Борьба продолжалась и в последующие недели.


Это заседание имело место непосредственно перед объявленной забастовкой, при помощи которой в первый раз и до сих пор в последний в германской истории была сделана попытка «смести» социальное рыночное хозяйство при помощи забастовки. Мое мнение по этому поводу было следующим (стр. 1119):
«Я придерживаюсь мнения, что эта забастовка действительно не имеет никакого оправдания. Если она имела целью обратить мое внимание на то, что еще не все дела в порядке, что еще многое надо сделать, что на нас возложен социальный долг установить благоприятное соотношение между ставками заработной платы и ценами, то тогда она была излишней. Ибо и я тоже знаю, что мы должны делать... В этом вы можете быть уверены ...»
На XXVII пленарном заседании 2 и 3 декабря 1948 года экономический эксперт СДПГ Крейссиг назвал проводимую мною политику катастрофической (стр. 1205):
«Экономическая политика, которая после проведения валютной реформы привела к социальным несправедливостям в чудовищной пропорции, была политикой, проводимой на основании закона о директивах. Этот закон (который дал мне возможность отменять предписания, регулирующие принудительное распределение и устанавливавшие твердые Цены) . . . был самым катастрофическим законом, который «правые» провели в этом собрании. Экономическая политика, которая проводилась на его основании, была также катастрофической».
Борьба продолжалась и в последующие недели. Оппозиция теперь ухватилась за идею создания независимого ведомства цен. Это ведомство должно было, по мысли его сторонников, вырвать политику ценообразования из моих рук.

На это требование я ответил на XXVIII пленарном заседании (стр. 1263):
«... Если проект создания независимого ведомства цен вообще может иметь какой-то смысл, то только тот, что такое самостоятельное ведомство сможет успешнее и лучше устранять с пути те экономические шероховатости, от которых мы страдаем. Я здесь часто уже указывал, что представляется совершенно ошибочным усматривать во многих явлениях в области цен последствия экономической политики.

Тем временем стало ясно, что это выправление цен и нахождение нового уровня их были непременным следствием валютной реформы.
Дело сводилось исключительно к тому, чтобы подогнать уровень цен к изменившемуся объему денежного обращения и этим самым к международному уровню цен ...
Это независимое ведомство цен стало бы проводить точно такую же политику цен .. . или же, если оно повело бы другую политику, то это могла бы быть лишь политика возвращения к прошлому. Этот возврат привел бы к тому, что товары снова исчезли бы с рынка и восстановилась бы вся обстановка инфляции при запрете повышения цен . ..»
С проведением валютной реформы в народное хозяйство была внесена та ясность, которая позволила снова по-настоящему заняться калькуляцией. Кроме того, существовавшая при прежнем положении неясность скрывала за собой псевдозанятость. Еще до валютной реформы я указывал, что процесс перемещения различных факторов в социальной структуре будет связан со значительной безработицей. Это надо было принять как нечто неизбежное. Увеличение безработицы вызывало повсеместно большие заботы.

Здесь требовалось сохранить крепкие нервы. На XXXVII пленарном заседании Хозяйственного совета (23-25 мая 1949 года) я заявил (стр.1663):
«... Мы должны сделать все, чтобы решить эту серьезную социальную проблему. Но не забывайте то, что я уже сказал: мы должны проводить кредитную политику «средней линии». Мы не можем не оказывать давления на экономику, - это необходимо для преодоления многих дефектов в структуре народного хозяйства, которые постепенно накопились за 15 лет.

Мы не смеем отказаться от попыток заставить экономику добиваться высшей степени рационализации, заставить ее выкорчевать все то, что не выполняет подлинную экономическую или социальную функцию.
Понижение цен, которое нами достигнуто с начала января, косвенно означает улучшение социального положения, повышение реальной покупательной способности. На это и была направлена наша кредитная политика. Если мы вдруг слишком быстро и резко переменим курс нашей политики, если мы допустим в широком масштабе послабления, то может оказаться, что этот социально здоровый процесс остановится скорее, чем это было бы желательно при имеющих сегодня место условиях жизни народа...»
СДПГ использовала это без сомнения тяжелое положение в качестве повода для того, чтобы объявить о якобы «латентном (скрытом) кризисе рыночного хозяйства» (стр. 1750):
«... В Управлении по делам хозяйства все еще не пришли к сознанию того, что народное хозяйство после валютной реформы развивается совсем не так, как нам об этом возвещали в оптимистической форме. В известной степени мы находимся в состоянии более или менее скрытого кризиса, выхода из которого еще не видно...»
В противовес этой точке зрения я сказал (стр. 1753):
«Я думаю, что мы должны действовать живее. Последние три четверти года показали насколько вообще проблематично это плановое хозяйство. Цифрами можно все доказать, но только эти цифры могут быть сметены действительностью.
Это относится и ко всем программам, например, и к тем, которые следует выработать для того, чтобы воспрепятствовать дальнейшему росту безработицы, и для планирования капиталовложений, которое мы провели ... Я решительно отклоняю любое принуждение такого рода в целях капиталообразования. Все сводится к тому, чтобы капитал создавался органическим путем. Я убежден - безразлично, будут ли этому верить или нет, и в этом собрании мне уже во многом не верили, - что современный застой можно преодолеть при помощи средств рыночного хозяйства, в то время, как судорожная политика планового хозяйства нас несомненно приведет к тупику ...»
Исходило ли это утверждение из легкомысленного оптимизма, или в нем выражался реализм, который оправдан всем развитием хозяйства? Возьмем некоторые важные данные народного хозяйства за два следующих года:

