Что дает нам сравнение международных данных?


(Источник: Федеральное статистическое бюро)
Не совсем легко было сохранить спокойствие, когда предлагались всевозможные патентованные рецепты. Стоит вспомнить 114 заседание Бундестага 25 января 1951 года, на котором я указывал (стр. 4320):
«...Что касается вопроса... экономии на освещении и использования этой экономии на домашнее отопление, то я могу сообщить, что экономия на освещении составляет приблизительно 8.000-10.000 тонн. Если я дам каждому домашнему хозяйству в Германии по 1 центнеру угля, то потребуется 700.000 тонн. Я прошу сделать из этого сравнения полезные выводы!»
В момент наивысшего напряжения в корейском конфликте СДПГ снова предприняла попытку устранить социальное рыночное хозяйство. Об этом свидетельствуют парламентские отчеты за те месяцы. Они и сегодня еще дают представление о страстности этого спора.
На 126-м заседании парламента 14 марта 1951 года с наиболее резкими нападками выступил Нольтинг (стр. 4806):
«... Хозяйственная политика стоит сегодня в центре внимания общественности. Я думаю, однако, что это страстное участие и заинтересованность общественности наверняка не прибавляют славы господину Федеральному канцлеру и его министру народного хозяйства... Я думаю, милостивые государыни и милостивые государи, что это звучало слишком гордо, когда господин министр народного хозяйства определил свою речь, как программную (возгласы социал-демократов: «Очень хорошо»!). В действительности это была попытка пролепетать какие-то извинения (движение на правительственных скамьях, крики «Пфуй», одобрения у депутатов СДПГ).

Эта речь содержала много интересных слов, непривычных для уст, огласивших их. (Депутаты из СДПГ: «Правильно»!).
Господин профессор Эрхард! То, что вы сообщили сегодня с этой трибуны, было мумией вашего рыночного хозяйства (одобрения со стороны депутатов СДПГ).
Я хотел бы вас спросить, когда вы смотрите в зеркало, вы себя еще узнаете? (Смех, одобрения у СДПГ).
Когда прислушиваешься к рассуждениям рядового человека, узнаешь, что он встревожен безработицей, о которой господин министр народного хозяйства опять умолчал. (Возгласы: «Правильно!» на скамьях СДПГ). Безработица в 1,5 или 1,6 млн. воспринимается правительством почти как постоянная величина. Я говорю: помимо безработицы, упомянутые мной рассуждения простых людей касаются в первую очередь цен.
Этим затронута самая жгучая тема. Конечно, при повышении цен повышенные тенденции на мировом рынке, в результате обусловленной вооружением конъюнктуры, играют роль, которую нельзя отрицать. И мы также не предлагаем, чтобы мы полностью отгородились от этого повышения цен и чтобы цены замерли на определенной точке.., но можно было принять больше мер предосторожности, чтобы натиск повышающихся цен не навалился на нас со всей своей стремительность», в результате чего кирпичи стали бы падать нам на голову, как это наблюдается теперь...»
Верно ли, что рост цен с полной силой ударил по немецкому потребителю? Что дает нам сравнение международных данных?
Индекс стоимости жизни (1950 = 100)

СШААнглияБельгияФранцияШвецияГФР
Июнь19509910098969999
Сент. 1950102100104102100100
Дек. 1950104102102106104101
Март1951107104109115113106
Июнь1951108109110112117108


(Источник: Федеральное статистическое бюро)
Дилетантство и факты
Министр Нольтинг сказал в той же речи:
«Неверная политика цен, начавшаяся со слишком спешной ликвидации регулирования цен летом 1948 года, была также причиной того, что мы оказались и в другом отношении в бедственном положении, последствия чего мы ощущаем еще сегодня, - это те узкие места, которые тормозят дальнейший рост выпуска продукции ...
Видите ли, милостивые государыни и милостивые государи, если каждый может по своему усмотрению проводить инвестирование и расширять свое производство по собственному вкусу, то тогда такому предпринимателю потребуется в будущем больше угля, стали, электроэнергии, газа, т. е. всего того, чего у нас нет в достаточном количестве. Уже поэтому мы не можем согласиться с любым увеличением производства и мощности производственных установок, разве что хотя бы часть капиталовложений была перемещена в те участки, где имеются узкие места. Наконец, упомянутые узкие места все больше тормозят наш экспорт.

Наши данные о вывозе - и это особенно огорчительно - отстают от наших цифр ввоза, и наша задолженность другим странам растет с каждым днем...
В сущности своей либерализация импорта является хорошей идеей, однако она не может рассматриваться вне времени. Конечно, большой вывоз, если он только достижим, и мы предпочитаем пониженному ввозу. На эти, само собой разумеющиеся вещи, не следовало бы вообще нам указывать.
Однако, мы утверждаем: также и по рельсам либерализации нельзя ехать без расписания. Господин профессор Эрхард сказал: надо побольше покупать у других, и тогда они тоже будут забирать у нас значительное количество товаров! Однако, при этом, к сожалению, имели место знакомые нам затруднения погрузочного порядка, и теперь перед нами растет угрожающая нам гора иностранных долгов.

