Неявные знания и опыт


здесь, осознания успеха в применении неявных знаний, на измерении пользы для каждого участника от приобретения неявных знаний и измерении оцениваемой близости колледжа к идеальному представлению участника об учебном заведении.
Два этих индекса незначительно коррелировали между собой (-0,09). Индивидуальные образцы неявных знаний по-разному соотносились с академическим индексом и индексом приспособленности. Первый коррелировал с осознанием важности сохранить высокий уровень GPA (0,42); с чтением сверх установленной нормы и выполнением работы, не заданной в обязательном порядке (0,27), а также с отрицанием таких позиций, как посещение занятий факультативно раз в неделю (0,23), просмотр требуемого материала утром перед занятиями (0,37), приготовление краткого тезисного плана для учебной дискуссии (0,31), отказ помочь в выполнении заданий друзьям (0,34), постоянство поведения в разных ситуациях (0,25) и, наконец, такими, как неприятие давления и стресса как части жизни (0,30), неумение постоять за себя (0,34) и нерегулярные занятия спортом (0,45).
Пункты, значимо коррелирующие с индексом приспособленности, базировались на убеждении, что профессора ценят ясный, последовательный стиль работ, хорошую организацию мыслей и представлений, творческие или необычные идеи (0,38); убеждении, что профессора ценят работы, содержащие иные взгляды и материалы (0,27); убеждении, что подчас важно сразу взять на себя большую ответственность (0,31). Эти пункты предполагали также значимость следующих позиций: поиск совета у нескольких преподавателей факультета, а не только у своих профессоров (0,31); выбор занятий, позволяющих отсутствовать время от времени (0,36); позитивный настрой и видение "красок жизни" (0,42); не быть запуганным (0,33), быть гибким (0,27); быть уверенным в себе и независимым (0,37); не волноваться по пустякам, не подвергаться деструктивному воздействию (0,31); знать, как сделать себя счастливым (0,32); не разрешать мелким неприятностям влиять на долгосрочные цели (0,29).
Уильяме и Стернберг на основе подмножества образцов, составивших перечень неявных знаний, вывели прогнозы академического индекса и индекса приспособленности. Четыре раздела (не готовить краткий тезисный план для дискуссии; сохранение высокого уровня GPA; не помогать друзьям с заданиями; не играть в спортивной команде или в спортивные игры) прогнозировали академический индекс с общим К2 = 0,43. Шесть разделов (например, убеждения, что профессора ценят ясный, последовательный стиль работ; быть уверенным в себе и независимым; поиск совета у других преподавателей; выбор занятий, которые позволяют отсутствовать время от времени) прогнозировали индекс приспособленности с общим R2 = 0,63.

Это исследование показало, что неявные знания важны как в рамках профессиональной деятельности, так и обучения.
Выводы, полученные в границах программы исследования неявных знаний
Мы рассматриваем открытия в сфере неявных знаний, сконцентрировав внимание на четырех главных вопросах: о взаимосвязи этих знаний с опытом, с генераль-
Выводы, полученные в границах программы исследования неявных знаний
ным интеллектом; об их общем конструкте; о соотносимости их с исполняемой деятельностью, направленной на достижение успеха.
Неявные знания и опыт
В большинстве исследований, указанных нами, была выявлена связь неявных знаний с опытом, при этом учитывалось либо специфика группы (эксперт или новичок), либо сколько лет индивид занимает свою должность. Стернберг и его коллеги показали, что индивиды, обладающие меньшим опытом в конкретной области деятельности, имеют меньшие баллы в рамках подсчетов, выявляющих неявные знания (Wagner, 1987; Wagner Sternberg, 1985; Sternberg et al., 1993). Вагнер и Стернберг (Wagner Sternberg, 1985), например, дифференцировали группы бизнес-менеджеров, аспирантов, изучавших бизнес, и студентов, оценив реакции на 39 разделов неявных знаний, предложенных в тесте для менеджеров. Проверка с применением биномных исчислений, уточняющая вероятность таких различий, дала в результате р 0,001. Сравнимые результаты были получены со студентами, аспирантами-психологами и преподавателями психологии Йельско-го университета, когда в исследованиях с ними использовали тест на неявные знания для университетских психологов.

Кроме того, Вагнер (Wagner, 1987) отметил, что самые высокие баллы в рамках тестов на неявные знания получили бизнес-менеджеры, затем следовали аспиранты, изучающие бизнес, потом студенты, что сопоставимо с результатами, полученными в исследовании с профессорами психологии, аспирантами и студентами, изучающими психологию. Вагнер и др. (Wagner et al., 1994), кроме того, обнаружили, что подсчеты по аналогичному тесту для продавцов показательно коррелировали с продолжительностью участия в продажах.
Уильяме и Стернберг (Williams Sternberg, in press), однако, не выявили значимых корреляций между баллами по разделам неявных знаний и измерениями, основанными на опыте, например, возрастом, годами менеджерского опыта и числом лет, проведенных на занимаемой должности, но выяснили, что важность специфических частей неявных знаний варьируется в зависимости от уровня, занимаемого в организации. Их открытие ведет к мысли о том, что менеджер добивается успеха не только на основе накопленного опыта, но и благодаря извлеченным из него урокам.
Неявные знания и генеральный интеллект
Предлагая новый подход к измерению интеллекта, важно уточнить, что повторное введение концепта g, или так называемой генеральной способности, измеряемой традиционными тестами на интеллект, не случайно. Мы не оспариваем значимость общей когнитивной способности для достижения успеха. Шмидт и Хан-тер (Schmidt Hunter, 1998) отметили, что g прогнозирует деятельность во множестве областей.

Наша цель показать, что тесты на неявные знания измеряют нечто иное, чем g. Во всех перечисленных выше исследованиях, традиционно измеряющих когнитивную способность индивидов, подсчеты в рамках тестов на неявные знания коррелировали с g незначительно.



Содержание  Назад  Вперед