Жизнь ужасна


В которой жизнь ужасна
В детстве я мечтал, что стану богатым.
Я смотрел телешоу и читал журналы о жизни богатых людей и глотал слюнки. Красивые картинки разжигали мечты о богатстве.
И вот в 22 года, несмотря на все усилия и годы учебы в университете, я оказался по уши в долгах, работал на полставки кассиром в супермаркете и получал около 5 долларов в час.
Я был банкротом, мой долг составлял 160 тысяч долларов, и я не мог даже указывать своего адреса, чтобы кредиторы случайно не натолкнулись на меня. Поэтому мне пришлось жить в доме, предназначенном на снос.
Во время дождя вода через крышу просачивалась внутрь и капала на кровать. Горячей воды в доме не было. Вместе с другими обитателями мы кипятили воду на газу и заливали ее в летний душ, когда хотели помыться.
Три недели я питался одними только просроченными рыбными консервами, потому что они стоили на семьдесят процентов дешевле свежих.
Возможно, по сравнению с кем-то моя жизнь была не настолько плоха. Но я в то время чувствовал, что попал в западню.
Провал следовал за провалом в моей жизни, перспектив на улучшение не просматривалось. Бывало, я даже не мог позволить себе сесть на автобус, чтобы навестить подружку, а зарплату за две недели я проедал задолго до того, как проходили эти две недели.
По неизвестной мне причине есть люди, которые обращаются с кассирами так, что иногда я просыпался утром в слезах и с трудом мог заставить себя вылезти из постели и пойти на работу настолько мне было тяжело.
В конце концов, я скопил денег, чтобы купить себе автомобильчик Это был «Лейланд Марина», выкрашенный в белый цвет масляной краской (местами сквозь белый цвет проглядывали пятна желто-коричневой краски «цвета детской неожиданности»). Салон его был обит виниловой кожей красного цвета. Он стоил мне 400 долларов, включая годовую регистрацию.

Из его четырех цилиндров три больше не работали, и он сжигал столько бензина, что мы с подружкой прозвали его «Саддам», потому что для его эксплуатации нам нужны были все нефтяные запасы Кувейта.
Бензин вытекал из его мотора так обильно, что мы пристроили под днищем проволочную корзинку с жестяным противнем, чтобы собирать в него бензин. Когда вспыхивала лампочка, сигналившая о том, что бак пустой, мы просто останавливались, вытаскивали противень, выливали бензин через воронку обратно в бак и продолжали путь. «Саддам» перегревался, мотор у него постоянно глох, а, кроме того, он не любил дождь. И все-таки он нас возил.
Иногда я убегал из своих трущоб и оставался на ночь у подружки. Однажды зимой, в холодное сырое утро, она разбудила меня и сказала, что опаздывает на поезд, не мог бы я отвезти ее на работу? Полагаться на «Саддама» всегда было рискованно, а затевать столь опасное путешествие по такой погоде чистое безумие.

Но, принимая во внимание, что моя подружка всегда была такой славной, я подумал, что следует оказать ей некоторую помощь.
Времени одеваться не было, поэтому я просто набросил пальто на пижаму и бросился к машине.
Все шло хорошо, пока мы не добрались до «холма-убийцы». На его вершине располагалась цепь светофоров. По какой-то причине «Саддам» глох, если ему приходилось останавливаться на светофоре вверх или вниз по холму.

Когда движение было не слишком сильным, это не составляло проблемы, просто даешь машине скатиться вниз передом или задом, лупишь по сцеплению и едешь дальше, но, когда вокруг полно машин, приходится надеяться только на то, что проскочишь на зеленый свет.
Я тогда как раз начал читать книжки про позитивное мышление и пришел к выводу, что, если все время буду позитивным, то смогу влиять на такие вещи, как светофор. Поэтому со всей серьезностью и сосредоточенностью мы с подружкой кричали: «Зеленый! Зеленый!

Зеленый!» все время, пока поднимались на холм.
Сердце у меня упало, когда зажегся желтый, но еще можно было проскочить...
Машина перед нами остановилась, ну и мы тоже.
И «Саддам» заглох, выпустив клубы дыма и пара, чтобы уже никогда больше не завестись снова.

Моя подружка сделала единственную умную вещь, которая ей оставалась, выскочила из машины и убежала, оставив меня получать сыпавшиеся на мою голову проклятия всех тех, кому я перегородил дорогу на работу в час пик
Никто не пришел мне на помощь.
Я был сыт по горло. Взобравшись на крышу автомобиля, я устроился там и делал «козу» каждому, кто смотрел на меня. Вскоре я промок до нитки, поскольку на мне были только пальто и пижама.

Когда приехали полицейские, они принялись терпеливо и ласково уговаривать меня спуститься, поскольку думали, что я спятил, в определенном смысле, так оно и было.
Я дошел до точки.
В тот момент я до того презирал себя, до того злился, что позволил себе дойти до такой жизни, был до того несчастен, что просто не мог больше все это выносить.
Именно в тот момент я и поклялся, что никогда в жизни не дам себе еще раз опуститься до такого. Поклялся, что однажды стану мультимиллионером. Я отметил этот день в календаре, как первый день моей жизни.
Мог ли я подумать, что первый миллион последует так скоро?
Урок
Вы сами держите судьбу в своих руках."



Содержание  Назад  Вперед