Цифровые деньги


"Организации собирают записи из разных источников для защиты своих интересов ... Однако та же самая информация, попав в чужие руки, отнюдь не обеспечивает ни защиты предприятий, ни лучшего обслуживания потребителей. Воры используют номера украденных кредитных карточек для того, чтобы нажиться на добром имени своих жертв.

Убийцы выходят на цель, справляясь в государственных адресных бюро.
Налоговая служба США делала попытки выбирать налогоплательщиков для проверки, базируясь на предполагаемом семейном доходе, подсчитанном компаниями, рассылающими торговые каталоги."
"Растущие объемы информации, которую различные организации собирают о частном лице, могут быть объединены, так как все они используют регистрационный номер в системе социального обеспечения для идентификации конкретного индивидуума. Такой основанный на идентификации личности подход заставляет поступаться личными свободами во имя безопасности."...
[D.Chaum "Achieving Electronic Privacy" Scientific American, Aug '92]

3.3. Цифровые деньги

Подобного рода размышления привели Д.Чома, а также ряд его коллег, к идее электронной (или цифровой) наличности -- платежного средства, которое объединит удобство электронных расчетов с конфиденциальностью наличных денег.
К настоящему моменту в Internet представлены две технологии, реализующие эту идею.
Компания Mondex, возглавляемая Тимоти Джонсом (Timothy Jones), предлагает сетевую версию электронного кошелька, реализованную в виде аппаратно-программного комплекса (об электронном кошельке см. в разделе 1.3) .
Компания же DigiCash под руководством Д.Чома представила технологию сетевых электронных денег ecash в чисто программном варианте. Рассмотрим это решение.
В ядре технологии лежит все тот же прием криптозащиты с открытыми ключами. Эмитент электронной наличности (банк) имеет, кроме обычной пары ключей, аутентифицирующей его, еще и последовательность пар ключей, в соответствие которым ставятся номиналы "цифровых монет". Снятие наличных со счета производится следующим образом.

В ходе сеанса связи клиент и банк (точнее, их программы-представители) аутентифицируют друг друга. Затем клиент генерирует уникальную последовательность символов, преобразует ее путем "умножения" на случайный множитель (blinding factor), "закрывает" результат открытым ключом банка и отправляет "монету" в банк. Банк "раскрывает" "монету",
используя свой секретный ключ, "заверяет" ее электронной подписью, соответствующей номиналу "монеты", "закрывает" ее открытым ключом клиента и возвращает ее ему, одновременно списывая соответствующую сумму со счета клиента. Клиент, получив "монету", "открывает" ее с помощью своего секретного ключа, затем "делит" ее символьное представление на запомненный множитель (при этом подпись банка остается) и сохраняет результат в "кошельке". Транзакция завершена.

Теперь банк готов принять эту монету, от кого бы она не поступила (разумеется, лишь один раз).
Использование blinding factor и составляет суть приема "слепой подписи", предложенного Чомом в дополнение к обычному методу криптозащиты с открытыми ключами. Благодаря использованию "слепой подписи" банк не в состоянии накапливать информацию о плательщиках, в то же время сохраняя возможность следить за однократным использованием каждой "монеты" данным клиентом и идентифицировать получателя каждого платежа. Чом называет такую логику взаимодействия сторон "односторонней безусловной непрослеживаемостью" платежей. Покупатель не может быть идентифицирован даже при сговоре продавца с банком.

В то же время, покупатель при желании может идентифицировать себя сам, и доказать факт осуществления сделки, апеллируя к банку. Такая логика призвана воспрепятствовать криминальному использованию электронной наличности.
Для вложения наличности клиент просто связывается с банком и отправляет ему полученную "монету", закрыв ее открытым ключом банка. Банк проверяет, не была ли она уже использована, заносит номер в регистр входящих и зачисляет соответствующую сумму на счет клиента.
Сделка между двумя клиентами предполагает лишь передачу "монеты" от покупателя к продавцу, который может либо сразу попытаться внести ее в банк, либо принять ее на свой страх и риск без проверки. Вместе с "монетой" передается некоторая дополнительная информация, которая сама по себе не может помочь идентификации плательщика, но в случае попытки дважды использовать одну и ту же монету позволяет раскрыть его личность.

