Добро и зло


Социальная обусловленность – ограничивающие убеждения – гипнотические программы – как воспитывают детей – деспотичные матери – Талмуд и евреи – техника перепросмотра
Итак, надо правильно проходить кризисы. Почему же это не у всех получается, несмотря на обильное количество советов? Почему многим не удается преодолеть либо привычные стереотипы поведения, либо стеснительность, либо беспокойство?

Откуда в нас эти иррациональные страхи? Что внутри разума заставляет поступать вопреки принятым решениям? Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. (Рим. 7:15).

Как будто мы действуем под влиянием каких-то поведенческих программ. А ведь это так и есть! Например, в психологии есть такое понятие как социальная обусловленность, то есть программа нашего поведения в обществе. Социальная обусловленность, будучи полезной с точки зрения приспособления к жизни в обществе, становится ограничивающей, когда человек желает выбраться из привычного круга жизни.

Миллионами цепких лапок удерживает она нас в колее стереотипных поступков и понятий.
У меня есть друг, который пытался в жизни играть человека успеха. Несмотря на то, что он жил впроголодь, он умудрялся в различных местах появляться с такими элементами престижа, как дорогие мобильные телефоны и солидные пластиковые карточки. На встречи он подъезжал на машинах и всем рассказывал о знакомствах с богатыми и известными людьми. Не забывал он также подчеркнуть и то, какая дорогая и модная у него одежда. Но успех к нему не шел.

Вместо этого он получил кличку Мастер понта, потому что любил всем рассказывать, что он мастер спорта. Вторая его кличка была Мастер отмазки. Дело в том, что когда дело доходило до конкретных поступков, которые требовали преодоления своего привычного поведения, преодоления своих страхов, стыда, других комплексов, он не в состоянии был их совершить и находил всевозможные оправдания, отмазывался.
Так поступаем все мы – отмазываемся, потому что программы сильнее нас. Но самая главная беда в том, что люди не хотят или не могут замечать, что действуют по программам. Во-первых, привычное поведение и мышление незаметны для их обладателя уже в силу своей привычности. Привычка свыше нам дана, замена счастию она. (А.С.

Пушкин). Во-вторых, наши социальные нормы становятся нашими убеждениями, а отрекаться от убеждений всегда сложно. Убеждение – это всего лишь мысленное отношение к чему-либо; мысль легка и эфемерна, чего не скажешь о результатах убеждений. Такие незаметные убеждения работают как гипнотические программы. Гипнотизеры любят показывать на сцене такой трюк.

Сначала аудиторию проверяют на внушаемость, затем из людей, поддающихся внушению, выбирают мужчину наиболее крупного размера, вводят в гипноз и задают ему программу, что он не сможет оторвать ногу от пола, когда его выведут из гипноза. После этого зрители наблюдают, как здоровенный детина со слезами на глазах смотрит на свою прилипшую к полу ногу и производит просто титанические усилия, чтобы сдвинуть ее с места. Все усилия оказываются бесплодными, и только после очередного внушения ему это удается. Так и мы прилагаем слишком много усилий и суетимся там, где достаточно сделать одно точное движение, но наши программы не дают нам этого сделать.

Преодоление подобных программ – не что иное, как дезомбирование. В Индии, где слонов издавна использовали в хозяйстве и на войне, есть такой способ приручения этих сильных животных. Слоненка привязывают веревкой к колышку, достаточно прочному, чтобы он не смог его вырвать. Постепенно слоненок привыкает к тому, что ему не под силу вырваться на свободу, и перестает делать такие попытки.

Слоненок растет, а веревку и колышек не меняют. Со временем слон становится достаточно сильным, чтобы разорвать веревку или выдернуть кол, но он уже не делает таких попыток, потому что запрограммирован многократным опытом на то, что преодолеть отведенный ему радиус он не в состоянии. Еще один опыт.

В большую ванну запустили голодных щук, а затем маленьких карасиков в стеклянных колбах с крошечными отверстиями. Щуки видели добычу и слышали запах, но все попытки съесть ее к успеху не приводили. Через некоторое время щуки перестали обращать внимания на карасиков.

В следующей серии опытов карасиков запустили уже без колбочек, но на этот раз они были в полной безопасности, так как щуки не считали их за возможную добычу. Такова сила ограничивающих убеждений. Пожизненный поведенческий условный рефлекс можно выработать не только на слонах, щуках и собачках Павлова, но и на людях, как существах биологических. Все наши ограничивающие убеждения основаны на программах, записанных, как правило, в детстве.

