Портрет рассеяного профессора


Имя великого шотландца Адама Смита равно чтится всеми современными учеными-экономистами, сколь бы различных точек зрения они не придерживались. Наряду с именами Карла Маркса и Джона Мейнарда Кейнса, имя этого выдающегося человека вызывает повышение кровяного давления у любого, кто имеет хоть какое либо отношение к экономической науке, так как именно к трудам этих трех великих экономистов обращаются за тем, чтобы понять основные цели экономики как науки.
А путь Смита к такой славе, тем временем, был непростым.
Он был единственным ребенком в небогатой семье таможенного чиновника, который скончался всего лишь за несколько месяцев до рождения своего сына. Воспитанный матерью, которая посвятила ему всю свою жизнь, Адам в 14 лет поступил в университет Глазго, степенно начав свою дорогу к постижению мира.
Он довольно рано начал подавать большие надежды и в 16 лет получил стипендию для поступления в Оксфорд. Но Оксфорд в те времена не был центром обучения, как является теперь. Систематического преподавания там не было, или почти не было, студентам предоставлялась возможность самообучения, только бы они не читали опасных книг.

Смита однажды чуть не исключили за то, что у него было сочинение Дэвида Юма «Трактат о человеческой природе», которое теперь считается одним из шедевров 18-столетия.
Упорно набирая знания и одолевая вечно мучившие его болезни, этот молодой человек постепенно стал одним из образованнейших людей своего времени. Признанием этого стало назначение его профессором философии этики Университета в Глазго, после того, как он вернулся из Оксфорда в родную Шотландию. Остались записи его лекций, в которых он говорит об юриспруденции, военной организации, налогообложении и «полиции» - последнее слово означает управление внутренними делами, которое мы бы назвали «экономической политикой».

Считается также, что именно подготовка лекций для студентов этого университета и стала толчком к формулировке Адамом Смитом его представлений о проблемах экономики. Поработав руководителем на кафедре нравственной философии, Смит заслуженно занимает должность ректора Университета Глазго.
В 1759 году Адам Смит опубликовал «Теорию моральных чувств», очень интересное исследование в области морали и психологии. Книга обратила на себя внимание и принесла Смиту знакомство с лордом Таунсендом, будущим канцлером Эксчекера, ответственным за знаменитый «чайный налог», вызвавший американскую революцию. Таунсенд пригласил Смита в воспитатели к своему пасынку, и Смит, отказавшись от профессорского места, поехал в путешествие со своим воспитанником.

Во Франции он встречался с Вольтером, Руссо и с Франсуа Кенэ, блистательным врачом, которому принадлежит идея физиократии - первая попытка объяснения того, как работает экономическая система. Смит хотел посвятить ему «Исследование о природе и причинах богатства народов»(иначе «Богатство народов»), но Кенэ к этому времени умер.
В 1766 году Смит возвратился в Шотландию, где и прожил остаток своей жизни профессором в отставке. Тогда-то и была тщательно и медленно, написана его книга «Богатство народов». Смит послал экземпляр Юму, который стал его близким другом. Юм отвечал: «Здорово! Красота!

Дорогой мистер Смит, Ваше произведение доставило мне большое удовольствие». Юм понял, как и все остальные, прочитавшие книгу, что Смит создал произведение, которое навсегда изменит представление общества о самом себе.
«Богатство народов»

Адам Смит - это преподобный патрон нашей науки. Интеллект его возвышается над всеми его современниками, как башня. В историю экономической мысли он прочно и навсегда вошел своей книгой, о которой все слышали, но почти никто не читал,- «Богатство народов»,- стоящая ему девяти лет отшельничества и опубликованная в тот же год, что и Декларация Независимости США - 1776.

По зрелом размышлении трудно сказать, который из этих документов имеет большее историческое значение. Декларация звучала, как призыв к созданию общества, основанного на «жизни, свободе и стремлении к счастью». «Богатство народов» объясняло, как именно такое общество должно работать. И ведь именно эта книга принесла Смиту славу «отца экономической науки».

Еще задолго до написания книги своей жизни Смит просто и четко сформулировал ее главную идею: «Для того, чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужен лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении; все остальное сделает естественный ход вещей». ( Господи! Как же это актуально для нашей сегодняшней жизни!)
Смит начинает свое повествование в «Богатстве народов» с поразительного вопроса. Все участники рынка, как мы знаем, подгоняемы стремлением «сделать деньги» для себя - «улучшить свое положение», как выражается Смит. Напрашивается вопрос: каким образом рыночное общество не развязывает руки заинтересованным только в себе, жадным только до наживы людям грабить своих сограждан?

