Податливость к внушению


изображающих гипнабельного человека как личность слабую и склонную к подчинению.
Однако они не так уж удивительны, отмечает Л. Шерток. Он считает, что установки человека в отношении к другому человеку или группе определяют тип отношений, в которые он может вступить с гипнологом в ходе сеанса.
Если эти установки благоприятные, т. е. если испытуемый обладает открытым и общительным характером, значит, он не станет сопротивляться гипнотическому отношению и, следовательно, гипнозу.
Л. Шерток считает, что тест личности может служить косвенной мерой глубинных установок испытуемого в отношении гипноза, межличностных отношений и внушения. Установки испытуемого играют роль главного модулятора в наступлении гипнотического состояния.
Для того, чтобы он был загипнотизирован, он должен пойти навстречу гипнотизеру и принять гипноз.
Уровень тревоги: чем выше уровень тревоги, чем в большей степени выражена потребность получения помощи, тем больше податливость к гипнозу. Так, например, солдаты легче погружаются в глубокое состояние транса в тех случаях, когда они утомлены сражением, нежели тогда, когда вызванный боем шок прошел, отмечает в своих исследованиях Вулберг.
Индивидов, характеризующихся низким уровнем тревожности, можно без труда загипнотизировать, если они склонны к сотрудничеству.
Мотивация: отсутствие мотивации быть загипнотизированным снижает уровень внимания к соответствующим внушениям, а следовательно, и уровень податливости к гипнозу.
Религия: люди, следующие в тон или ином
периоде своей жизни строгим религиозным кодексам и связанным с ними более или менее принятым образом действий, обычно обнаруживают большую податливость к гипнозу, даже если они уже не трактуют правила поведения и религии столь ортодоксально.
Черты личности и невротические комплексы: не выявлено какой-либо связи между податливостью к гипнозу, с одной стороны, и каким-либо типом личности либо же классифицируемым невротическим комплексом, с другой. Вместе с тем, люди, выполняющие во сне автоматические действия, или те, у которых бывают неожиданные провалы в памяти, нередко оказываются способными к достижению сомнамбулической стадии гипноза.
Индивиды, наслаждающиеся тем, что они получают с помощью органов чувств, или же наделенные способностью к принятию на себя той или иной роли, как, например, артисты, отличаются большей податливостью к гипнозу.
В экспериментах доктора Хил-гарда показано, что наиболее податливы к гипнозу те индивиды, у которых в детстве были воображаемые друзья, те, кто много читает, склонен к приключениям, а также те, которые наслаждаются природой.
Он установил, что люди подозрительные, старающиеся сохранять определенную дистанцию или же обнаруживающие установку враждебности, характеризуются склонностью сопротивляться действию гипноза. Утверждение, что легче всего ввести в транс людей зависимого или истерического типа, не соответствует истине: некоторые из них поддаются гипнозу с большим трудом, хотя в литературе еще
встречается мнение, что они очень податливы к гипнозу.
Податливость к внушению: многие свидетельствуют о том, что люди, в высокой степени податливые к внушению, являются вместе с тем в большей степени податливыми к гипнозу. Эксперимент, направленный на проверку правильности этой гипотезы, был проведен Г. У. Шаффером из университета Джона Гоккинса.
Двадцать пять испытуемых были разделены на пять групп.
В первую группу вошли психически больные; вторая группа была сформирована из врачей и профессоров, третья из медсестер, четвертая из бизнесменов, а пятая из студентов. Обследовав испытуемых с помощью теста на податливость к внушению, Шаффер обнаружил, что 77 % испытуемых приняли не соответствующие истине внушения одного экспериментатора.
В группах студентов, медсестер и больных результаты были идентичными, тогда как в двух остальных группах чуть ниже. При этом оказалось, что индивиды, податливые к внушению, были загипнотизированы менее, чем за пять минут.
Что же касается испытуемых, которые не приняли внушения, то лишь один из них в последующем оказался податлив к гипнозу, и то лишь по истечении довольно длительного времени.