Фирма DigiCash предложила это решение в 1994 г., анонсировав глобальный эксперимент по внедрению электронной наличности в Сети. Добровольцам было предложено получить клиентскую часть программного обеспечения и по 100 "кибербаков" (cyberbucks, cb$) -- "игрушечных денег" (petty cash), эмитированных компанией. За год эксперимента в нем приняло участие 6000 человек, было открыто более полусотни "кибершопов", торгующих за кибербаки. Очевидно, что, помимо такого своеобразного бета-тестирования своего продукта, компания получила богатейший эмпирический материал о функционировании "экономики", обеспечиваемой электронной наличностью. Нет сомнения, что Д.Чом и DigiCash сумеют воспользоваться этими данными.

Компания не устает подчеркивать, что cb$ - всего лишь "игрушечные деньги", и что никаких усилий по обеспечению их конвертируемости в "настоящую" валюту она предпринимать не будет (что, конечно же, не помешало организации меняльных лавок, устанавливающих курс cb$/US$ и проводящих обмен). Фирма DigiCash не намерена получать статус финансового института или открывать собственный банк, вместо этого фирма взяла курс на лицензирование своей технологии и продажу лицензий коммерческим банкам. К настоящему времени объявлено о нескольких состоявшихся сделках.

Более того, небольшой, но агрессивный американский Mark Twain Bank (MTB) начал такие операции 23 октября 1995 г. Возможно, эта дата войдет в историю.
Банк MTB предлагает потенциальным клиентам -- частным лицам, компаниям и трастам под любой юрисдикцией -- стандартный пакет документов, состоящий из Договора об открытии мультивалютного счета и Договора об обслуживании электронной наличности. Открытие и обслуживание мультивалютного счета предполагает техническую ставку (11--100 долл. за открытие и 2--5 долл. ежемесячно, в зависимости от выбранной клиентом шкалы), обслуживание электронной наличности осуществляются бесплатно. Любой клиент может как совершать, так и принимать платежи в электронной наличности, но открытие "торгового" счета (ставки которого примерно в три раза выше) позволяет ему рассчитывать на дополнительную техническую поддержку.
За два первых месяца открыто всего около десятка кибершопов, торгующих за "реальные" деньги в электронно-наличной форме, об общем числе клиентов не сообщается. На фоне сотен торговцев, принимающих платежи в форме цифровых жетонов, и даже десятков тех, кто принял всерьез эксперимент с cb$, это выглядит более чем скромно. Тем не менее, о том, была ли сделка удачной для MTB, судить еще рано.
Видимо, так же думают и крупнейшие банки, такие как Citicorp или Bank of America, которые заявляют о наличии у них разработок в области электронной наличности, но пока не спешат перехватить инициативу у тандема DigiCash-MTB. Возможно, они ожидают решающей проверки легитимности нового платежного средства в суде.
Правовые вопросы, связанные с электронной наличностью, должны сейчас заботить разработчиков и потенциальных эмитентов не меньше, чем технологические ибо вокруг правовой основы существования цифровых денег становится достаточно жарко.
Перспективы. Конечно же возникает вопрос каковы же перспективы этой самой цифровой наличности. Надо сказать, что пока они крайне туманны.

Хотя цифровая наличность и является самым многообещающим платежным средством для Интернет, сегодняшние ее возможности разумнее скорее рассматривать как экспериментальную площадку, чем как обыденное рабочее средство. Но в планах ее эмитентов:
- интероперабельность цифровой наличности от разных эмитентов и разведение функций эмиссии/клиринга и банковского обслуживания по разным институтам (это позволит оперировать цифровой наличностью, не открывая счета);
- предоставление доступа к цифровой наличности в различных деноминациях, включая национальные валюты, индексные "корзины" валют (blends), драгоценные металлы и частные деньги;
- non-stop доступ ко всем операциям с цифровой наличностью и со связанными с ней счетами;
- открытие счетов без письменного обращения в банк;
- интероперабельность софтверной наличности со смарт-картами;
- обеспечение (за счет использования мобильных компьютеров или смарт- карт) ее приема в точках физической торговли и кое-что еще.
Некоторые аналитики полагают, что успех ecash -- временное явление, и окончательная разработка стандартов безналичных розничных электронных платежей (таких, как SET) и выпуск ориентированных на них продуктов, работающих как в физических, так и в виртуальных средах, низведет место цифровой наличности до достаточно узкой ниши. Все, однако, зависит от того, станет ли приватность и анонимность фактором, влияющим на массовые рынки. Если это произойдет, ecash долго еще будет оставаться вне конкуренции.

Такое развитие событий кажется весьма вероятным: достаточно вспомнить, что, например, право на использование стойких криптографических средств из специальной темы, волнующей десяток-другой "параноиков" превратилось в требование массовых пользователей Интернет всего за несколько лет.



Содержание  Назад  Вперед