Как на такой опасной антисоциальной основе, как стремление улучшить лишь собственное положение, может выработаться нормальное социальное устройство?
Ответ вводит нас в самый центральный механизм рыночной системы - в механизм конкуренции. Каждому, помышляющему лишь об улучшении своего положения, а вовсе не о других людях, противостоит на рынке толпа людей с такой же мотивацией. В результате каждое действующее лицо на сцене рынка вынужденно принять цены, предложенные конкурентами.
При такой конкуренции, говорит Смит, производитель, который попытается запросить больше, чем другие аналогичные производители, не сможет найти покупателя. Не сумеет найти работы тот, кто запрашивает больше установленной на рынке труда платы. А хозяин, которому хотелось бы заплатить меньше, чем его конкуренты, не сможет найти работников. Таким образом, рыночный механизм дисциплинирует участников: покупатели сами набавляют цену, конкурируя с другими покупателями, и поэтому не могут объединиться против продавцов.

Продавцы должны соперничать с другими продавцами и поэтому не могут навязать покупателям свою волю.
Но у рынка есть еще одна важная функция. Смит показывает, как рынок выдает товары, которые хочет получить общество, и в том количестве, которого жаждет общество, без того, чтобы кто-нибудь отдавал какие бы то ни было приказания. Допустим, потребитель хочет больше горшков и меньше сковородок, чем было предложено. Публика раскупит горшки, и в результате их цена поднимется.

Напротив, сковородный бизнес будет выглядеть уныло: так как сковородники постараются отделаться от своей продукции, цены на «бедные» сковородки упадут.
Дальше вступают в действие восстановленные силы. Поднимаются цены на горшки - поднимаются и прибыли горшечного бизнеса; падают в цене сковородки, падают и прибыли. И снова начинает работать стремление к «улучшению». Предприниматель в процветающем горшечном бизнесе начнет расширять производство, наймет больше рабочих, больше помещений, больше капитального оборудования, словом - начнет приобретать факторы производства.

Владельцы же злосчастного сковородного бизнеса будут сокращать факторы производства: увольнять рабочих, отдавать земельные участки, сокращать капиталовложения.
Таким образом, производство горшков увеличится, а сковородок сократится, чего и хотела публика. Давление рынка словно бы Невидимой Рукой (пользуясь великолепным выражением Смита) направляет эгоистические действия людей на общественно полезную тропу. Так система конкуренции переводит эгоистическое поведение к общественно полезному результату.

Невидимая Рука - эти слова характеризуют весь процесс - удерживает общество на верном пути, обеспечивая его производством нужных обществу товаров и услуг.
Эта иллюстрация Смита интересна и сегодня. Многие экономисты заняты тщательным изучением того, как работает Невидимая Рука. Не то, чтобы она работала всегда: есть в экономике области, где Невидимая Рука вовсе не использует своего влияния.

В каждой рыночной системе, например, продолжает играть свою роль традиция, использующая и нерыночные способы вознаграждения - например, чаевые. И в бизнесах продолжает существовать командная система, да и государственная власть себя проявляет, - например в налогообложении. Кроме того, рыночная система не в силах предоставить обществу того, что не может быть закуплено в частном порядке, национальную оборону или закон и порядок.

Смит это знал и подтвердил, что эти услуги должны предоставляться государством. Кроме того, рынок не всегда отвечает этическим и эстетическим критериям общества, или же поставляет товары, выгодные для производства, но вредные для потребления. Итак, отдадим должное глубочайшей проницательности Смита, показавшего своему поколению и всем последующим, что рыночная система - могучая сила, обеспечивающая регулярное снабжение общества всем необходимым.
Он показал также, что эта система саморегулируется. Прекраснейшее следствие существования рынка в том, что он сам себе сторож. Если чьи-нибудь цены, заработные платы или прибыли выходят за установленные для всех пределы, сила конкуренции их оттеснит.

Существует забавный парадокс. Рынок, высшая точка экономической свободы, является и строжайшим экономическим надсмотрщиком. К королю всегда можно обратиться с апелляцией - к рынку же апеллировать невозможно.

Интересные статьи



Содержание  Назад  Вперед