Все неудачники родом из детства. Мы до сих пор дети в теле взрослых. Наши родители передали нам свое описание мира вместе со своими ограничивающими убеждениями.
Еще один опыт с гипнозом. Человека вводят в транс и внушают: Когда вы проснетесь, то должны будете сделать следующее. Как только я дотронусь до своего галстука, вы снимете пиджак.

Как только я опущу руку, вы наденете пиджак. Вы не будете помнить того, что я вам только что сказал. После этого человека выводят из транса; естественно, он не помнит, что получил такое приказание. Затем гипнотизер трогает свой галстук. Человек может сделать замечание, что в комнате жарко и снять пиджак.

Гипнотизер опускает руку. Человек замечает, что вдруг стало холодно, и надевает пиджак. Гипнотизер опять трогает галстук. Человек может сказать, что этот пиджак был сшит у портного, и пуститься в длительные объяснения, зачем он его снимает, к примеру, посмотреть, хорошо ли застрочен шов на спине. Гипнотизер опускает руку, и человек сообщает, что он доволен работой портного и надевает пиджак.

Гипнотизер может трогать галстук снова и снова и каждый раз получать нужное действие от своего пациента. Тот так и не будет знать истинную причину, по которой он снимает пиджак, ему будет казаться, что те объяснения, которые он высказывает, и являются настоящей причиной его поведения. Этот опыт, взятый из книги Л.Рона Хаббарда Дианетика, показывает очень важное свойство подсознательных программ – рационализацию.

Это значит, что человек всегда найдет разумное и логическое объяснение своему поведению, не осознавая, чем оно обусловлено на самом деле. Разум обслуживает бессознательное.
Один суфийский учитель решил показать своим ученикам, каким образом ограничивающие убеждения незаметно командуют нашим разумом, а разум находит этому оправдание. Он пошел к реке и подождал до тех пор, пока к мосту не будет приближаться один из местных бедняков и неудачников. Учитель положил на середину моста мешочек с золотом.

Бедняк не заметил его и перешел мост. Тогда мудрец с учениками спросили его, что он видел на мосту.Когда я зашел на мост, – сказал этот человек, – мне пришла в голову мысль, смогу ли я перейти его с закрытыми глазами. И мне это удалось!
Второе важнейшее свойство неосознаваемых программ – вхождение в победную личность. В медицинской психиатрии есть понятие раздвоения личности, когда один человек в разные промежутки времени может вести себя как абсолютно различные люди. У него меняется голос, выражение лица, нюансы поведения, как будто в него вселяется другая личность. Меняются даже физиологические реакции, частота пульса и дыхания, и что удивительно, даже состав крови.

Причем, человек не помнит, что он де-69 лал, когда находился под влиянием другой субличности. В одном образе это может быть законопослушный семьянин, а в другом – жестокий преступник. Иногда встречаются мультиплеты – больные с множественными персональностями. В среднем каждый мультиплет обладает 8–13 персональностями, но бывают супермультиплеты с сотней и более субличностей. Почти все подобные больные были жертвами физических, эмоциональных и сексуальных из-девательств в возрасте до пяти лет.

Это выяснялось после того, когда их память была разблокирована с помощью психотерапевтического процесса.
Такое заболевание встречается достаточно редко, но мы можем провести аналогию со случаями, сплошь и рядом наблюдаемыми в жизни. Начальник накричал на подчиненного, тот не посмел ему ничего возразить и, придя домой, выместил все свое раздражение на жене и детях. Что произошло? В отношениях начальник-подчиненный начальник находится в победной личности.

Подчиненному же приходится вытеснять свои отрицательные эмоции, которые давят на него изнутри и находят выход только в той ситуации, когда появятся объекты, по отношению к которым он сам сможет занять победную позицию. Это и происходит в семье. Он, возможно, будет испытывать впоследствии чувство вины, но давление отрицательных эмоций сильнее его разума. Более того, они выключают его разум, работая как гипнотические программы. В более широком смысле этот закон, например, проявляется в том, что девочка, которая подавлялась властной матерью и не защищалась жалким отцом, сама находит жалкого мужа, чтобы занять по отношению к нему победную позицию и стать такой же властной матерью.

Психоаналитик С. Фанти описывал женщину, которая ненавидела свою мать и боялась быть на нее похожей, но с годами все больше и больше обнаруживала сходство с ней в поведении, в отношении к своему мужу и к своим детям.



Содержание  Назад  Вперед