Выходные каналы клиента


Редко когда клиент осознает эти сложные способы, которыми Эриксон следует за ним. Этот недостаток осознавания для части клиентов, похоже, является существенным ингредиентом в быстрой и эффективной трансовой индукции.

Результатом этого сложного типа следования является полная петля биологической обратной связи для клиента. Входным каналам клиента и соответствующему опыту, который он имеет от своего тела, и его аудиальному входу соответствуют выходные - телесные и речевые каналы Эриксона;

выходные каналы клиента ***
входные каналы Эриксона
входные каналы
клиента ***
выходные каналы Эриксона

Мы будем обращаться с этим сложным типом следования на протяжении второго тома паттернов, а здесь мы сфокусируемся на вербальных измерениях работы Эриксона.
Этот первый тип следования включает способность гипнотизера вербально подстроиться к текущему опыту клиента. Это включает как очевидное, например:
...когда вы сидите здесь, слушая звук моего голоса...
так и менее очевидные типы следования к наблюдаемому поведению. Например, в следующем обсуждении левитации руки с Джеем Хэйли (X) и Джоном Виклендом (В):
В.: ...Я неуверен, принимали ли вы отсутствие ответа за ответ или был крошечный ответ, и вы сказали: “Она поднимается”. Вы много pat говорили это, когда я не мог заметить, происходит ли что-нибудь или нет.
X.: Была одна вещь. которая происходила. Положите вашу руку на ваше бедро, глубоко вдохните. Что случилось с вашей рукой?

В.: Она поднимается!
Э.: Во время вашего вдыхания. И у них нет возможности отрицать это...

Дальше я акцентировал это, говоря на каждом вдохе “поднимается”.
Эриксон дает обсуждаемые здесь инструкции о том, чтобы рука клиента поднималась. Он делает это во время вдоха клиента. Если ваши руки находятся на ваших бедрах и вы вдыхаете, то ваши руки поднимаются. Его инструкции вербально соответствуют тому, что он знает, каким будет переживание клиента.

Это другой пример следования.
В следовании за текущим переживанием клиента цель гипнотизера состоит в том, чтобы начать вести это переживание клиента. Другими словами, как только клиент принял (обычно бессознательно) описания гипнотизера как точный отчет о его текущем опыте, эта линия между описанием гипнотизера актуального поведения клиента и того, что клиент будет испытывать потом, становиться затуманенной, расплывчатой. Обычно Эриксон делает серию предложений следования, которые клиент может проверить и связывает их с предложением, которое является описанием того поведения, которое он желает получить от клиента.

Сила этих связей может варьировать. Наиболее слабое связывание - это ПРОСТЫЕ СВЯЗКИ - использования союза и. как, например*:
... вы сидите здесь, прислушиваетесь к звуку моего голоса и
расслабляетесь все больше и больше...
Несколько более сильная связь, которую мы называем НЕЯВНЫМ КАУЗАТИВОМ, показана в предложении:
...когда вы сидите здесь, слушая звук моего голоса, вы становитесь расслабленным все больше и больше...
Наиболее сильная форма соединения происходит с тем, что мы называем ПРИЧИННО - СЛЕДСТВЕННОЙ СВЯЗЬЮ (семантическая неправильность), см. “ Структуру Магии”-1, главы 3 и 4.
...То, что вы сидите здесь, слушая звук моего голоса, заставляет вас расслабляться больше и больше...
Важная черта этого типа следования не в том, является ли логика этих следований валидной, но просто а том, организуют ли они успешную связь между текущим поведением клиента и тем, что клиент испытывает лотом. Использование Эриксоном этих предикатов связывания является отличным примером его способности применять собственные процессы моделирования клиента в следовании и ведении новых, выгодных для медицины, стоматологии или психотерапии, направлениях. Особенно в случаях наиболее сильных форм следования, неявных каузативов и причинно-следственных предложений, важным направлением является не логика, а принципы моделирования, которыми клиент организует свой
опыт. Особенно, поскольку клиенты применяют неявные каузативы и причинно-следственные связи как принципы в организации своих переживаний, Эриксон просто использует эти принципы моделирования для достижения трансовых целей.

Вторым типом предложений следования является описание текущего ненаблюдаемого опыта. Это может удивлять читателя как что-то парадоксальное.

Как это возможно - точно описать чье-то еще переживание, если это переживание не является наблюдаемым? Здесь мы сталкиваемся с изысканным чувством Эриксона в употреблении языка.

