподнес свою теорию не считаясь с тем положением, что противоречия обостряются тем больше, чем дольше применяется эта теория. Мы находимся только в начале длинной цепи повышения цен...»
Получило ли это предсказание подтверждение в дальнейшем развитии цен? Индекс общей стоимости жизни (1938 = 100, по потребительской схеме 1949 года) показывает следующее развитие:
Сентябрь 1948 - 159
Декабрь 1948 - 168
Март 1949 - 167
Июнь 1949 - 159
Сентябрь 1949 - 155
Этот пленум Хозяйственного совета имеет и в другом отношении историческое значение: на нем был отменен запрет повышения ставок зарплаты. Эти ставки - типичное дитя военного и принудительного хозяйства. Принятие этого важного по своим последствиям закона потребовало всего лишь несколько минут.

Д-р Ханс Велльхаузен, в то время один из видных членов ФДП (либералы), обратил внимание на следующее (стр. 976);
«Совершенно необходимо, чтобы за отменой твердых цен и принудительного распределения последовала бы также отмена запрета повышения ставок заработной платы».
На 24 пленарном заседании Хозяйственного совета 9 и 10 ноября 1948 года Кридеман повторил следующее (стр. 1110):
«То, что здесь называют свободным народным хозяйством, является не чем иным, как результатом такого рода соображения: каким образом нам удастся и после валютной реформы продолжать вести этим замечательным способом наши дела, при котором сильные обрастают жиром за счет слабых ...?
Наше требование состоит в том, чтобы был установлен контроль за Использованием тех видов сырья, которые идут на производство жизненно необходимых товаров. Столь же важным, как контроль поступлений сырья, является и контроль над его правильным использованием .. .
Со всей настойчивостью во всяком случае мы предъявляем требование об учреждении независимого контроля цен».
В связи с повышением цен во второй половине 1948 года, отрицать которое не приходится, едва ли многие завидовали моему положению и моим задачам. Мой контрвопрос гласил (стр. 1115):
«Поскольку мы не хотели сразу же вызвать снова появление излишней покупательной способности, постольку мы должны были допустить выравнение цен. Мы должны были придти снова к экономическому равновесию на новой основе. От этого мы никуда не уйдем. Может быть, вы мне скажете, каким образом какое-либо учреждение могло бы не ограничивать одну часть покупательной способности, а другую связывать, и для каких товаров оно должно было бы провести рационирование?»
Бессмысленная всеобщая забастовка



Содержание  Назад  Вперед