Мудрый совет для женихов


Поэтому есть мудрый совет для женихов: Если хочешь узнать, какой станет твоя жена через десять 70 лет, понаблюдай за ее матерью. Я далек от мысли, чтобы иронизировать по этому поводу над женщинами. Наоборот, это достойно сожаления, и это показывает, что преодолеть программы, заложенные в детстве, очень непросто. Возможно, с моей стороны, грех отзываться плохо о самом родном человеке, но я считаю, что своей неудавшейся жизнью я обязана именно матери.
Навязчивая материнская опека довлела надо мной с детства. Мама решала за меня все! Сколько и когда мне есть, как одеваться, с кем дружить, каким предметам отдавать предпочтение. Заставили заниматься меня музыкой.

Хотя преподаватели в музыкальной школе признавали в один голос, что никаких способностей у меня нет, но мама упорно стояла на своем. Она мечтала о том, как я буду выступать на большой сцене, а она, сидя в первом ряду, будет гордиться мной и утирать слезы от счастья.
В результате получился средненький педагог, от которого не в восторге ни ученики, ни коллеги по работе. Однажды в жизни появился человек, в которого я влюбилась без памяти. Сережа был из простой семьи, работал в радиомастерской. У нас складывались прекрасные отношения, но, узнав, что дело доходит слишком далеко, мать тут же стала принимать меры.

Он плебей. Он тебе не пара. Такая девушка, как ты, достойна лучшего. В доме начались ссоры, я даже грозилась уйти из дома, но тогда мать сказала мне: Если ты это сделаешь, я наложу на себя руки.

И оставлю записку, что во всем виновата ты. Зная ее взрывной истеричный характер, я не сомневаюсь в ее словах.
Словом, с Сережей пришлось расстаться. Сейчас мне 36 лет. Мы так и живем вдвоем с матерью, две склочные грымзы, как называют нас соседи.

Живу серой, убогой жизнью. Теперь мать то и дело обзывает меня жирной коровой. Да я и сама стала на нее похожа: такая же нервная, подозрительная, презирающая всех и вся.

Иногда, когда я замечаю за собой такое же отношение к людям, как у моей матери, я думаю, что, если бы у меня были дети, я относилась к ним так же, как моя мать относилась ко мне. Неужели ничего нельзя изменить? Жанна. (Газета Моя семья).
Типичная история. За счет детей родители пытаются компенсировать чувство собственной неполноценности, но с годами обнаруживается, что только передают его детям. Два свойства подсознательных программ – рационализация запрограммированного поведения и вхождение в победную личность – обеспечивают передачу их от поколения к поколению.

Это можно рассматривать как механизм передачи родовой кармы, где грехи передаются детям, если родители их не отработают. А с точки зрения психоанализа, каждому следующему поколению неизменно передаются подсознательные программы родителей, дедов и всех предков, начиная от первородного греха Адама и Евы. Каждый человек есть переходное существо, которое каждым своим поступком либо отрабатывает психологические проблемы своих родителей, либо передает их своим детям. Причем надо понимать, что речь в данном случае идет о передаче подсознательных программ, которые у самих родителей закладывались еще в том возрасте, о котором у человека нет сознательных воспоминаний. Большинство людей не замечает, как это происходит, поэтому одна немецкая писательница назвала этот процесс тайным договором поколений.

Родители даже не подозревают, насколько авторитетны для ребенка в раннем возрасте их слова и поступки. Ребенок в своем суждении о мире не обладает критическим разумом, поэтому все, что ему говорят о мире, становится для него истиной, которую он принимает в систему своих убеждений и может пронести через всю жизнь. Но то, что кажется верным родителям, всю жизнь прожившим в нищете, скорее всего, будет очень сильно ограничивать того, кто хочет стать богатым. В детстве мы часто находимся в ситуации, когда чувствуем свое бессилие перед могущественными гигантами – родителями; поэтому в возрасте до трех лет такие, кажущие безобидными, методы воспитания, как контроль, регламентирование, критические замечания и одергивания, являются для ребенка очень значимыми. А принуждение, лишение самостоятельности, манипулирование с помощью чувства вины и стыда имеют далеко идущие последствия.

