Это заключение поддерживается изменениями относительных цен.


Это заключение поддерживается изменениями относительных цен. Цены импорта, экспорта и внутреннего производства изменились совсем не так, как можно было предполагать по классической теории выравнивания фактора цен. В последние два десятилетия импортные цены росли несколько быстрее экспортных цен (на 4%) — вместо убывания, которое можно было предсказать (22).

Поскольку импортные цены выросли по отношению и к внутренним, и к экспортным ценам, большой рост импорта мог произойти лишь при крупной потере конкурентоспособности относительно высокооплачиваемых отраслей средней квалификации Соединенных Штатов, поскольку американские производители теряли в этом случае свою долю рынка даже при удешевлении их продукции.
Классической теории выравнивания фактора цен противоречит также тот факт, что отрасли, конкурирующие с импортными видами продукции, платят в Соединенных Штатах заработную плату не ниже, а выше средней. С помощью анализа ввоза и вывоза можно вычислить полное (прямое и косвенное) распределение заработной платы в экспортирующем секторе и в секторе, конкурирующем с импортом. Эти распределения можно сравнить с распределением заработной платы во всей экономике. Как видно из таблицы 8.2, в секторе, конкурирующем с импортом, заработная плата в 1983 г. была выше, чем во всей экономике (на 21%), но в то нее время более равномерна (в то время как 20,4% всей рабочей силы зарабатывало в 1983 г. менее 5 000 долларов, в секторе отраслей промышленности, конкурирующих с импортом, такие низкие заработки имело лишь 12,4%).

Но в отраслях, конкурирующих с импортом, были также несколько более высокие заработки, чем в экспортирующем секторе (на 5% выше в 1983 г.) (23). Если принять во внимание, какие отрасли входят в сектор, конкурирующий с импортом (автомобилестроение, машиностроение, производство стали и бытовой электроники), и какие входят в экспортный сектор (сельское хозяйство, туризм, оптовая торговля), то этот факт покажется не столь удивительным, как можно было бы подумать (24).
Таблица 8.2
Распределение заработков в экспортных отраслях и в отраслях, конкурирующих с импортом (1983)
Годовой заработок, долл. Вся рабочая сила Экспортные отрасли Конкурирующие с импортом
Менее 5 000 20,4% 13,1% 12,4%
5 00010 000 12,7% 10,5% 10,4%
10 00015 000 13,6% 13,5% 13,4%
15 00020 000 13,2% 14,8% 14,9%
20 00025 000 11,6% 14,1% 14,2%
25 00030 000 9,1% 11,2% 11,3%
30 00040 000 10,6% 13,0% 13,2%
40 00050 000 4,0% 2,2% 2,2%
50 00075 000 1,2% 1,2% 1,3%
Свыше 75 000 1,5% 1,4% 1,4%
Медиана 16 168 долл. 18 637 долл. 19 583 долл.
Источник: Lester С. Thurow. A General Tendency Toward Inequality // American Economic Review. May 1986.
К сожалению, коэффициенты ввозавывоза поступают не часто и с опозданием, но поскольку известны отрасли, где импорт вырос в 80х и в начале 90х гг. (автомобилестроение, машиностроение и электроника), правдоподобно, что таблица ввозавывоза за 1995 г., когда она появится, покажет еще большее увеличение заработной платы для сектора, конкурирующего с импортом, чем в 1983 г.
Отсюда следуют простые выводы. Судя по заработной плате, сектор, конкурирующий с импортом, имеет несколько более высокую квалификацию, чем экспортирующий сектор. Вследствие этого, когда конкурирующие с импортом отрасли производят сокращения, они в действительности не увольняют пропорционально большее число неквалифицированных рабочих, чем квалифицированных.

Если посмотреть на отрасли, пришедшие в упадок вследствие международной конкуренции, то видно, что они уволили в действительности множество рабочих средней квалификации.
Что происходит в действительности, можно увидеть, рассматривая структуру заработной платы с точки зрения выпускника мужской средней школы. По отношению к мужчинам, окончившим среднюю школу, премия к заработной плате за окончание колледжа с 1973 до 1992 г. резко повысилась — с 35% до 93%. Но если посмотреть ниже, то оказывается, что премия, обычно причитавшаяся окончившим среднюю школу по отношению к не окончившим ее, в действительности сократилась. Заработки не окончивших среднюю школу возросли с 74 до 8 1% заработков окончивших среднюю школу, а заработки рабочих с образованием ниже восьми классов возросли с 58 до 60% заработков окончивших (25).