30.6.4931.12.4930.6.5031.12.5030.6.51
Занятых (в млн.) 3,4913,5613,8514,1614,72
Безработных (в тыс.) 1.2831.5591.5381.6901.326
Индекс промпродукции87,496,0107,6126,3130,9
<
p>
1936 = 100
Безработица доставляет заботы
Обеспокоенная числом безработных (свыше 1,5 млн. человек в конце 1949 года), но не принимая во внимание рост занятых в народном хозяйстве рабочих рук и бурный рост промышленной продукции, СДПГ повторила на XXXVI пленарном заседании Бундестага (парламента) 9 февраля 1950 года свои нападки на рыночное хозяйство. Министр народного хозяйства земли Северный Рейн-Вестфалия, ныне покойный, д-р Нольтинг сказал от имени оппозиции (стр. 1141):
«... Я хотел бы, милостивые государыни и государи, чтобы мы все на короткий момент остановились на том, какого масштаба нужду, отчаяние и безвыходности эти цифры (безработицы) в себе содержат. Во всяком случае, после войны положение на рынке труда еще никогда не было таким тревожным, как в настоящее время, и всем успехам хозяйственной политики, весьма скромным успехам, которые могли быть достигнуты до сих пор, угрожает опасность, поскольку не удастся затормозить эту грозящую нам эволюцию, которая начинает подмывать наш фундамент ... (стр.

1142).
При этом, индекс ежедневной продукции, который в 1936 г. был равен 100, упал с 98 в ноябре до 95 в декабре. Данные для января мне еще не известны. Во всяком случае, мы еще очень далеки от нормализации хозяйственных условий.

Западногерманскому хозяйству грозит остаться на уровне 90% - 95% 1936 года, причем мы не должны забывать, что численность населения увеличилось на 20%. Если же финансовые и хозяйственные циклы замкнутся на этом уровне, то тогда миллионы рабочих рук окажутся лишенными всякой возможности включиться в производственный процесс».
Конечно, министр Нольтинг на первый взгляд был прав, но только на очень короткое время сезонного развития: Индекс промышленного производства упал с 102,2 в ноябре 1949 года до 90,9 в январе 1950, но он поднялся к ноябрю 1950 года, - т. е. за год, - до 133,3, чтобы затем на протяжении 1951 года достичь уровня 147,8 (в ноябре). Нольтинг продолжал:
«Я не знаю, придерживается ли господин министр и сегодня своей теории «самоочищения экономики». Я уже в то время указывал на процесс развивающегося худосочия в народном хозяйстве. Сам профессор Эрхард, который всегда излучал неистощимый оптимизм, как будто превратился в довольно робкого Геркулеса ... (стр.

1144).
Хозяйственная система с растущей безработицей без шансов на ее устранение дала довод против себя самой. Зданию германского хозяйства грозит обвал, если в порядке безыдейной пассивности предоставить вещи самим себе.
Социальный кризис грозит болезненно обостриться. Проблема нужды и обеднения не может быть разрешена путем применения принципов «лессе фер» (laisser - faire), принцип невмешательства государства.
Для нас, социал-демократов, решающим конъюнктурным барометром является эволюция численности занятых и безработных...»
Д-р Нольтинг здесь объявил, что для социал-демократов число занятых и безработных является решающим конъюнктурным барометром. Возникает вопрос, имеет ли это утверждение силу для СДПГ и сегодня, ибо оно дает лучшее подтверждение правильности рыночного хозяйства. Что говорит статистика?

В среднем за 1949 г. В среднем за 1956 г.
Занятых в нар. хоз. 13.543 тыс. 18.056 тыс.
Безработных 1.230 тыс. 0.761 тыс.




Содержание  Назад  Вперед