Он широко использует лингвистические принципы моделирования, чтобы представить клиенту серию предложений, которые смутно (неопределенно и двусмысленно) описывают его переживания, но для нетренированного уха звучат вполне определенно. Эриксон может сказать, например:
...вы можете осознать определенное ощущение...
*В этом томе мы различаем только три уровня связывания:
а) простое соединение;
б) неявные каузативы;
в) причинно-следственные связи.
Мы сознаем, что есть другие градации связывания в естественном языке, но ограничим себя этими тремя- Более тонкий анализ будет представлен в последующих томах. Эти паттерны составляют начало того, что мы называем ЕСТЕСТВЕННОЙ ЛОГИКОЙ
Клиент сидит здесь, ощущает голос Эриксона, определенно испытывает какое-то ощущение, и когда он слышит фразу Эриксона определенное ощущение, он понимает эту фразу, как будто она относится к одному из его настоящих
ощущений, благодаря чему это предложение является точным описанием текущего ненаблюдаемого переживания клиента. Эта фраза определенное ощущение неспособна выделить какое-то конкретное специфическое ощущение, посредством
чего она оставляет клиенту свободу прикрепить ее к любой части своего текущего опыта. О фразах, которые неспособны выделить специфические части опыта слушателя, говорят, что они не имеют референтного индекса.

Соответственно, используя фразы с ОТСУТСТВИЕМ РЕФЕРЕНТНОГО ИНДЕКСА, Эриксон оказывается способным успешно следовать клиенту.
Эриксон часто использует технику, которая близко соответствует технике отсутствия референтных индексов. Например, он может сказать;
...рассада помидоров может чувствовать себя хорошо...
Для многих носителей английского языка это предложение не является хорошо сформированным. Они обычно задерживаются на принятии заявлении о том, что рассада чувствует что-нибудь. До некоторой степени в их моделях мира только животные и люди могут чувствовать что-то;
заявлять, что рассада помидоров может чувствовать что-нибудь, значит нарушать то, что в лингвистике называется выборочными ограничениями. Когда клиент слышит это предложение с таким НАРУШЕНИЕМ ВЫБОРОЧНОГО ОГРАНИЧЕНИЯ, на него наваливается бремя конструирования какого-то другого значения для этой коммуникации. Наиболее частый результат его попыток придать смысл такому предложению в том, что он приходит к пониманию (бессознательно) такого предложения, как:
..бы (клиент) можете чувствовать себя хорошо...
Одна из наиболее мощных среди этих техник лингвистического моделирования - это ОПУЩЕНИЕ, случай, в котором часть значения / смысла предложения/глубинной структуры не имеет репрезентации в поверхностной структуре, то есть в актуальном предложении, которое говорится клиенту. Эриксон может, например, сказать:
...и продолжать удивляться... и действительно...
Предикат удивляться - это слово, которое описывает процесс чьего-то удивления чем-то. Однако, когда оно появляется в этой поверхностной структуре или предложении, то кто производит это удивление и кто этот не упоминаемый человек, который удивляется, - это не конкретизировано:
данные части значения (смысла) были опущены. Это оставляет недостаток информации для того, чтобы он был заполнен слушателем*.
*Некоторые формы опущения оставляют результирующую поверхностную структуру хорошо оформленной, то есть грамматически правильным предложением английского языка. Другие опущения результируют в
Лингвистическим процессом, близко соответствующим отсутствию референтного индекса и опущению, является феномен,который называется номинализацией. НОМИНАЛИЗАЦИЯ - это репрезентация процессуального слова - предиката - событийным словом -существительным. Например, Эриксон может сказать:
... определенное ощущение...
Это слово ощущение, как оно использовано в этой фразе, является именем существительным, хотя оно выведено из предиката, который содержит больше информации, ассоциированной с ним, а именно:
ощущать (кто-то ощущает; кто-то/что-то ощущается).
То есть, это слово ощущение является результатом лингвистического процесса номинализации - трансформации предиката ощущать в существительное. В процессе этой трансформации информация о том, кто ощущает и кто или что ощущается, исчезла.

Следовательно, референтные индексы ощущающего человека и то, что конкретно он ощущает, исчезли и результирующая номинализация максимально приемлема для интерпретации слушателем этого как предложения, которое применимо именно к его текущему переживанию.
Предикаты естественных языковых систем сильно отличаются по определенности (конкретизации). Например, предикаты:



Содержание  Назад  Вперед