Этого именно и надо было ожидать, если давление выравнивания фактора цен происходит на уровне средней квалификации, а не на самом дне квалификационной пирамиды.
Выравнивание фактора цен по отношению к странам ОЭСР объясняет, почему наибольшие снижения заработной платы происходят не среди неквалифицированных американских мужчин, а среди американских мужчин средней квалификации, которые в начале 70х гг. были менее квалифицированны и в то же время лучше оплачивались, чем их заграничные собратья. Чемто надо было пожертвовать, что и произошло.
Выравнивание фактора цен по отношению к ОЭСР, а не к третьему миру объясняет также, почему заработки всех могли снижаться без резкого возрастания прибылей на капитал. Поскольку остальная часть промышленного мира сберегает и инвестирует значительно большие доли своего ВВП, чем Соединенные Штаты, то выравнивание фактора цен относительно ОЭСР увеличивает поставки и капитала, и рабочих средней квалификации — а вследствие этого прибыли на то и другое в Соединенных Штатах должны падать.
Одиннадцать миллионов легальных и нелегальных иммигрантов в течение чуть больше одного десятилетия (еще одна форма выравнивания фактора цен) должны были оказать некоторое воздействие на заработки людей, находящихся на дне распределения квалификации. Это подтверждается тем фактом, что наибольшее увеличение неравенства заработков произошло в географических областях с наивысшей иммиграцией (26)
Остается объяснить еще одно явление — возрастание неравенства внутри групп с одинаковой квалификацией. Чтобы
объяснить такое расхождение заработков в Соединенных Штатах, надо понять, что происходит с людьми, имеющими одну и ту же квалификацию. Для этого надо вспомнить две особенности рынка труда. Вопервых, между квалифицированной и неквалифицированной рабочей силой нет возможности симметричного обмена. Неквалифицированные рабочие отнюдь не вполне заменяют квалифицированных, так как они не могут делать многих вещей, которые делают квалифицированные, но квалифицированные вполне заменяют неквалифицированных, так как могут делать все, что делают те.

Это должно быть верно, если только в процессе образования квалифицированных нет чегото делающего их психологически неспособными выполнять неквалифицированную работу.
Вовторых, если посмотреть на внешне эквивалентных рабочих (с одинаковым числом часов работы, одним и тем же образованием, квалификацией, родом занятий, трудолюбием и стажем), то бросается в глаза, что они никогда не получали равную заработную плату: их заработки всегда составляли широкий разброс. В большинстве классификаций разброс среди рабочих, отнесенных к одной категории, всегда был почти так же широк, как и по всему населению в целом. Те равновесные цены, существование которых предполагается в экономической теории (равная плата за равную квалификацию и равный труд), попросту не существуют.

Например, лишь около 10% дисперсии индивидуальных заработков можно объяснить различиями в школьном обучении (27).
Среди людей не наблюдается столь неравномерного распределения талантов, как распределение заработков. Чтобы прийти к их фактическому распределению, надо допустить весьма аномальное распределение экономического везения или какието очень сложные взаимодействия между талантом и заработками (28). В реальном мире, впрочем, заработки связаны не с работником, а с рабочим местом и работники с эквивалентными уровнями квалификации рассеяны по спектру рабочих мест в разных компаниях, которые платят различную заработную плату.

Индивидуальные заработки не просто отражают индивидуальные квалификации; они имеют коллективную компоненту. Те, кому посчастливилось работать в высокопроизводительном коллективе (хорошей фирме), зарабатывают больше тех, кто работает в низкопроизводительном коллективе (слабой фирме). Те, кому повезло, получают ренты.
По язвительному выражению Майкла Сэтингера, профессора экономики в университете штата НьюЙорк в Олбани, важно здесь не «распределение среди собак навыка хватать кости», а просто «распределение костей». Если ктонибудь бросает какнибудь распределенные кости группе собак с одинаковыми навыками хватания костей, то это не значит, что получится равномерное распределение костей среди собак. Они найдут лишь распределение костей, существующее в их экономике.

И хотя у них одна и та же квалификация в хватании костей, некоторым их них достанутся большие кости, а другим — маленькие.
В реальном мире заработная плата регулируется очень медленно, тогда как уровень квалификации вновь нанимаемых быстро регулируется в сторону понижения или повышения, в зависимости от жесткости рынков труда. Если «Форд» при открытии нового завода в штате Кентукки получил ПО 000 заявлений на 1 300 мест, почему бы ему не нанимать окончивших колледж? (30) В среднем можно таким образом получить за ту же плату лучшую рабочую силу. Это противоречит описанным в учебниках моделям, где заработная плата быстро регулируется, разгружая в короткое время рынки рабочей силы, тогда как изменения в поставках рабочей силы, вызванные изменением заработков, разгружают этот рынок в течение долгого времени.



Содержание  Назад  Вперед