Мы слишком необдуманно и поспешно дали своего рода аванс, что не привело ни к какой ответной реакции у наших торговых партнеров («Правильно!» - возгласы на скамьях СДПГ)...
Нам, как слабейшему звену в цепи европейских хозяйственных стран, не пристала роль водителя; мы не можем изображать собой «бойкого пионера». Ведь обычно понятие «попутчика» у нас так популярно. (Смех).
Бананы и калифорнийские фрукты, финики и фиги, лимоны, апельсины и грейпфрукты, белый и черный виноград из Болгарии, омары, икра и губная помада - никто против этого не возражает! Но здесь проявилось легковерное дилетантство, проявилась опасная и необоснованная мания величия, и со всеми нашими предостережениями не считались. («Правильно!» - возгласы на скамьях СДПГ) ...»
Подтвердили ли факты действительности правильность подобного суждения о «дилетантстве», о «мании величия»?
Когда министр Нольтинг рисовал эту мрачную картину, наш торговый баланс, правда, был еще пассивен по отношению к Европейскому платежному союзу (25,5 млн. н. м. в марте 1951 года), но уже Дальнейшие месяцы привели к весьма внушительной перемене в сторону активизации нашего торгового баланса. Банк немецких земель дает по этому поводу следующую сводку:
Торговый баланс в млн. немецких марок

Апрель ИюньАвгустОктябрьДекабрьВсего за 1951г.
Ввоз 621,1575,5690,7677,6782,78.872,5
Вывоз848,2889,1949,6939,71.152,110.627,6
Активное сальдо227,1313,6 258,9262,1370,41.755,1


При наличии такого положения единственным правильным решением было не следовать совету Нольтинга ограничиться ролью попутчика. Продолжая свою речь, Нольтинг договорился даже до того, что потребовал вычеркнуть служебный оклад федерального министра народного хозяйства, и заявил далее:
«... Мы позволили себе больше роскоши, чем это допустимо при наличии индекса промышленного производства в 117 ... так можно кончить банкротством ... Там (т. е. в Англии) прошли ту стадию, которую мы должны будем еще пройти.

Там, оздоровление пришло через голод, в то время как у нас тонкий верхний слой общества - господин председатель простит мне эти слова - обожрался от роскошного потребления. («Правильно!» - возгласы на скамьях СДПГ)».
Было ли подтверждено фактами это страстное обвинение, которое, конечно, не могло не взбудоражить слушателей? В Англии, которую Нольтинг приводил в качестве примера, достойного подражания, в 1951 году обнаружился самый крупный дефицит внешней торговли за послевоенное время - 1.197 млн. фунтов стерлингов. Лейбористское правительство преждевременно вышло в отставку в октябре 1951 года, после полуторагодичного пребывания у власти, и должно было уступить место консервативному правительству.
Нольтинг продолжал:
«... Стоит лишь обратиться к происхождению и источнику концепции этой хозяйственной политики, чтобы всюду натолкнуться на абсурдность этой политики, которая в догматическом закостенении оказалась в безвоздушном пространстве и давно лишилась почвы под ногами ...
Я еще раз подчеркиваю: принудительное хозяйство - это искалеченное хозяйство эпохи нужды, оно никогда не желательно, но, к сожалению, иногда оно необходимо. Принудительная экономика является дополнением свободного хозяйства, вашего свободного хозяйства (аплодисменты на скамьях СДПГ), когда оно не в состоянии развиваться дальше. Поэтому, мы опасаемся, что скоро нам предстоит новое издание такой экономики.

