Неявные знания в области военного руководства


являются специфическими в рамках уровня взвода. Также и знания об управлении отмечались на этом уровне чаще, чем батальона и роты, что, вероятно, отражает ту стрессовую ситуацию, которую вызывает обеспечение условий и приобретение авторитета у более опытных солдат.
Неявные знания командиров рот отражают больше властных полномочий и свободы действий, связанных с их положением. На этом уровне наблюдалось появление неявных знаний об управлении и контроле над другими. В свою очередь, знание о приобретении доверия было не настолько важным. Роль командира роты требует также учитывать нужды подчиненных и одновременную координацию действий с вышестоящими органами.

Очевидно, что отличие знаний такого уровняо сотрудничестве с другими и о несоглашении с приказом предполагают и знания о потребностях подчиненных.
Наконец, неявные знания командиров батальонов отражают их заслуживающий внимания опыт и авторитет. Они занимаются решением более обширных вопросов. Мы обнаружили, что неявные знания о сохранении организации и управлении изменениями в ней специфичны именно для командующих батальонами. Кроме того, было обнаружено, что знания коммуникативного рода отличаются от таких же, демонстрируемых на низших уровнях.

В частности, командиры батальонов научились применять в своих целях опосредованные методы и системы взаимосвязи, которые служат сообщению миссии и ценностей организации. Наконец, знания о том, как следует поступать с теми, кто плохо справляется с заданиями, свойственны также именно командирам батальонов, что обусловливается, вероятно, большими властными полномочиями и той свободой действий, которыми они обладают при решении кадровых вопросов.
Неявные знания и общие модели руководства. Многие из указанных нами категорий неявных знаний пересекаются с категориями, описанными другими исследователями данного феномена (Bass Avolio, 1993; Yukl, 1998). Хотя ни одна из существующих структур не обращена к неявным знаниям о руководстве как таковом, природа последних, связанная с действием, позволяет сравнивать категории неявных знаний с видами поведения, которые идентифицированы другими исследователями.

Мы сфокусируем внимание на системе Юкла, касающейся практики управления (Yukl, 1998), и модели, определенной совместными усилиями Юкла, Уолла и Лепсингера (Yukl, Wall Lepsinger, 1990), а также обратимся к направлениям, перекликающимся с нашими открытиями (Bass Avolio, 1990, 1993).
Большая часть из 14 типов поведения руководителей (практики управления), определенных Юклом (Yukl, 1998), представлена в идентифицированных нами категориях неявных знаний. Например, в категорию Управление и контроль над подчиненными входят планирование и организация деятельности, даже если описание Юкла включает задания, рассматриваемые нами как более характеризующие менеджеров (например, распределение ресурсов). Неявные знания о развитии подчиненных и заботе о солдатах близки практике управления, связанной с развитием и поддержкой.

Другие виды практики менеджеров сочетаются с какой-либо одной категорией неявных знаний. Мотивирование подчиненных, например, с практикой мотивации, вознаграждения и признания, а Коммуникация
с практикой четкого распределения ролей и целей, информирования, мониторинга и консультирования.
Юкл (Yukl, 1998) предположил, что относительная важность каждого из видов менеджерской практики может варьироваться в случае с разными типами менеджеров или руководителей. Выше отмечалось, что неявные знания о руководстве, выявленные на разных уровнях, нетождественны. Некоторые из установленных отличий были наиболее заметны при продвижении от уровня роты к уровню командования батальоном. Специфичные неявные знания командиров батальонов предполагают такие виды поведения, как умение наблюдать, помощь подчиненным в определении их сильных и слабых сторон, привлечение подчиненных как действующей силы изменений, выказывание заботы о благополучии солдат.

Такие виды поведения схожи с теми, что Басе и Эйволио (Bass Avolio, 1993) идентифицировали как характерные для трансформированных руководителей. Иными словами, поведение, демонстрирующее подчеркнуто индивидуальное мнение, вдохновляющее подчиненных на действия, побуждающее последователей критически мыслить и приобретать ясный взгляд, репрезентирует неявные знания о сфере руководства, относящиеся к высшему уровню командования.

Наконец, три категории неявных знаний прямо не представлены ни в структуре Юкла (Yukl, 1998), ни в структуре Басса и Эйволио (Bass Avolio, 1993). Первая из них управление собой. Она связана с поведением, которое соответствует теории управления собой и руководства собой (Manz Sims, 1980; Markham Markham, 1995), а именно: установкой целей и инициативой для их выполнения, приведением в порядок мыслей и эмоций, обеспечением собственной поддержки. Две другие завоевание авторитета и установление доверия.

Вопрос о кредите доверия рассматривается в подходах к изучению руководства, сфокусированных на том, как руководители приобретают влияние на своих последователей, иными словами, как они получают соответствующие полномочия. Рост знаний и приобретение умений являются источником полномочий эксперта, в то время как демонстрация уважения источник полномочий референта (French Raven, 1959). Доверие также рассматривается как источник полномочий и входит в теорию трансформированного руководства (Bass Avolio, 1993).

Однако установление доверия не выступает как главный компонент в любом существующем подходе к пониманию руководства. Приобретение кредита доверия и установление доверия в качестве отдельных неявных знаний указывают на то, что они представляют интерес скорее для военных, нежели гражданских руководителей.
Итак, мы выявили существенное пересечение определенных нами категорий неявных знаний и видов поведения, характеризующих, по мнению других исследователей, большинство руководителей. Однако некоторые категории, указанные в нашем исследовании военачальников, более рельефны, а другие относятся не ко всем уровням руководства. Можно получить и общие категории поведения руководителей в различных условиях; хотя относительная важность и проявление их зависит от специфики ситуации, в которой они реализуются.

Эти открытия подтверждают нашу точку зрения, что роль неявных знаний в военном руководстве должна исследоваться отдельно применительно к каждому организационному уровню.
72



Содержание  Назад  Вперед