Когда Шаффер повторил этот же эксперимент, но с другими экспериментаторами, то обнаружил, что уровень податливости к внушению и гипнозу у испытуемых в значительной мере снизился.
Особенно интересным в данном случае был факт, что уровень податливости к внушению изменился с изменением экспериментатора. Этот эксперимент свидетельствует, что человек склонен принимать внушение,
исходящее от определенных лиц, и реагировать на него отрицательно в том случае, когда оно исходит от других людей.
Судя по результатам вышеуказанного эксперимента, обоснованным можно было бы признать положение, согласно которому более глубокий транс является более эффективным, чем транс легкий, поверхностный, и что эффективность терапевтических внушений оказывается наибольшей при достижении сомнамбулического транса. Однако клиническая практика не подтверждает правильности этого мнения.
Когда мы имеем дело с решением той или иной эмоциональной проблемы, то вынуждены принимать во внимание и другие факторы, а не только глубину гипнотического состояния, в которое можно ввести пациента.
В силу очень многих причин клиент может не хотеть избавиться от своего невроза или же от соответствующих симптомов, парализующих его психическую жизнь, независимо от того, насколько мучительны те или иные проявления. Внушение даже в глубоком гипнотическом трансе может оказать весьма незначительные корректировочные действия.
Это сопротивление необходимо преодолеть, воздействуя на сознательный уровень психики; лишь после этого у пациента появятся те или иные признаки улучшения состояния здоровья.
Л. Шерток и другие авторы также считают, что невротики, как правило, меньше поддаются гипнозу, чем здоровые люди.
Больные с резко выраженной истерией не поддаются гипнозу. Повышение внушаемости и гипнабельности может быть показателем восстановления психического здоровья.
Многие ученые пришли к выводу, что
глубокий транс не всегда обеспечивает сокращение периода лечения. Обобщая, можно сказать, что не существует никакой связи между глубиной транса и эффективностью терапевтических внушений.
Так происходит потому, что мы имеем дело с рядом обстоятельств, которые либо противодействуют, либо усиливают друг друга, облегчая или препятствуя влиянию внушения.
Во-первых, степень податливости к внушению у отдельных клиентов различна. У некоторых индивидов в глубоком трансе она является большей, чем у других, находящихся в глубоком трансе.
Податливость к внушению может изменяться и у одного и того же клиента, в зависимости от его актуального эмоционального состояния, интенсивности тревоги и типа защитных механизмов.
Податливость к внушению также находится в зависимости от отношения клиента к гипнологу.
Порой клиент сопротивляется внешне совершенно “невинному” внушению, исходящему от определенных гипнологов, тогда как внушение, идущее от других, принимает даже тогда, когда оно вызывает сильную тревогу и требует чрезвычайных физических и интеллектуальных усилий. Интересно, что хотя вполне возможно, что пациент будет принимать все более сложное внушение по мере погружения во все более глубокий транс, случается так далеко не всегда.
Дело в том, что пациент может быть способен действовать в соответствии с внушением, которое требует изменения сложных установок внутреннего характера, но может также сопротивляться такому внушению или же выйти из транса, если оно приводит к конфликту. Действительно, клиент, погруженный в глубокий транс, может усмотреть в нем
опасность для своих защитных механизмов. Вследствие этого в тот момент, когда он испытает пусть даже самую слабую тревогу, он может заблокировать дальнейшие внушения с тем, чтобы избежать опасности, поскольку боится того, что позже уже будет не в состоянии эффективно ей противодействовать.
Поскольку в неглубоком трансе он чувствует себя в безопасности благодаря действию собственных защитных механизмов, он может позволить себе подчиниться внушениям, которые вызывают значительно более сильную тревогу, чем то внушение, которое он мог бы принять в более глубоком трансе.
Во-вторых, существуют терапевтические процедуры, которые легче использовать в состоянии поверхностного, а не глубокого гипноза, в основном, тогда, когда не возникает потребность преодоления защитных механизмов клиента или же исследования зоны глубокого конфликта. Так, например, поверхностный или промежуточный по глубине транс оказывается наиболее эффективным в тех случаях, когда цель лечения заключается в расслаблении, освобождении от напряжения, восстановлении контроля над симптомами патологии, усилении мотивации, формировании чувства безопасности, преодолении чувства оправданности поведения защитного характера и направлении мыслей больного в другую сторону.
Сомнамбулический транс бывает необходим тогда, когда главным является достижение амнезии, как, например, в случаях формирования экспериментальных конфликтов для достижения исследовательских целей или же для передачи сложных постгипнотических внушений. Порой такой транс может быть полезен и при исследовании



Содержание  Назад  Вперед