Министр народного хозяйства ГФР, который начал борьбу с принудительным хозяйством путем пышных речей, скоро придет к тому, что он к этому хозяйству вернется... Этим, господин министр народного хозяйства, замыкается круг, и этим очерчен путь, который зам суждено было пройти ...
Сегодня министр народного хозяйства сам говорит о планировании - тот самый, который недавно еще язвительно заявил нам: немножечко планового хозяйства не бывает, как и не бывает «немножечко» беременности (громкий смех слева). Поэтому мы думаем: в этом направлении всегда будет присутствовать «немножечко» от Эрхарда (одобрения на скамьях СДПГ)...
Господа, если компетентным министром этот вывод очевидно не делается, то этот вывод должен быть преподнесен ему парламентом, и преподнесен с той весьма неприятной ясностью, к которой нас, к сожалению, принуждает существующее положение. Таким образом, от имени моих политических друзей я вношу следующее предложение СДПГ:
Бундестаг благоволит постановить:
Оклад министра народного хозяйства ГФР вычеркивается (Продолжительные шумные одобрения на скамьях СДПГ, смех и возгласы на скамьях правительственных партий, звонок председателя)».
Дальнейшее развитие народного хозяйства дало лучший ответ на речь Нольтинга. Поэтому приведем здесь только немногие выдержки из моего выступления на том же заседании (стр. 4800):
«Я хотел бы констатировать, что именно наша экономическая политика привела к тому, что немецкий народ снова получил возможность жить, что были осуществлены основные демократические права - свободный выбор профессии и свобода в выборе товаров, что германский народ мог снова поверить в смысл труда только в результате этой политики, что на основании этой хозяйственной политики стала возможной стабилизация валюты, и что, наконец, нам удалось снова возродить из развалин нашу внешнюю торговлю.
Эти основы нашей экономической политики остаются в силе и впредь .. .
Таким образом, если мы твердо стоим за наши принципы, то мы готовы и к тому, чтобы при необходимости изменять наши методы и способы (в связи с эволюцией, имеющей место в результате корейского конфликта). Мы хотим сохранить за рынком его функцию. Но нам ясно, что кое-что в области свободного выбора местожительства и работы, кое-что в возможности действовать по свободному усмотрению должно быть заменено намеренным, планомерным и осмысленным регулированием. (Возгласы: «Слышите, слышите!» и смех на скамьях СДПГ.

Крик слева: «Это же анекдот!»).
Мое положение в этой дискуссии было очень затруднительным, ибо всеобщее нервное напряжение в мире привело к принудительному распределению сырья в международном масштабе, притом в такой степени, что возможность получения многих видов сырья отдельными странами зависело от готовности этих стран применять подобные меры принудительного распределения. Международная конференция по сырью (ИМС) приступила к своей деятельности. Лично я считал такой метод мало плодотворным и, действительно, мы ограничились в этом отношении, не без некоторого лукавства, опубликованием статистических сводок.

К этому у. нас и сводилось все принудительное распределение. Несколько позже я к тому же получил удовлетворение в том отношении, что правильность моего понимания вещей была подтверждена международными авторитетами.
Развитие «корейской» высокой конъюнктуры вызвало заботы не только в лагере оппозиции. Несколько месяцев спустя - на 167-м заседании Бундестага 11 октября 1951 года - СДПГ высказала уверенность, что теперь рыночному хозяйству окончательно наступил конец. Доктор Крейссиг сказал по этому поводу (стр. 6822):
«... Экономическая политика ГФР началась под лозунгом «свободного рыночного хозяйства» и «либерализации». Эта политика кончилась весной этого года (1951. - Прим. пер.) распоряжением от февраля о приостановке ввоза; это означает провал всей экономической политики, особенно в области внешней торговли.

Тем временем, - конечно, в известной связи с тем, что происходило после возникновения корейского конфликта, - почти что все принципы и теории, которые здесь постоянно защищал федеральный министр народного хозяйства, а также и его догма, потерпели полное крушение ...
Мы повторно и постоянно заявляли и неустанно будем повторять это вновь, что при столь большой разрухе в стране народное хозяйство не может быть упорядочено без направляющего руководства и перспективного планирования.
Вы согласитесь со мной, что господин федеральный министр народного хозяйства, который взялся было за упразднение принудительного хозяйства, теперь сам по уши погряз в задаче по введению этого хозяйства, только худшего типа ...»
Правильно ли определяла СДПГ настроение населения? Д-р Крейссиг произнес свою речь 11 октября 1951 года. До этого в земле Северный Рейн-Вестфалия на последних выборах в местный парламент (ландтаг), состоявшихся 16 августа 1950 года, ХДС получил 2,29 миллиона голосов, а на последующих выборах в Бундестаг 6 сентября 1953 года уже 3,92 млн. голосов.
Можно указать еще на один пример: на выборах в Гессенский ландтаг, 19 ноября 1950 года ХДС получил 348.148 голосов, а 6 сентября 1953 года - 849.125. Эти цифры говорят сами за себя.
В это время - время бурных прений в парламенте - для министра народного хозяйства ГФР уже не было сомнений, что выросшие из «корейского» кризиса, скромные по своим масштабам зачатки принудительного хозяйства, впрочем имевшие скорее показное назначение, скоро можно будет просто «выбросить за борт». Поэтому я мог кратко установить следующее (стр. 6826):
«... Если д-р Крейссиг думает, что мы стоим на пороге введения принудительного хозяйства, то на это я хотел ответить: нет, я целиком ушел в заботу о том, как бы поскорее отделаться от мер принудительного хозяйствования, и переговоры и устремления, направленные к этому, идут полным ходом. Следовательно, пойдем как раз в противоположном направлении (одобрения на скамьях правительственных партий)».
Новый примирительный тон



Содержание  Назад  Вперед