Она была толковой, способной, технически грамотной.


«Можно легко поверить, — говорит она, — что люди, которые не просто стали женщинами и продолжили свою жизнь, но продолжают постоянно оглядываться назад, не будут успешными в своей работе».
(Она, конечно, изменила свой пол, но экономист всегда остается экономистом.)
Вернемся в Чикаго. В одном из престижных районов, расположенном всего в нескольких милях от кварталов, в которых работают уличные проститутки, живет человек: она родилась женщиной, осталась женщиной и зарабатывает больше денег, чем могла когда-либо себе представить.
Она выросла в большой и неспокойной семье в Техасе и однажды решила покинуть родной дом и наняться в армию. Там она получила специальность в области электроники, после чего начала работать над исследованиями и разработкой навигационных систем. Вернувшись к гражданской жизни через семь лет, она занялась программированием в одной из крупнейших компаний в мире.

Ее зарплата составляла несколько десятков тысяч долларов в год. Через какое-то время она вышла замуж за ипотечного брокера, зарабатывавшего сотни тысяч. Ее жизнь можно было бы назвать успешной, если бы она не была столь... скучной.
Она развелась (семейная пара не успела обзавестись детьми) и вернулась в Техас, отчасти из-за необходимости помогать больному родственнику. Она вновь стала работать программистом и еще раз вышла замуж, но этот брак тоже оказался неудачным.

Ее карьера практически не развивалась. Она была толковой, способной, технически грамотной. При этом ей посчастливилось оказаться физически привлекательной, общительной и дружелюбной блондинкой, нравившейся многим коллегам. Но ее совершенно не прельщал упорный труд, которым она занималась. Поэтому она стала частным предпринимателем и запустила свой личный бизнес, позволивший ей работать всего по десять-пятнадцать часов в неделю и зарабатывать примерно в пять раз больше, чем на прежней работе.

Ее зовут Элли, и она проститутка.
Она начала заниматься проституцией случайно. Элли выросла в семье рьяных южных баптистов и, по ее собственным словам, была сторонницей пуританских нравов. Она сохранила такое же отношение к жизни и во взрослом возрасте. «Вы знаете, как это бывает: участие в районных конкурсах «Сад месяца», не больше двух кружек пива за вечер и никакого алкоголя до семи часов вечера». Однако, разведясь с мужем, она начала посещать онлайновые ресурсы, предназначенные для поиска пары (она любила мужчин, ей нравилось заниматься сексом).

В какой-то момент она решила из озорства добавить в свой профиль слова «эскорт-услуги». «Я сделала это мгновенно, — вспоминает она. — Мне было просто интересно написать это, а затем посмотреть, что получится».
Почти сразу же на ее компьютер начали поступать ответы от других посетителей сайта. «Сообщения начали сыпаться мне в ящик, и какое-то время я провела просто за закрыванием окон, одного за другим. Я помню, как раз за разом нажимала кнопку свернуть [окно], свернуть, свернутъ\»
Она договорилась о встрече в два часа дня в гостинице с одним мужчиной. Он должен был подъехать к юго-западному углу парковки на черном «Мерседесе». Элли совершенно не представляла себе, какую цену запросить, и решила остановиться на 50 долларах.
Мужчина оказался стоматологом — приятным на вид, женатым и крайне любезным. Оказавшись в гостиничном номере, Элли принялась нервно раздеваться. Сейчас из ее памяти уже стерлось большинство

деталей, связанных с этим контактом («Все представляется одним размытым пятном», — говорит она), однако она точно помнит, что в сексе не было «извращений и чего-то подобного».
Закончив свое дело, мужчина достал деньги и положил их на комод. «Ты ведь никогда раньше не занималась этим за деньги?» — спросил он.
Элли попыталась опровергнуть его слова, но у нее ничего не вышло.
«Хорошо, — сказал он, — вот что тебе нужно делать». Он прочитал ей небольшую лекцию. Ей следовало быть более осторожной; ей никогда не следовало назначать встречи с незнакомцами на парковке; ей необходимо было узнать что-нибудь о клиенте до встречи.
«Это было лучшее, что я могла получить на первом свидании такого рода, — говорит Элли. — Я благодарна ему и по сей день».

После того как клиент ушел, Элли пересчитала деньги на комоде: там оказалось 200 долларов. «Я занималась этим многие годы, и сам факт того, что кто-то был готов заплатить мне за это хотя бы пару центов, был для меня шокирующим».
Элли сразу же захотела бросить все остальные дела и заняться проституцией, однако она беспокоилась, что об этом могут узнать ее родные и друзья. Поэтому она упростила процесс, договариваясь о встречах с клиентами за пределами города. Она стала меньше заниматься программированием, однако работа не стала от этого менее скучной.

