ВЗГЛЯД ВПЕРЕД


4. Когда в 70х гг. в рабочую силу влилось поколение «бэбибума», соотношение факторов капитала и труда стало расти медленнее или даже уменьшилось. Предложение труда попросту росло быстрее, чем предложение капитала. В такой ситуации заработная плата должна снижаться, так как каждый рабочий работает с меньшим капиталом.

В 80е гг. этот процесс должен был автоматически повернуть в обратную сторону, потому что американская демография привела к гораздо более медленному росту рабочей силы, чем в 70х гг. Но 80е гг. стали временем иммиграционного бума, и ожидаемое замедление роста рабочей силы не произошло. Когда на работающего приходится меньше капитала, следует ожидать некоторого снижения заработков.
5. Если рассмотреть долю ВВП, идущую рабочей силе, то эта доля в течение последних двух десятилетий оставалась примерно постоянной. Но при этом доля заработной платы существенно снизилась (на 5%), тогда как доля пенсий существенно возросла. В то время как полностью финансируемые пенсионные программы просто подразумевают перенос заработной платы с сегодня на завтра, не полностью финансируемые программы медицинского страхования, льготы которых идут обычно нынешним пенсионерам, в действительности представляют перенос заработной платы от ныне работающих к уже вышедшим на пенсию.

То, что фигурирует в статистике как добавочные льготы, в действительности есть не что иное, как частное социальное обеспечение старых людей за счет молодых.


ВЗГЛЯД ВПЕРЕД

Поскольку заработная плата рабочих средней квалификации во многих развитых промышленных странах теперь выше, чем в Соединенных Штатах, выравнивание фактора цен по отношению к странам первого мира потеряло для Соединенных Штатов прежнее значение. Но нам предстоит интегрирование в первый мир второго мира и очень непохожего третьего. У коммунистических стран не было эффективной гражданской экономики, но у них были превосходные системы образования. СССР был обществом высокой науки, где было больше инженеров и ученых, чем в любой другой стране, кроме Соединенных Штатов. Китай способен быстро произвести сотни миллионов рабочих средней квалификации.

Конец коммунизма и успехи «маленьких тигров» в АзиатскоТихоокеанском регионе побудили страны третьего мира производить второсортные заменители импортных товаров, так что они вступили на путь экономического развития и начали ориентироваться на экспорт. Десятки миллионов людей (живущих в Сингапуре, Гонконге, на Тайване и в Южной Корее) уже привыкли к ориентации на экспорт, а сейчас к ориентации на экспорт стремятся страны третьего мира, насчитывающие миллиарды людей (в Индонезии, Индии, Пакистане, Мексике). Вследствие этого экспорт из стран третьего мира с низким уровнем заработков может в будущем намного возрасти.

Независимо от того, какую долю наблюдаемого снижения реальной заработной платы и расширения дисперсии заработной платы можно приписать выравниванию фактора цен в прошлом, эта доля в будущем будет расти.
В течение 70х и 80х гг. повышение производительности физического труда, часто основанное на таких информационных технологиях, как робототехника, и быстро растущий импорт продукции отраслей средней квалификации сократили потребность в заводских рабочих. Напротив, численность работников умственного труда сильно возросла, несмотря на массовое применение информационных технологий в таких областях, как бухгалтерия и финансы. Производительность умственной работы загадочным образом возрастала лишь очень медленно или даже убывала. Но к середине 90х гг., как можно с уверенностью заключить, фирмы научились использовать информационные технологии для уменьшения числа рабочих мест, занятых работниками умственного труда и менеджерами среднего уровня. Это и есть смысл «сокращения».

Поскольку большинство фирм имеет теперь больше работников умственного труда, чем физического (во всей экономике на троих служащих, занятых умственным трудом, приходится один работник физического труда), для увеличения эффективности фирмы должны были повысить производительность умственного труда.

Давление в сторону сокращения персонала отчетливым образом перемещается вверх по распределению заработков и затрагивает группы все более высокой оплаты. Остается еще увидеть, насколько можно будет снизить ее для этих верхних групп. Пределы здесь носят социологический характер.

Если придется иметь дело со строптивой, не склонной к сотрудничеству рабочей силой, особенно в кадрах менеджмента, то не обойдется ли это дороже, чем можно выиграть на снижении заработной платы?
Если Европа движется по направлению к гибкости заработной платы, о чем там говорят, то в Европе в конце 90х гг. и в начале двадцать первого столетия, вероятно, появятся некоторые виды услуг и соответствующие рабочие места, возникшие в Соединенных Штатах в 70х и 80х гг. Но та же гибкость заработной платы даст возможность силам выравнивания факторов производства и технологии высокой квалификации снизить реальную заработную плату. Закономерности заработной платы и занятости в Европе и в Америке будут сближаться.


ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Видевшие экономическую поверхность Земли в 1970 году не узнали бы ее топографию в 1995м. Изменения в распределении покупательной способности в ближайшие двадцать пять лет будут еще более драматичны. Конец коммунизма (экономическая плита первая) вторгается в старый капиталистический мир, предлагая ему обширные поставки дешевой, образованной рабочей силы и косвенным образом разрушая веру в суррогаты импорта и в квазисоциализм, создает огромные поставки неквалифицированной дешевой рабочей силы из третьего мира.

Миграция (экономическая плита третья) выталкивает множество толковых, энергичных, но неквалифицированных работников прямо в первый мир. Новые технологии (экономическая плита вторая) порождают потребность в более высокой квалификации как на заводе, так и в офисе. Чтобы справиться с этими силами, нужны меры (массированные инвестиции в повышение квалификаций), которым сопротивляются престарелые люди (экономическая плита третья). Глобальная экономика (экономическая плита четвертая) вталкивает в капиталистическое уравнение цен выравнивание факторов цен и тем самым вызывает падение заработков.

Без доминирующей силы (экономическая плита пятая) поезд мировой экономики остается без локомотива, замедляет свое движение и создает условия, в которых заработная плата может и снижаться, и выравниваться, распространяясь на весь мир.




Содержание  Назад  Вперед