Кто из родителей не злоупотреблял своей властью в отношении ребенка?
Как часто дети слышат: Нельзя!, Не трогай!, Не ходи!. Это связано, несомненно, с безопасностью ребенка, но запреты из необходимого инструмента безопасности превращаются в инструмент манипулирования для более комфортного состояния родителей. Гораздо легче крикнуть Нельзя!, сидя в кресле, чем встать и помочь преодолеть ребенку опасное препятствие. Легче крикнуть Не трогай!, чем подойти и потратить усилия на знакомство ребенка с интересным для него предметом, например, ножницами. Психологи подсчитали, что в средней семье ребенок ежедневно получает 460 отрицательных, критических или ограничивающих замечаний, и только 75 положительных и одобряющих.

Вскоре у растущего человека вырабатывается рефлекс неуверенности в своих отношениях с окружающим миром.
Иногда запреты сопровождаются шлепками или словами: Ты плохой (плохая)!, Я больше с тобой не дружу!. А такие выражения, как Я больше не твоя мама!, Я тебя не люблю! или Если этого не сделаешь (или сделаешь) – я уйду!, можно считать садистскими. Для ребенка потеря мамы – это маленькая смерть, ее нелюбовь является сильной эмоциональной болью, а манипулирование с помощью страха боли – это угроза пытки.

Как это отражается на ребенке? Вырабатывается рефлекс беспокойства и чувства вины. Однажды я пошел к сыну в детский садик на новогодний утренник, где детишки читали для родителей стихотворение на английском языке. Им было всего по пять лет, некоторые сбивались или ошибались, и все взрослые воспринимали это как милое зрелище. Один мальчик, выйдя на сцену, тоже замешкался, а в это время его мама крикнула: Если ты сейчас не прочитаешь, я уйду!.

Видели бы вы, какой страх отразился на его лице! Естественно, в таком состоянии он не смог вспомнить ни одного слова, и его мама действительно ушла. Все остальное время, пока дети водили хороводы и пели песенки, его лицо напоминало восковую маску.

Он автоматически все делал вместе со всеми, но на самом деле отсутствовал. Он был практически без сознания. Для него это не просто эпизод, который забудется. Все запишется в бессознательном, и это состояние будет периодически возвращаться во взрослой жизни при наборе определенных рестимулирующих факторов. Страх отвержения, заложенный в человеке подобными эпизодами, приведет к тому, что во взрослой жизни он будет стремиться избегать ситуаций, в которых может быть отвергнутым.

Поэтому мужчина боится проявлять знаки внимания по отношению к женщине, менеджер боится предлагать товар покупателю, а отцы в некоторых семьях боятся иметь свое мнение. Робость служит в качестве защиты от опасности подвергнуть себя риску отвержения, так как это подсознательно ассоциируется с сильной эмоциональной болью. Особенно отражаются на становлении негативных программ любые виды отвержения в возрасте до полутора лет, когда еще сильна симбиотическая связь с матерью. Например, некоторые родители ошибочно полагают, что лучший способ отучить ребенка кричать по ночам, это не потакать ему. Раз покричит, другой покричит, а когда поймет, что кричать бесполезно, перестанет.

Но если так происходит, в психике ребенка остается записанным состояние брошенности, ненужности и неспособности управлять реальностью, которая в данный момент его жизни почти вся сосредоточена на родителях. Доказано, что капризность детей в более старшем возрасте происходит от чувства неудовлетворенности, которое пришло из младенчества. Чувство ненужности, одиночества, невротическая жажда любви в зрелом возрасте есть воспроизведение чувств, когда-то очень давно вытесненных в бессознательное. Потребность ребенка в близости не означает, что надо эту близость навязывать, ведь с полутора лет начинает биологи-чески проявляться потребность в расширении жизненного пространства, и здесь надо разумно поддерживать одновременное стремление ребенка к близости и свободе. Большое влияние на становление психики имеет правильное приучение к чистоплотности.

Ребенку нужно объяснять, чего от него хотят, но родителям следует понимать, что овладение контролем за отправлением естественных надобностей требует времени. Поэтому излишняя требовательность и торопливость, давление с помощью угроз и наказаний, критика и пристыжение создают у ребенка только чувство собственной несостоятельности, глубокое неверие в свои силы и раскаяние за свою органическую, существующую как данность, неспособность удовлетворить самых близких людей на земле. Это ощущение проецируется на состояние уже взрослого человека и оценивание им своих возможностей в жизни.
Необходимо сказать и о методах подавления детской агрессивности. Агрессивность является одним из важнейших инструментов биологической эволюции и заложена в каждом существе. У агрессивности несколько функций, среди них и защитная.

Она же обеспечивает и способность к конкуренции и выживанию и может быть созидающей целенаправленной силой.



Содержание  Назад  Вперед