И тогда Элли решила переехать в Чикаго.
Да, это был большой и не самый приветливый город, однако в отличие от Нью-Йорка или Лос-Анджелеса он был довольно комфортным для девушки с юга. Элли создала сайт (здесь и пригодились ее компьютерные навыки) и путем проб и ошибок определила, какие именно сайты эротической направленности помогут ей привлечь подходящих клиентов, а какие будут просто тратой денег (победителями конкурса стали сайты с названиями ЕгоБ.сот и Б1дРодд1е.пег.).
Работа в одиночку имела ряд преимуществ, главное из которых состояло в том, что ей не нужно было ни с кем делиться. В прежние

времена Элли пришлось бы работать на кого-нибудь типа сестер Эверли, которые платили девушкам вполне достойные деньги, однако оставляли основную долю дохода себе. Интернет позволил Элли стать госпожой самой себе и зарабатывать крупные суммы. О способности Интернета к ликвидации посредников в таких отраслях, как туризм, операции с недвижимостью, страхование или торговля на фондовом рынке, говорилось много.

Но сложно представить себе более расположенный к отказу от посредников рынок, чем рынок услуг элитных проституток.
Отрицательная сторона состояла в том, что Элли приходилось самой отбирать потенциальных клиентов и определять, способны ли они избить или ограбить ее. Она пришла к простому и толковому решению. Когда с ней через Интернет связывался новый клиент, она не назначала встречи с ним до тех пор, пока не узнавала его настоящее имя и номер рабочего телефона.

Затем она звонила ему в день встречи и сообщала, что рада будет встретиться с ним.
Этот звонок также звучал для клиента предупреждением о том, что она в состоянии его найти и, если что-то пойдет не так, сможет отыскать его и в офисе. «Никто не хочет, чтобы к нему в офис заявилась разъяренная шлюха», — говорит Элли с улыбкой. Ей пришлось применить эту тактику всего один раз — с клиентом, который рассчитался с ней фальшивыми деньгами. Когда Элли навестила его в офисе, он быстренько нашел нормальные купюры.
Многие клиенты приходили к ней домой, в основном в течение дня. Большинство из них были белыми, 80 процентов из них были женаты, и им было проще удрать на пару часов с работы, чем объяснять семье свое отсутствие дома по вечерам. Элли любила посвящать свободные вечера чтению, походам в кинотеатры или просто расслаблению.

Она установила ставку в размере 300 долларов за час: ей казалось, что примерно такую же сумму берут и другие проститутки ее класса. Она предлагала клиентам две возможности по получению скидки: 500 долларов за два часа или 2400 долларов за двенадцать часов, проведенных вместе. Часовые встречи составляли примерно 60 процентов ее работы.

В центре ее спальни (которую она шутливо называет офисом) стоит огромная кровать в викторианском стиле. Над ней возвышаются колонны из красного дерева, декорированные белыми шелковыми тканями. На этой кровати не так-то легко заниматься делом.

Когда мы спросили, не вызывает ли это проблем у клиентов, она призналась, что один тучный джентльмен не так давно умудрился сломать кровать. Как же поступила Элли? «Я сказала ему, что эта чертова кровать уже была сломана и что мне жаль, что я не успела ее отремонтировать к его приходу».
Элли склонна видеть что-то хорошее в каждом. И ей кажется, что именно эта черта сделала ее предпринимательскую карьеру столь успешной. Она любит приходящих к ней мужчин, и поэтому и она нравится им, вне зависимости от того, занимаются они с ней сексом или нет.

Часто ей приносят подарки: сертификат Дтаюп.сот на 100 долларов, бутылку хорошего вина (на досуге она частенько забивает название вина в поисковую строку Соод!е, чтобы определить примерную цену подаренного), а однажды ей подарили новенький компьютер МасВоок. Мужчины мило с ней беседуют и хвалят ее способности по дизайну интерьера. Часто они относятся к ней так, как должны относиться к своим женам (но почему-то этого не делают).
Большинство проституток класса Элли называют свою работу эскорт-услугами. Говоря о других женщинах, занимающихся тем же ремеслом, Элли называет их просто «девочками». Но она не ханжа. «Мне нравится слово шлюха, мне нравится слово б..., я не имею никаких предубеждений против этих слов, — говорит она. — Послушайте, я вполне понимаю, чем занимаюсь, и не пытаюсь приукрашивать картину».

Элли упоминает об одной своей приятельнице, расценки которой составляют 500 долларов за час. «Она думает, что совсем не похожа на девочек на улицах, делающих минет за 100 долларов, но я думаю: "Да уж нет, милочка, ты точно такая же, как они"».



Содержание  Назад  Вперед