Контекстуальный подход


Контекстуальный подход. Хотя когнитивные подходы позволяют понять связь между умственными процессами и человеческими способностями, многие ученые утверждают, что они слишком ограничены и не могут измерить глубину интеллекта. Контекстуальные подходы базируются на идее сложности создания.

Учитывая положения имплицитных теорий интеллекта, сторонники контекстуальных подходов считают, что интеллект невозможно понять вне культурного контекста.
Крайняя позиция радикальный культурный релятивизм (Berry, 1974). Этот взгляд отражает предположение о существовании психологических универсалий в культурных системах. Согласно этой точке зрения, интеллект нужно исследовать отдельно, в пределах каждой культуры той системы, в которой создавалось его значение, и не применять стандартизированные тесты равно для всех культур без различения.
Приверженцы же более широкого взгляда признают и сходства, и отличия в представлениях об интеллекте. В книге Laboratory of Comparative Human Cognitive (1982) предлагается теория обусловленного компаративизма, в рамках которой сравнения культур возможны, если задачи для представителей различных культур оказываются равнозначными. Например, Лурия (Luria, 1976), озадачив русских крестьян вопросом "Из Шакимардана до Вуадила три часа ходьбы, а до Ферганы шесть часов.

Сколько времени займет поход из Вуадила до Ферганы?", получил в ответ: "Вы не правы... это далеко, и вы не дойдете туда за три часа". Простая подмена названий не делает новую задачу равноценной предыдущей. Проведенные в том же ключе перекрестные культурные исследования памяти (Wagner, 1978) показали, что успешное исполнение заданий на память зависит от того, насколько человек знаком с предметом.

Люди добиваются наибольшего успеха, если имеют дело со знакомым содержанием, так что различие набранных двумя разными культурными группами баллов зависит и от того, какой материал используется при тестировании.
Контекстуальный подход критиковали за неясность понятия контекст. Берри и Ирвин (Berry Irvine, 1986) предложили его четырехуровневую модель. Высший уровень экологический контекст (естественная культурная среда обитания, в которой живет человек). Второй уровень эмпирический (модель повторяющегося опыта), обеспечивающий условия обучения. Третий уровень контекст исполнения, определенный набор условий окружающей среды, которые являются причиной того или иного поведения в конкретных границах пространства и времени.

И самый низший уровень экспериментальный, определяющий контекст, в котором будет проводиться исследование или тестирование.
Любой из этих уровней может влиять на исход задания, в том числе и тестов на интеллект. Сеси и Бронфенбреннер (Ceci Bronfenbrenner, 1985), например, обнаружили, что у детей модель исполнения заданий с оценкой времени варьируется в зависимости от того, где проводятся исследования в лаборатории или домашних условиях. Ученые пришли к выводу, что данные, полученные в лаборатории, необязательно повторяются в домашних условиях, и наоборот. Другие исследователи обнаружили, что выполнение обычного тестирования способностей, проводимое в школьных условиях (например, тесты на 7()или арифметиче-
ские) плохо коррелирует с исполнением повседневных практических задач, например скачками на лошадях (Ceci Liker, 1986), посещением бакалейного магазина (Lave, 1988), покупками на рынке (Nunes, Schliemann, Carraher, 1993). Мы оценим это исследование в третьей главе. Стернберг и Вагнер (Sternberg Wagner, 1986) пришли к подобным заключениям, проанализировав тестирование руководителей бизнеса, продавцов и профессоров колледжей, о чем рассказывается в восьмой главе.
Контекстуальные подходы ясно показывают, насколько важен для исследования интеллекта учет контекста. Обусловленные им различия проявляются на разных уровнях от общекультурных до специфических условий выполнения задач. При оценке интеллекта необходимо понимать потенциальные различия, которые влияют на различие баллов, полученных тестируемыми группами или же индивидами в различных условиях. Однако учет одного лишь контекстуального влияния не помогает ответить на все наши вопросы об интеллекте.

В идеале нужно принимать во внимание и познание, и контекст. Разработка более интегрированного подхода к изучению интеллекта цель системных теорий.
Системный подход. Теоретики такого рода смотрят на интеллект как на сложную систему. Они объединяют элементы разных подходов, которые мы рассмотрели выше.

Два таких примера это теория Гарднера (Gardner, 1983,1993,1999) о сложном множественном интеллекте и трехкомпонентная теория Стернберга (Sternberg, 1985a, 1997а, 1998с, in press) об интеллекте как умении добиваться поставленной цели.
Гарднер (Gardner, 1983) предположил, что интеллект не однородное создание, а некое сосуществование отдельных и независимых интеллектов. В его теории множества интеллектов изначально насчитывает их семь. Первый, лингвистический, связан с чтением и письмом, слушанием и говорением.

Второй, логико-математический, с числовыми вычислениями, извлечением корней, решением логических головоломок и научным мышлением. Третий, пространственный, активизирован в морской навигации, в пилотировании самолетов или при вождении машины. Четвертый, музыкальный, в пении, игре на музыкальных инструментах, дирижировании оркестром, сочинении музыки, и, до некоторой степени, при ее понимании. Пятый, телесно-кинестетический, означает способность использовать собственное тело при выполнении различных физических действий или в спорте.

Шестой, межличностный, актуализируется в понимании действий других людей и воздействии на них. Наконец, седьмой, личностный, заключается в способности понимать себя: знать, как возникает какое-либо мнение, понимать свой диапазон эмоций, иметь представление о том, почему действие было именно таким, и вести себя наиболее адекватным своим потребностям, целям и способностям образом. Совсем недавно Гарднер (Gardner, 1998) выделил еще один вид интеллекта натуралистический, который представляет собой способность различать модели в природе.

Ученый также отметил типы экзистенциального и духовного интеллекта. Эмпирических подтверждений гипотезы Гарднера не существует со времени ее появления, и потому статус ее как научной теории до сих пор весьма неопределенный.
Стернберг (Sternberg, 1997a) утверждает, что традиционные концепции интеллекта ограничены узкими рамками и охватывают лишь незначительную часть



Содержание  Назад  Вперед